Лига независимых экспертов (ЛИНЭКС) известна самобытными взглядами на отечественный ИТ-рынок. Бывали случаи, когда ее оценки существенно отличались от мнения других аналитических организаций. Поделиться своим мнением мы пригласили председателя совета ЛИНЭ

Мнения аналитиков относительно перспектив отечественного ИТ-рынка расходятся, прогнозы самые разные: от слабого роста до сжатия рынка. Какой точки зрения придерживаются в ЛИНЭКС?

Действительно, оценки разнятся очень сильно, причем не только количественно, но и качественно. Качественные отличия в сценариях развития событий на ИТ-рынке просто поражают. Чтобы понять, насколько различны могут быть подходы, которые и определяют причины столь неодинаковых оценок, необходимо посмотреть на рынок с разных точек зрения.

С глобальной точки зрения российская экономика должна продолжить рост, пусть и замедленный. Это означает, что рецессии в экономике нет, а значит — потребность в ИТ сохранится. Разумеется, отрасль ИТ не повторит прошлогоднего роста на уровне 25—30%, но спада в ней не будет. На этой позиции, которая вполне имеет право на существование, стоят многие западные аналитики.

Если же фокусироваться на самом российском ИТ-рынке, то можно увидеть как минимум три негативных фактора: его незрелость в сравнении с западными рынками, его иную структуру, а также низкую степень инновационности.

Низкая зрелость свидетельствует о том, что ИТ не слишком сильно встроены в бизнес предприятий. Это означает, что наш рынок имеет гораздо больше шансов на падение, чем в развитых странах. Когда ИТ вплавлены в бизнес-процессы, расходы на них довольно сложно урезать, а еще сложнее вовсе отказаться от чего-либо. А когда предприятие считает технологии не слишком важными для своей деятельности, шансы на сокращение ИТ-бюджета многократно возрастают.

Не менее важным фактором являются структурные различия. В структуре рынков западных стран наибольшая доля принадлежит услугам. Программному обеспечению принадлежит доля поменьше, а аппаратному — еще меньше. Российский рынок, как известно, формируется из этих сегментов с точностью до наоборот. Между тем в тяжелые времена первыми под сокращение попадают расходы, связанные с «железом». Услуги — тоже, но с некоторым запаздыванием — примерно в полгода. Таким образом, с данной точки зрения наш рынок также должен оказаться в проигрыше.

Низкая инновационность означает подавляющее доминирование в ИТ-бюджетах расходов на поддержку имеющихся систем. ИТ-затраты подразделяются на те, которые направлены на текущие операции (поддержка, сопровождение, обновление версий) и те, которые отведены на новые проекты. На Западе пропорция между ними составляет примерно 70:30 или 75:25. У нас же на поддержку существующих средств уходит до 90% ИТ-бюджета. В результате отказ зарубежных компаний от новых проектов сразу даст им экономию 20—30% ИТ-бюджета. Российским компаниям в этом плане придется гораздо тяжелее.

В итоге получается, что падение российского рынка ИТ должно стать более болезненным, нежели за рубежом.

Аналитический центр REAL-IT отслеживает число заключенных контрактов в области ИТ. Уже на протяжении пяти месяцев, начиная с июля, число подписываемых контрактов падает. До июля наблюдался существенный подъем. Разумеется, снижение числа подписанных контрактов скажется на выручке компаний в 2009 году. Пытаться более точно прогнозировать течение кризиса на российском ИТ-рынке — бессмысленное занятие, потому что все зависит от ситуации в российской экономике в целом, а сценарий ее развития неизвестен.

Каковы же наиболее вероятные сценарии развития экономической ситуации?

Будущее экономики зависит от двух параметров: длительности рецессии в развитых странах, и в первую очередь — в США, и страха, охватившего людей. Для большинства экономистов очевидно, что до окончания кризиса в США и роста производства в Китае потребность и в нефти, и в металлах будет ограниченной. До этого момента российская экономика будет находиться в провале, в который постепенно скатывается: цены на основные экспортные продукты не повысятся. Длительность американской рецессии — это такой фактор, на который никто из нас повлиять не может. Нам остается только наблюдать и ждать ее окончания.

Фактор страха, с одной стороны, понятен, а с другой — нет. От многих аналитиков исходит мысль, что серьезный кризис еще не наступил, а страхи уже растут. Между страхами и кризисом существует двусторонняя связь: в тот момент, когда страхи населения перейдут определенную черту, начнется полномасштабный кризис.

Можно выделить действия российских властей, направленные на снижение страхов. Не замечать и замалчивать кризис — это в какой-то степени верная стратегия, хотя она может кого-то и раздражать. Разумеется, если доходить до обмана, то нужно обманывать довольно искусно, ибо неумелое вранье страхи только подогревает.

Другое направление деятельности правительства — «залить деньгами» предкризисную экономику — вряд ли является правильным. Если кризис будет длиться дольше года, то у Центробанка просто кончатся деньги, аккумулированные в стабилизационном фонде.

Может ли случиться, что кризис окажется для российского ИТ-рынка полезным?

Это зависит от того, как будут реагировать на происходящее основные действующие лица: поставщики и потребители товаров и услуг, а также государство. В случае верной стратегии кризис может нести и пользу.

Например, для ИТ-директоров наиболее животрепещущим вопросом является защита ИТ-бюджета. Самый простой способ решения проблемы для совета директоров компании — поставить ИТ-руководителя перед фактом о сокращении финансирования. В этой ситуации можно смириться и попытаться работать в предложенных условиях, а можно попытаться объяснить людям, от которых зависит принятие решений, как минимум две вещи. Во-первых, в России ИТ-бюджеты сами по себе очень маленькие. Если в развитых странах они могут составлять 5—7% общего бюджета, то у нас он редко достигает 1%. Скажем, сокращение бюджета на 30% даст тот же эффект, что и незначительное снижение фонда заработной платы. Между тем очевидно, что зарплаты все равно придется урезать, причем на гораздо больший объем. Дополнительное сокращение зарплат в пользу сохранения ИТ-бюджета просто не почувствуется.

Если же ИТ-бюджет будет значительно урезан, то это означает отказ от всех новых проектов и отсутствие перспектив на будущее (кризис рано или поздно завершится). Место компании на начинающем подъем рынке будет зависеть от инвестиций, совершаемых сейчас. Кроме того, сокращение более чем на 10% повлияет и на операционную часть ИТ-бюджета, направленную на поддержку текущей деятельности. В конечном счете придется отказаться от способов снижения затрат с помощью ИТ, например, развития проектов ERP или CRM.

Второй аспект, требующий разъяснения: необходимо доказать, что ИТ — действительно одно из лучших средств оптимизации расходов. Все западные руководители согласны с этим, но для наших директоров правильность данного утверждения неочевидна.
Способов доказать существует огромное количество. Не можете доказать сами — попросите помощи у консультантов. Это лучшая мировая практика: на сегодняшний день никто не придумал более эффективного способа сокращения затрат, чем использование информационных технологий. Именно из-за этого ИТ находят все более широкое распространение, и в западных странах ИТ все сильнее сливается с бизнесом, даже появился термин «бизнес-технологии».

От позиции ИТ-директоров, от готовности отстаивать ее перед руководством, будет зависеть, как скажется мировой кризис не только на ИТ-рынке, но и на отечественной экономике после завершения рецессии.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF