Руководство нашей компании приняло решение воспользоваться услугами аутсорсинга по безопасности

И это произойдет, хотя я лично — против. Поскольку считаю, что когда перестает охраняться королевская казна, следует ожидать неприятностей. Но помимо рассуждений о том, как все это отразится на безопасности компании, такое решение также означает, что придется расстаться с некоторыми лучшими сотрудниками. Заметьте, не потому что они плохо работают, а потому что какой-то бухгалтер в финансовом отделе составил калькуляцию себестоимости, в которой утверждается, что с помощью аутсорсинга можно сэкономить.

Жаль, что эти бухгалтеры не берут на себя выполнение моих обязанностей в такие моменты. Сидя в своих маленьких уютных кабинетах, они не понимают смысла работы службы безопасности. Безопасность для них — всего лишь цифры, и ничего более. Поврежденное оборудование, порнографический спам, «охотники за головами» — для них все это цифры. Они считают, что содержать штат сотрудников слишком дорого, их нужно уволить, а лучше пригласить незнакомых людей, которым можно меньше платить, по крайней мере, это следует из отчета.

Мне хочется сказать им: «Конечно, можно нанять людей со стороны. Но где еще найти такую преданность?» Сотрудники финансового отдела лишь озадаченно уставятся на меня, вот и все.

Я не представляю, в какую графу отчета по окупаемости инвестиций можно внести преданность, верность и готовность при необходимости работать дополнительно. Совершенно точно — все это мы потеряем в один момент.

Люди из нашей службы безопасности — те самые, что работали и беспокоились во время выходных, когда возникали проблемы, связанные с безопасностью. Те, которые готовы были отдать себя, лишь бы спасти компанию, когда кто-то взломал наши системы и перепутал все клиентские записи. Именно они верили в нашу компанию. Мы были одной семьей.

Принимается ли во внимание хотя бы что-нибудь из вышеперечисленного при составлении отчета по окупаемости от инвестиций? Конечно, нет. О, совсем забыл! Предполагается, что можно получить от аутсорсинговой компании какие-то дополнительные услуги, но только за дополнительную плату. Большую часть их сотрудников мы не увидим, потому что преданность делу у производителя услуг совсем не такая, как у наемного работника. Итак, сотрудники нашей службы безопасности проиграют, но — давайте взглянем правде в лицо — фирма тоже окажется в проигрыше потому, что невозможно от аутсорсинговой компании добиться той же верности, какую можно найти в наемном работнике.

Между прочим, сотрудникам финансового отдела не придется смотреть людям в глаза и говорить, что последние десять лет их упорной работы ничего не значат. Нет, они все цифры подсчитывают, а потом выдают «результаты» на основе проведенного «анализа».

Статистика и я всегда расходились во мнениях. Думаю, всегда можно найти цифры, которые о чем-нибудь говорят. Особенно если их как следует подогнать. Известно, что с помощью цифр можно легко заставить все что угодно выглядеть лучше.

Один из моих друзей — менеджер крупной нефтяной компании — получил степень магистра по математической статистике. Как-то раз я поинтересовался, что толкнуло его на получение именно такого диплома. Он улыбнулся и ответил: «Я понял, что с помощью статистики могу убедительно обрисовать любую ситуацию».

Позже стало ясно, насколько он прав. Любой отчет по окупаемости от инвестиций можно заставить «работать» по задуманному сценарию и поддерживать то, что нужно. Но я могу и ошибаться.

Размышляя о том, как ценно умение совершать сложные математические расчеты, я ожидаю «приятных» последствий аутсорсинга. А 50 лет неоценимого опыта — пять человек, проработавшие в нашей компании в среднем по 10 лет каждый — будут искать работу в другом месте (у наших конкурентов?).

Большую часть этого опыта невозможно возместить за счет услуг аутсорсинга, как бы ни была хороша компания, их предоставляющая. Эти наши пять сотрудников помнят обо всех хакерских атаках, которые случились за это время. Они знают, что мы делали для того, чтобы остановить эти атаки, и для того, чтобы подобное не повторилось. Они разбираются в большинстве вопросов, связанных с менеджментом, в бюджетных проблемах, корпоративных «фишках». Они представляют, сколько сил нужно потратить на то, чтобы распространить информацию, касающуюся безопасности, во всех отделах компании. Они пользуются доверием других сотрудников, и только они могут навести порядок в хаосе, который возникает в процессе работы. И их заменят людьми со стороны. Причем людьми, для которых неполный рабочий день — это нормально.

Забавно, что я не столько беспокоюсь о том, насколько качественно аутсорсинговая компания будет выполнять свою обычную работу, все эти технические штуки. Компания, к которой мы обратились за услугами, имеет все необходимые сертификаты и соответствующий опыт в этой области — и замечательный послужной список. Я его тщательно проверил. Уверен, что они справятся с технической стороной дела и все будет нормально работать. Не это меня заботит.

Действительно волнуют маленькие внутренние проблемы, о которых человек со стороны не может знать.

Недавно читал одну статью, в которой рассказывалось, каким долгим было расставание крупной компании — производителя супов — с шеф-поваром — экспертом, досконально разбиравшимся во всех технических трудностях приготовления и всех тонкостях рецептов. Повар очень хотел уйти на пенсию, поэтому компания создала специальную экспертную систему для того, чтобы успеть позаимствовать у него как можно больше профессиональных знаний. Два года спустя повар по-прежнему работал в этой компании полный рабочий день, но уже в качестве консультанта, потому что сотрудникам экспертной системы все еще не хватало тех знаний, которые он накопил за 40 лет работы. Компания поняла, что если потеряет эти знания, то может очень из-за этого пострадать.

Мы в своей организации собираемся сделать то же самое. Только у нас нет уже построенной экспертной системы для сохранения знаний и опыта. Более того, мне также сообщили, что у нас не будет средств для того, чтобы снова нанять своих бывших сотрудников, если что-то пойдет не так. Так, если что-то случится, то нам нечем будет залатать дыры. Даже курильщики, пытающиеся бросить курить, могут прилепить на себя специальный пластырь. А мы и этого не имеем.

Я разговаривал со своим коллегой из другой компании, пользовавшейся услугами той же аутсорсинговой фирмы, которую выбрали мы. Она подтвердила, что эта контора компетентная и свою работу выполняет качественно. На вопрос о потере базы знаний она, на секунду замолчав, потом, понизив голос, ответила, что уход людей, которые знали как обеспечить правильную работу службы безопасности, нанес серьезный ущерб производительности их компании.

Она сказала также, что ни один из известных ей отчетов по окупаемости от инвестиций не мог объяснить все дополнительные расходы, на которые им пришлось пойти в попытке компенсировать потерю квалифицированных и знающих сотрудников. Сотрудников, которые работали день и ночь, чтобы «удержать крышку на кипящей кастрюле», которой, по сути, является ее компания. Если взять реальные цифры и сложить их, добавила она, то аутсорсинг выходит дороже, чем своя собственная служба безопасности.

Я поинтересовался, что произошло, когда был поднят этот вопрос. Она ответила, что никто не хотел об этом говорить или выслушивать плохие новости. И точка. Решения уже были приняты, и не было смысла заводить разговор, пока вся затея не окажется провальной, а это выяснится только через пять лет, когда истечет срок договора на предоставление аутсорсинговых услуг.

Сложно это отрицать, но мое личное отношение к этому делу становится все хуже и хуже. Конечно, от меня ожидают сотрудничества со специалистами из финансового отдела, которые разработали весь этот план. И мне придется быть с ними любезным, иначе не будет заказов на поставку, подписанных подрядчиком на незапланированное время. Не будет изменений в договорах, указывающих на то, что подрядчик должен выполнить дополнительную работу. И не будет утвержденных отпускных, которые они забыли указать в «своем» плане.

Можете быть уверены — ни одна из затрат такого рода не будет упомянута в отчете о реструктуризации, который составляют наши финансовые гении. Вместо этого они получат свои повышения и продвижения по службе и будут продолжать высчитывать, какой бы еще отдел компании окатить холодной водой.

Вполне вероятно, меня уволят через месяц-другой, когда их план не сработает и срочно нужен будет козел отпущения. Или, может быть, я останусь здесь, чтобы стать экспертом по управлению аутсорсинговыми услугами. Полагаю, что мог бы управлять всеми видами аутсорсинга, если действительно стал в этом специалистом: поставки, ИТ, управление кадрами, финансы... гм...

Между тем, я не способен обеспечить корректное выполнение всей работы, имея в наличии только сотрудников аутсорсинговой компании. Я имею в виду, что эта компания компетентна во многих областях, но она не сможет помочь нам в очень важных вопросах вроде развития корпоративной политики безопасности, развития судебной практики, связанной с защитой профессиональных интересов, взаимодействия с другими отделами, тренингов по безопасности и так далее. Нет, я теперь один в ответе за все это.

Но завтра наступит новый день.

А сегодня мне нужно в кадровом отделе получить документы на сотрудников, которым приходится от нас уходить. Я всегда думал, что самой большой ценностью компании являются люди. Наверное, я ошибался. Выходит, что в моей компании самая большая ценность — это бухгалтер, который думает, что знает как сделать службу безопасности рентабельной. Я уверен, он сможет внести свою лепту, когда потребуется помощь при очередной атаке хакеров.

Эта статья написана анонимно руководителем отдела безопасности крупной корпорации. Читательские отклики отправляйте по адресу cio@osp.ru.

Anonymous. Why outsourcing won?t work. CSO, Issue №3, March 7, 2003.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями