.

HP покидает поле боя

В середине августа прозвучал ряд сенсационных заявлений от компьютерного гиганта Hewlett-Packard (НР), по непонятной причине сопровождавших вполне достойные финансовые показатели компании за квартал. Компания заявила о намерении приобрести разработчика корпоративных поисковых программных технологий Autonomy за 10,3 млрд долл. и прекратить продажу смартфонов и планшетов TouchPad на базе WebOS, а также о рассмотрении вопроса продажи или выделения бизнеса персональных компьютеров. Другими словами, HP идет по стопам IBM.

Как ни странно, внимание прессы в первую очередь привлекло заявление, касающееся WebOS. Однако два других сообщения гораздо более значимы. HP пытается осуществить то, что ранее сделала IBM, а именно переориентироваться в качестве поставщика корпоративного программного обеспечения и услуг. Наиболее шокирующей новостью, возможно, является намерение компании отказаться от своего бизнеса персональных компьютеров. В момент, когда было сделано это заявление, компания являлась производителем компьютеров номер один в мире — ежеквартально она продавала значительно больше устройств, чем ближайший конкурент, Dell. По данным IDC, HP контролирует 18% мирового рынка компьютеров, тогда как Dell — лишь 11%.

В чем же смысл ухода? Подобно General Motors, HP — большая компания, имеющая значительные накладные расходы при производстве любого продаваемого физического продукта, тогда как рынок персональных компьютеров — это рынок дешевых потребительских товаров, за исключением продуктов компании Apple, прочно укрепившейся в качестве единственного поставщика компьютеров профессионального уровня. Деятельность HP на территории Apple ознаменовалась двумя неудачами: клиенты проигнорировали линейку продуктов Envy — дорогостоящую имитацию MacBook, а попытка повторить успех iPhone и iPad с помощью приобретения Palm год назад оказалась еще менее успешной: в обзорах состояния рынка смартфоны на базе WebOS Palm попали в категорию «прочие», не оставив сколько-нибудь заметного следа. В сравнении с ними даже Windows Phone выглядит сильным игроком.

Бизнес персональных компьютеров HP характеризуется головокружительными доходами (40,7 млрд долл. за предыдущий финансовый год) при относительно малой прибыли (2 млрд долл. за тот же период). В то время как более мелкие производители компьютеров, такие как ASUS, Acer и Samsung способны преуспеть на этом рынке, HP здесь не сильна. Невольно задумываешься, не станет ли следующей компания Dell, в настоящее время также предлагающая компьютеры и корпоративные услуги. Будем, однако, честны: месяц назад мало кто задавал себе подобный вопрос, и уход ведущего производителя компьютеров — ошеломляющее известие.

Последствия этого события напрямую затрагивают Microsoft, для которой HP была не просто крупнейшим партнером, но и ближайшим соратником, повсюду следовавшим за своим компаньоном. При появлении на рынке продуктов Microsoft компания НР всегда выпускала соответствующее оборудование. Это была абсолютная корпоративная взаимозависимость, которую можно проследить по перечню забытых продуктов Microsoft — от Pocket PC и Windows Mobile до Media Center и Tablet PC.

В лучших традициях «мудрости задним числом» следует, однако, признать, что все это можно было предвидеть. Из всех возможных вариантов HP приобрела именно неблагополучную компанию Palm, пообещав развернуть ее WebOS не только на смартфонах, но и на планшетах и, представьте себе, даже на персональных компьютерах. Это правда: HP планировала выпускать компьютеры для пользователей и предприятий с двойной загрузкой Windows и WebOS Palm, конечно предлагая возможность выбора, но при этом нанося ощутимый удар по долгосрочной стратегии Microsoft.

Тогда этот план представлялся любопытным, но он так и не был осуществлен и выглядел скорее фантастическим. Однако теперь понятно, что неудачный эксперимент HP с WebOS и плохо покупаемым и никого не заинтересовавшим планшетом TouchPad на базе WebOS следовало рассматривать как «тревожный звонок». Крупнейший и ближайший партнер Microsoft приобретал собственную платформу, чтобы иметь возможность выйти из тени Microsoft и предложить клиентам собственные программные и аппаратные решения. Вероятно, компания уже давно планировала коренное изменение стратегии. Интересно отметить быстроту перехода к уничтожению WebOS и компьютерного бизнеса, ведь TouchPad пробыл на рынке всего лишь пару месяцев. Очевидно, что HP всерьез настроена на перестройку.

У клиентов HP много вопросов и мало ответов. Подразделения WebOS и компьютерный бизнес HP могут быть выделены в самостоятельные компании либо проданы другой стороне. В частности, по слухам, ранее в нынешнем году о приобретении этого бизнеса вела переговоры компания Samsung. Можно предположить, что HP, подобно IBM, продолжит поддержку своих продуктов и, также подобно IBM, будет перепродавать компьютеры той компании, которая приобретет этот бизнес.

Тем не менее уход HP из сектора персональных компьютеров и с широкого потребительского рынка меняет все не только для Microsoft, но и для многих других компаний, пытающихся конкурировать на этих рынках. Для успешных игроков, таких как Google с продуктами и услугами на базе Android и Apple с iOS (iPhone, iPad), уход HP подтверждает правильность их ориентации на продукты и услуги эры «пост-PC». Для других крупных производителей — Dell и, может быть, Lenovo — поступок HP, возможно, представляет собой то, что они сами рассматривают как вариант поведения. Что же касается более мелких игроков, то HP дает им шанс предпринять новые действия на рынке компьютеров категории «постнетбук».

Помимо проводившегося ранее сравнения с GM, параллели с рынком автомобилей напрашиваются постоянно. Подобно тому как сегодняшние Hyundai, Kia и Smart были бы немыслимы для американского покупателя 30 лет назад, идея о том, что персональные компьютеры Acer, ASUS и Samsung могут сегодня стать ключевыми фигурами, была бы невероятной для покупателей первых компьютеров. Времена меняются!

Google, Android и Motorola

Сенсационным сообщениям HP, сделанным в конце лета, предшествовала обостряющаяся патентная перепалка в мобильной отрасли, которая, казалось, должна была вовлечь Apple, Google, Microsoft, RIM и других игроков в открытую полномасштабную войну. Однако затем компания Google приобрела производителя телефонных аппаратов Motorola Mobility, не ради самих телефонов, а ради патентов. Это событие открыло перед мобильной индустрией перспективу скрытой вражды между упомянутыми компаниями в стиле «холодной войны».

Сложно сказать, как до этого дошло, однако можно предположить такой вариант: по мере неизбежного перехода с традиционных компьютеров на мобильные устройства, такие как смартфоны и планшеты, игроки, желающие иметь вес на новом рынке, то есть производители платформ, такие как Apple, Google и Microsoft, а также поставщики аппаратного обеспечения (HTC, LG, Samsung), перепродающие эти платформы, не стесняются в средствах. Поэтому, вспоминая заявление исполнительного директора Apple Стива Джобса, анонсировавшего первый iPhone, о том, что все запатентовано, можно сказать, что часто главный козырь в кармане любой компании — это патенты, защищающие их изобретения.

Патенты используются по-разному, однако чаще всего в режиме кросс-лицензирования, когда из двух компаний каждая предоставляет право на использование своей интеллектуальной собственности другой стороне. Компании, нарушающей патентные права, угрожает преследование в судебном порядке. Как ни странно, до суда дело дошло лишь в немногих случаях, и всегда существуют знатоки, утверждающие (но на самом деле не знающих определенно), что многие патенты могут быть признаны недействительными, если их проверить в правовой обстановке. Однако эти вопросы, как и внесение изменений в патенты, не относятся к нашей теме: патенты являются частью бизнеса, так что это также среда, где компании должны конкурировать.

Посмотрим на Google: сетевой гигант имеет колоссальный приток денежных средств благодаря успешной рекламе, подпитывающей поисковую систему компании, практически ставшую монопольной. В качестве резкого старта в мобильной индустрии компания выбрала бесплатное распространение своей мобильной операционной системы Android, вместо того чтобы взимать плату за единицу лицензирования, как, скажем, делает Microsoft. Эта стратегия имеет свои плюсы и минусы (опять же тема для другой дискуссии), но результат бесспорен: сегодня доля Google на рынке смартфонов составляет 43% — головокружительный рывок по сравнению с 17% годом раньше. Лидерство компании по отношению к Apple и другим производителям смартфонов растет день ото дня.

Некоторые, в том числе и я, считают, что Google идет по стопам Microsoft в отношении опыта антимонопольных разбирательств, используя свое доминирующее положение на одном рынке (в данном случае поиск/реклама) для вывода еще одного бесплатного продукта (в данном случае Android) на новый рынок. Главное, однако, что Google никогда не учреждала портфеля патентов для своих продуктов для мобильной индустрии. До нынешнего года другие игроки на рынке смартфонов, желающие лицензировать свои технологии, не угрожали Google претензиями в нарушении патентных прав, хотя Android явно нарушает таковые в отношении многочисленных мобильных продуктов.

Вместо этого такие компании преследуют, например, HTC, Motorola и Samsung, которые продают телефоны на базе Android. Стратегически это имеет смысл, поскольку эти более мелкие компании, в отличие от Google, не могут позволить себе многолетних судебных разбирательств. Однако это также позволило Google продолжить продвижение Android на рынке и укрепиться, хоть и, возможно, несправедливо, в позиции рыночного лидера.

Таким образом, в этом году мишенью стала Google. Когда Apple, Microsoft, RIM и другие компании приобрели портфель патентов Nortel за 4,5 млрд долл., Google выразила протест, жалуясь правительству США, что указанная группа компаний объединилась с целью использования этих патентов в качестве «дубинки», чтобы заставить Google платить.

Конечно, план был именно таким. Поэтому в августе сама Google заявила о покупке Motorola Mobility за 12,5 млрд долл., что означает приобретение производителя аппаратной платформы Android (а это несколько испортит взаимоотношения Google с другими партнерами). Однако Motorola представляет большой интерес из-за 17 000 патентов, многие из которых относятся к мобильной индустрии.

С этим приобретением Google наконец-то получает необходимую патентную защиту для Android. Это позволит компании избежать возможных обвинений со стороны Apple, Microsoft или других компаний в нарушении патентных прав, тем более что высока вероятность того, что эти компании сами нарушают патентные права Motorola на мобильные продукты. И зачем обращаться в суд, если можно прибегнуть к кросс-лицензированию?

Все это означает для потенциальных пользователей обсуждаемых устройств, что туча, нависшая было над Android, теперь рассеялась. Конечно, у Android есть и другие проблемы, связанные с фрагментацией версий операционной системы и т. д. Но теперь маловероятно, чтобы компании Apple удалось блокировать продажу устройств Android в целом (эта стратегия в настоящее время используется компанией Apple в отношении компании Samsung — обладателя лицензии на Android в Европе). Это означает, что Android и iPhone, вероятно, продолжат делить 60% рынка, уступая оставшуюся часть аутсайдерам, таким как RIM BlackBerry и Microsoft/Nokia Windows Phone.

Не думаю, чтобы компания Google намеревалась сделать что-либо интересное с телефонным бизнесом или другим оборудованием Motorola (компания также изготовляет телекоммуникационные устройства), поскольку это создало бы излишнее напряжение для партнеров Google и могло бы привести к ослаблению позиций Android. Можно предположить, что Google как можно быстрее выделит или продаст аппаратный бизнес Motorola. Замечу, что продажа Motorola, если она будет разрешена регулирующими органами, состоится не раньше 2012 года.

Поль Тюрро (thurrott@windowsitpro.com) — редактор новостей в Windows IT Pro. Готовит еженедельные выпуски для Windows IT Pro Update (www.windowsitpro.com/email) и ежедневные выпуски новостей Wininfo

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF