Прошло чуть больше года с тех пор, как бывший топ-менеджер Microsoft Пол Моритц заменил Дайану Грин на посту президента и главного управляющего VMware, и надо сказать, что новый руководитель весьма оперативно произвел реорганизацию компании. Он укрепил систему партнерских связей VMware и упростил структуру управления. Вслед за Моритцем в VMware перешла целая группа его бывших коллег по Microsoft, в числе которых Марк Луковски (входивший в состав первой команды разработчиков Windows NT), главный операционный директор Тод Нилсен (бывший вице-президент группы платформ корпорации Microsoft), а также исполнительный вице-президент и директор по развитию Ричард Маканифф (бывший вице-президент подразделения Microsoft Office). Кроме того, Моритц помог сформулировать более четкое представление о дальнейших путях развития компании, опирающееся на ее достижения в области виртуализации и ориентированное на завоевание прочных позиций в получившей бурное развитие сфере облачной обработки данных.

За последнее десятилетие компании VMware удалось добиться неоспоримых успехов, но сейчас она подвергается жесткому давлению со стороны конкурентов. Продолжает совершенствовать свои средства виртуализации корпорация Microsoft; в системе Windows Server 2008 R2 реализована долгожданная функция Live Migration, сопоставимая с разработанной VMware превосходной технологией vMotion. Компания Oracle приобрела двух поставщиков платформ виртуализации, Virtual Iron и Sun Microsystems, а компания Citrix продолжает работу над своими продуктами XenServer, XenApp и XenDesktop.

В ходе беседы с Полом, которая состоялась в прошлом году на выставке VMworld 2008, я спросил его о том, как он намеревается удерживать VMware на шаг впереди Microsoft. Вот что он ответил: «Когда конкурируешь с Microsoft, нужно сделать две вещи. Во-первых, взять курс, неудобный для конкурента. А во-вторых — не совершать ошибок. Вот этим принципам мы и стараемся следовать».

Чтобы получить свежую информацию о том, как VMware планирует сохранить отрыв от конкурента, я недавно встретился с Полом в кампусе VMware в г. Пало-Альто (шт. Калифорния). Я попросил его рассказать о конкурентной борьбе с Microsoft, о выпуске vSphere 4.0 и о том, каковы перспективы виртуализации для применения в бизнесе.

Какую роль разработка системы vSphere 4.0 призвана сыграть в достижении тех стратегических рубежей, на которые, по вашим оценкам, компания должна выйти в течение ближайших лет?

Наши клиенты сталкиваются с дилеммой: они хотят фундаментально упростить методы управления информационными технологиями, сделать их более эффективными. Я как-то приводил весьма красноречивые статистические данные, согласно которым 75% бюджетов некоторых ИТ-подразделений расходуются на освещение помещений, оплату услуг водоснабжения и т. д. Становится очевидно, что долго так жить нельзя, а члены советов директоров все чаще задумываются об облачных технологиях в связи с подобным положением вещей. Во время авиаперелетов они читают о всяких чудесах, которые сулит корпорациям облачная обработка данных, а возвращаясь в свои компании и видя работу своих подразделений ИТ, говорят: «Так почему же мы застряли на уровне раннего средневековья? Почему бы нам не запрыгнуть на Internet-облако и не разогнать всю эту лавочку?»

Известная серия комиксов об инженере Дилберте — как раз на эту тему. Менеджер Дилберта читает что-то про виртуализацию и потом задает вопрос, почему ИТ-специалисты так медленно реализуют эту технологию…

Именно, но только теперь говорят об облачном компьютинге.

Только виртуализация в широком смысле способна обеспечить освобождение от оков сложностей и помочь в преодолении той ловушки, в которой мы сейчас находимсяВсе это указывает на реальную проблему, потому что существующие информационные технологии не позволяют взять и «запрыгнуть на облако». Они реализованы в нынешних приложениях, которые никто и никогда не будет переписывать, они могут спровоцировать проблемы в области безопасности, то есть задача всей отрасли состоит в том, как вдохнуть «заоблачные» возможности в существующие данные таким образом, чтобы перемены происходили эволюционно и их можно было «переварить». Мы полагаем, что ключевым элементом решения этой проблемы является широко понимаемая виртуализация. Причем вне зависимости от того, поступает решение от нашей компании или от какой-либо другой. На мой взгляд, нет иной стратегии, способной помочь выбраться из ловушки, в которой мы сейчас находимся, и войти в более простую и эффективную среду.

А чтобы этого добиться, следует исходить из гораздо более широкого понимания термина «виртуализация». В сущности, нужно вести речь о том уровне программного обеспечения, который по-настоящему скрывает всю сложность ресурсных уровней, будь то аппаратные или программные ресурсы, и освобождает приложение от необходимости учитывать слишком многие обстоятельства либо зависеть от каких-то условий, формулируемых на более низких уровнях. Итак, почему же мы решили подвести черту под vSphere и провозгласить, что происходит смена поколений? Не только потому, что упомянутый продукт способен делать больше, чем средства виртуализации в прошлом, с точки зрения масштабируемости и эксплуатационных характеристик, но и потому, что, помимо прочего, он переводит в разряд виртуальных абсолютно новый набор функций. И, чтобы действительно получить это видение рождения внутреннего облака, нужно взять все функции, привязанные к тому или иному физическому устройству и освободить их от этого устройства. Пусть это будет брандмауэр, маршрутизатор, устройство сканирования данных — все перечисленные объекты, реализованные ныне в виде физических устройств, должны быть преобразованы в элементы, которые можно присоединять к приложениям и перемещать вместе с ними.

В этом смысле данный уровень того, что мы традиционно называли виртуальной инфраструктурой, превратился в операционную систему центра обработки данных, или, если использовать современную терминологию, операционную систему облака. И это как раз то представление, которое мы можем прививать нашим клиентам: вот оптимальный метод для существующих приложений, а также для перехода к контролю над сложностью и принципиально более высокому уровню эффективности, простоты и управляемости.

Позволяя скрывать значительную часть сложных деталей, рассматриваемый уровень открывает перед потребителями возможность инициализировать инфраструктуру различными методами. Вместо того чтобы приобретать ее компоненты и запускать их своими силами, в будущем мы сможем брать инфраструктуру в аренду. Часть этой процедуры — работа с Web-узлами сообщества поставщиков услуг. В итоге мы получим не только повышение эффективности наблюдения за экраном и выполнения приложений, но и возможность частично или даже полностью избежать забот о содержании центра обработки данных.

Чем ваш подход к виртуализации и к облачному компьютингу отличается от подхода, заявленного руководством Microsoft в качестве своей стратегии?

Мы работали очень напряженно и приложили больше усилий, чем Microsoft, чтобы добиться такого положения, когда от всего, что помещается в контейнер, именуемый виртуальной машиной, мы можем получить стопроцентную отдачу, и при этом нам не придется изменять ни строчки кода. Такой путь труднее, нужно по-настоящему стараться, но в этом суть нашего подхода.

Как я слышал от нескольких руководителей VMware, долгосрочная цель компании состоит в том, чтобы значительно повысить динамичность и плавность обращения к ИТ-ресурсам и их использования — возможно, до такой степени, чтобы резервировать новый ИТ-ресурс было так же просто, как подключить ноутбук к сети электропитания. Насколько далека нынешняя ситуация от такого положения дел?

Мы стремимся к полной автоматизации процесса. Мы можем в значительной степени автоматизировать управление расположенным ниже хранилищем данных. Уже автоматизирован процесс управления процессорами и памятью. А некоторые продукты поколения vSphere представляют собой новый набор средств управления для применения на уровне приложений, так что мы можем и на этом уровне выполнять множество операций в автоматическом режиме. Думаю, в 2009 году мы сделаем большой шаг в этом направлении.

Переход к облачной обработке данных вызывает у наших читателей серьезные опасения. Каким образом вы будете решать такие вопросы, как обеспечение безопасности, управление учетными данными и защита данных без учета того, о каком облаке идет речь — о внешнем или о внутреннем?

С внутренним облаком работать гораздо легче, ибо мы поставляем множество инструментальных средств, необходимых для обеспечения безопасности. Как говорит Стив Херрод, главный разработчик VMware, мы, в сущности, можем создавать зоны безопасности во всех упомянутых областях. Поэтому, несмотря на то что мы активно экспериментируем с компонентами, дабы с максимальной эффективностью использовать имеющиеся аппаратные средства, мы принимаем меры к тому, чтобы заданные пользователем политики были неразрывно связаны с соответствующим приложением и следовали за ним повсюду. Вот как решаются вопросы сегодня на физическом уровне: приходится возводить мощные защитные сооружения, размещая брандмауэры по периметру сети. Но как быть в ситуации, когда приложения развертываются то там, то здесь? Направлять человека, чтобы он переносил брандмауэр с одного места на другое?

Сегодня задача решается иначе: брандмауэр «путешествует» вместе с приложением и «привязывается» к нему в реальном смысле. Поэтому можно утверждать, что внутреннее облако будет, по сути дела, лучше защищено, нежели существующий центр обработки данных, ибо оно не будет в такой степени зависеть от операторов, которые обязаны помнить, как исправлять те или иные ошибки. Мы считаем, что внутреннее «облако» может быть более безопасной и более соответствующей стандартам средой. Помимо прочего, интерфейсы API VMsafe позволяют нам взаимодействовать с сообществами специалистов в области безопасности и в сфере выполнения установленных законом требований; эти специалисты имеют возможность создавать целую серию модулей политик, которые могут брать на себя обеспечение различных аспектов безопасности. К примеру, можно формировать такие модули, как мобильные брандмауэры, но технология больше всего подходит для создания средств обнаружения вторжений или средств предотвращения утечек данных.

Если вы поставите задачу проверять пакет всякий раз, когда он передается из приложения А в приложение B и обратно, мы можем реализовать этот заказ совместно со специалистами в данной области.

Итак, внутреннее облако, на мой взгляд, — это перспективное направление работы. Работать с внешним облаком, разумеется, сложнее, ибо многие обстоятельства в этой сфере являются предметом государственного регулирования. Мы не можем размещать данные там, где нам бы хотелось: нормативно-правовые акты, нравится нам это или нет, оперируют физическими терминами. Раз в квартал я подписываю документ о соблюдении закона Сарбейнса-Оксли, в котором говорится, что у нас имеется политика, предоставляющая определенным лицам доступ к центру обработки данных и лишающая такого доступа остальных, и функционирование всей системы должно определяться тем, кто имеет карточку-ключ для входа в то или иное помещение. Понятно, что проблема приобретает иные очертания, когда вы работаете в центре обработки данных другой компании.

Таким образом, ситуация в этой сфере еще не получила полного развития. Но, с другой стороны, обработка больших объемов данных, разглашение которых несет в себе серьезную угрозу, уже сегодня передается сторонним подрядчикам. Фактически любая компания на Западе передает на сторону расчет заработной платы своих сотрудников. Специалисты независимой фирмы имеют доступ к номеру моей карточки социального страхования, ко всем конфиденциальным данным, но все мы доверяем выполнение этой работы системам автоматизированной обработки данных. Причина в том, что технология развивалась в течение 30–40 лет, и к настоящему времени разработаны соответствующие противовесы, а также специальные меры безопасности.

Я думаю, таким же образом дела пойдут и в этой сфере — компании будут более осторожно подходить к выбору поставщиков услуг или партнеров по облаку и научатся отличать такие уважаемые фирмы, как ADP, завоевавшие право работать с номерами карточек социального страхования, от заурядной «лавочки на углу».

В прошлом году в ходе нашей беседы на выставке VMworld я задал вопрос о том, как вы будете конкурировать с Microsoft. И вы сказали, помимо прочего, что один из способов состоит в том, чтобы двигаться на шаг впереди корпорации, относясь при этом с большим уважением к ее потенциальным возможностям. С тех пор VMware приняла на работу немало высокопоставленных сотрудников Microsoft. Могли бы вы чуть подробнее рассказать о вашей философии конкурентной борьбы?

Остановлюсь на двух аспектах. Во-первых, на самом деле мы взяли на работу двух-трех сотрудников. И Тод, и я ушли из Microsoft довольно давно, в 2000 году. Прошло столько лет, так что мы не в счет, как мне кажется. Ричард, конечно, еще недавно работал в Microsoft, хотя он ушел оттуда еще до того, как решил перейти в VMware. И это очень опытные менеджеры. Они участвовали в разработке системного программного обеспечения и хорошо понимают как проблемы отрасли, так и тип занятых в ней специалистов. Многие наши служащие относятся к тому же типу людей, что и сотрудники Microsoft и многих других компаний.

Второй аспект вопроса — конкуренция с Microsoft. В сущности, это та же проблема. Мы должны уметь агрегировать, масштабировать и виртуализировать лучше, чем это делают в Microsoft. И мы должны занимать лидирующие позиции. Над всей проблематикой — как виртуализировать не только процессор, память, но и всю инфраструктуру центра обработки данных — мы трудимся уже в течение двух лет, тогда как они еще не приступили к этой работе.

Все, что мы делаем с нашими партнерами, отражает данный аспект. Именно в этом смысл понятия «быть впереди конкурента». Ну, и, наконец, нужно делать вещи, к которым у конкурента, что называется, не лежит душа. К примеру, им не хотелось бы браться за организацию по-настоящему первоклассной поддержки альтернативных программных платформ, а мы не оставим без внимания ни одну из появляющихся на рынке программных платформ.

Знакомясь с семейством продуктов для vSphere 4.0, я обратил внимание на число версий выпускаемых вами решений. Некоторые из них предназначены для предприятий малого и среднего бизнеса. Связан ли выпуск этих версий с появлением на рынке разработанного специалистами Microsoft средства виртуализации Hyper-V? А может быть, таким образом вы реагируете на ухудшение экономической ситуации?

В сущности, речь идет о сочетании факторов. С одной стороны, мы понимаем, что потребности более крупных компаний и потребности предприятий малого и среднего бизнеса в значительной степени совпадают; с другой — неким странным образом именно малому и среднему бизнесу требуются более современные функции. Но мы должны суметь соответствующим образом организовать продукт и представить его для подобных предприятий в более завершенной форме. Ведь у них нет штатных специалистов по средствам виртуализации; они хотят, чтобы продукт было достаточно запустить, а дальше он должен работать сам.

Таким образом, часть стратегии состоит в том, чтобы понять, что, несмотря на принципиальное совпадение потребностей, мы должны удовлетворять специфические запросы малого и среднего бизнеса; к таковым относятся более высокий уровень завершенности программного продукта и в некоторых случаях — более низкая цена. Мы попытались найти соотношение, которое, на наш взгляд, облегчит для наших торговых партнеров задачу установления деловых отношений со своими клиентами и ведения бизнеса с ними.

И еще одна вещь, которую я сделал в этой области. Как вы знаете, с июля прошлого года мы начали бесплатно распространять средство виртуализации ESXi. В неделю загружается порядка 9 тыс. копий этого продукта. Многие пользователи «примериваются» к средству ESXi или загружают его просто потому, что им нечем заняться. Но часть копий развертывается и запускается в эксплуатацию, и, даже если речь идет о 90%, это все-таки существенное количество. Так вот, один из наших пакетов задуман как вариант обновления специально для этих пользователей.

Если бы вам пришлось разговаривать с профессионалом в области ИТ или с руководителем информационной службы, который оценивает возможности vSphere, как бы вы убеждали его выбрать именно vSphere, а не продукт конкурента?

По-моему, есть два существенных аргумента в пользу такого решения. Первый — мы можем обеспечить более эффективное использование совокупной инфраструктуры — идет ли речь об использовании процессора, средств хранения данных или электроэнергии. Нам попадались статистические данные, согласно которым в определенных ситуациях только в результате перехода от VI 3.5 до уровня vSphere 4.0 компания может экономить 2 млн долл. за счет снижения энергопотребления, оптимизации использования памяти и т. д. Итак, аргумент номер один — больший масштаб и более высокая эффективность, а еще то, что мы можем справиться с любым количеством подлежащих управлению факторов. Так что теперь мы можем без каких-либо оговорок рекомендовать клиентам: «Вам следует виртуализировать 100% вашей среды x86». Второй важный аргумент — использование наших изделий упрощает управление на более высоком уровне.

Эта проблема вызывает беспокойство у наших читателей. Многие из них пишут, что управлять виртуальными машинами сложно.

Мы провели большую работу, чтобы изменить это мнение в том, что касается беспорядочного «расползания» виртуальных машин по разным серверам, в области жизненного цикла виртуальных машин и т. д. Вероятно, еще до конца нынешнего года мы выпустим большое число программных комплектов управления для использования в различных ситуациях, с которыми сталкиваются пользователи. Один из них предназначен для управления жизненным циклом виртуальных машин и помогает предотвращать бессистемный перенос виртуальных машин на файловые серверы. По нашему замыслу виртуальные машины будут иметь заранее заданные сроки службы, так что, если пользователь ничего не предпримет для продления срока, машина будет ликвидирована.

Наши заказчики хотели бы иметь усовершенствованные средства управления для решения таких задач, как восстановление после сбоя, тестирование и разработка, а также управление на уровне приложений. Поэтому мы и ориентируем виртуальные машины, средства для тестирования и разработки, восстановления после аварии и управления приложениями на работу со сценариями высокого уровня.

Похоже, что Microsoft добилась серьезных успехов в создании и развитии настоящей экосистемы, включающей партнеров корпорации. Складывается впечатление, что и VMware — особенно после вашего перехода в компанию — с удвоенной энергией взялась за развитие своей партнерской сети. Какую роль играют ваши связи с партнерами в стратегии компании по укреплению позиций на рынке?

Роль этих связей исключительно важна. Прежде всего, мы пытаемся создать платформу. Поэтому нам нужно иметь группу партнеров в сфере технологий, и мы стараемся более эффективно взаимодействовать с этой группой.

На данный момент имеется всего лишь три инстанции, по-настоящему важные в плане сертификации аппаратных компонентов. Это Microsoft, Red Hat и мы. Если вы сегодня являетесь поставщиком аппаратных средств, вам нужно прилагать усилия к получению сертификатов на соответствие продуктам главным образом этих трех марок.

Войти в эту группу — немалое достижение, и мы доросли до статуса одной из инстанций, с которыми должен сотрудничать всякий, кто хочет поставлять на рынок элементы инфраструктуры x86; и мы стараемся укрепить свои позиции в этой сфере и расширить их.

Торговые партнеры и наши партнеры по рынку, конечно, очень важны для нас. Мы стремимся к расширению взаимодействия с ними не только с тем, чтобы они с большей эффективностью сотрудничали и вознаграждали тех торговых партнеров, которые оказались особенно полезными для нашей компании. Часть задачи состоит в снижении издержек, в подготовке их специалистов, чтобы им не приходилось заниматься самообразованием, тратить на это время и деньги, а кроме того, нужно озаботиться тем, чтобы наши современные структуры обеспечивали справедливое вознаграждение и давали партнерам возможность хорошо выполнять свою работу. Поэтому мы осуществляем такие программы, как Advantage Plus, в рамках которой торговый партнер может зарегистрировать сделку. То есть, если вы эффективно подводите клиента к сотрудничеству, обучаете его специалистов, вы получаете вознаграждение за это и не пострадаете, если кто-то со стороны перехватит инициативу и «уведет» у вас сделку, как говорится, из-под носа.

Итак, мы стремимся, вознаграждать таких торговых партнеров. Инвестировать в тех, кто готов инвестировать в нас. Кроме того, мы приглашаем к сотрудничеству людей, специализирующихся на сфере услуг. Поэтому мы осуществляем такую программу поддержки, как Value-Added Consultant (или программа VAC).

Пора уже составлять глоссарий всех этих названий и сокращений. Только в Microsoft их придумано, пожалуй, несколько сотен.

К сожалению, мы этого не сделали. Единственным проектом, где мы допустили ошибку, был Advantage Plus, поскольку мы не поставили букву V в начале названия. В сущности, именно такими программами мы и занимаемся, ибо понимаем, что нам требуется более широкое сообщество специалистов и компаний, которые предоставляют услуги по организации работы с нашим продуктом и его обслуживанию. Для нас важно сотрудничать с ними таким образом, чтобы выполнение этих задач было для них и важным, и прибыльным делом.

Джефф Джеймс (jjames@windowsitpro.com) — старший редактор журналов Windows IT Pro и SQL Server Magazine. Специализируется на виртуализации и терминальных службах

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF