Об особенностях влияния кризиса на российские компании спрашивать вполне логично у эксперта, на протяжении многих лет изучающего ИТ-рынок и не понаслышке знающего специфику работы ИТ-руководителя. Именно поэтому мы обратились к Андрею Короткову, заведую

Он занимал различные должности, связанные с ИТ, как в коммерческих, так и в государственных организациях, и известен как один из ведущих идеологов внедрения современных информационных технологий в практику государственного управления и управления бизнесом.

Насколько сильно в результате кризиса может пострадать отечественный ИТ-рынок?

Об ИТ-рынке в целом говорить всегда непросто. Даже в самые безбедные времена какие-то его сегменты показывают сумасшедшие взлеты, а какие-то либо топчутся на месте, либо стагнируют. Если говорить об уровнях продаж в абсолютных величинах, то они в новом году недостижимы и вряд ли достижимы в обозримом будущем.

Этому есть несколько объяснений. Во-первых, применяемая метрика — деньги — номинально оставшись прежними, фактически станут новыми. Будут нужны коэффициенты пересчета старых, докризисных денег в новые, послекризисные. Во-вторых, рушится модель общества потребления — основа основ «старого капитализма». Факт налицо: кризис финансовый и экономический вытекают из кризиса доверия. А кризис доверия возник во многом по причине бесперспективности модели безудержного потребления.

Если же говорить о перспективах отечественного ИТ-рынка, то компании, как и в других отраслях, разделятся на две группы. Если предприятие взяло много «плохих» кредитов, инвестиции направлены на недостижимые цели (а 40% бизнеса завязано на «откаты»), оно обречено, вне зависимости — металлургия это, транспорт, торговая сеть или ИТ. Чем более «нагло» вел себя менеджмент таких предприятий, тем больше шансов лишиться всего. Государственной помощи на всех не хватит, и уж точно ее не хватит на ИТ. Ряд предприятий, в которых перепродажа оборудования и программного обеспечения составляла значительную долю бизнеса, пострадают очень сильно. Те же, у кого большая часть прибыли формировалась за счет «интеллектуальности» и услуг, будут и дальше успешно развиваться, причем выйдут на мировой рынок.

Действия большинства предприятий вполне очевидны: они выжидают. Как вы думаете, такие действия верны?

Сектор ИТ стоит в самом конце «пищевой» экономической цепочки. Кому нужны ИТ, если рушится основной бизнес? Кто будет платить за то, что не сулит немедленной отдачи?

Нынешняя ситуация спровоцирована тем, что у большинства предприятий в конце года не сформированы бюджеты 2009 года. И это объяснимо: нет прогноза курса валют, инфляции, базовых макроэкономических показателей. Тому, что публикуют сегодня официальные источники, мало кто верит.

В самых разных качествах и на разных позициях я был потребителем информационных технологий и услуг. В этом смысле министерство, банк, университет не очень отличаются друг от друга. Но как квалифицированный пользователь, я точно знаю, что день остановки информационных систем на транспорте, в банковской сфере, на производстве или в цепочках поставок станет предпоследним днем существования государства. Думаю, в понимании такой возможности поставщики ИТ-продуктов и их пользователи непременно найдут приемлемый компромисс.

Что можно порекомендовать в сложившейся ситуации ИТ-руководителям компаний?

ИТ-директор должен «спуститься на землю» с технологических высот. Идти к тем, кто принимает решение по бюджету, равно как и к сидящим рядом пользователям. Вместе с ними многократно пересмотреть приоритеты. Отложить внедрение всех систем, без которых можно продержаться месяц, три месяца, полгода. Договориться с бизнесом о том, чтобы принять в эксплуатацию все, что можно признать годным к эксплуатации. Наметить пошаговые планы действий. Научиться довольствоваться малым во имя сохранения главного — устойчивого развития предприятия.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF