Андрей Зюзин — заместитель генерального директора российского представительства Cisco и Илья Уманский — директор по работе с партнерами этой компании

До недавнего времени для всех нас существовал единственный путь из дома в Internet — коммутируемый доступ. Однако времена меняются, и хотя мы по-прежнему в большинстве своем пользуемся этой «тропинкой» в Internet, но все чаще слышим о других дорогах и даже широких трассах — альтернативных путях подключения к Сети. Рекламные плакаты с заманчивыми предложениями помочь нам навсегда избавиться от бесконечного сигнала «занято» и обещаниями высоких скоростей доступа встречали наверняка многие. Думаю, пришла пора попробовать, по крайней мере качественно, сравнить эти пути доступа в Сеть и посмотреть, как они выглядят на фоне нашего общего «бездорожья». В разговоре на эту тему принимают участие специалисты компании Cisco, которая поставляет оборудование для целого ряда провайдеров и обеспечивает те самые альтернативные способы доступа к Сети. Сетевые устройства Cisco уже хорошо известны на российском Internet-рынке.

Итак, на вопросы научного редактора журнала «Мир ПК» Михаила Глинникова отвечают сегодня Андрей Зюзин — заместитель генерального директора российского представительства Cisco и Илья Уманский — директор по работе с партнерами этой компании.

— Давайте начнем с обзора способов доступа в Internet. Как Вы полагаете, что могло бы стать основой для их классификации?

И.У. За основу я взял бы классификацию по скоростям —- на мой взгляд, это очень важная характеристика. И выделил бы здесь две категории доступа: коммутируемый и широкополосный.

Скорость, которую можно обеспечить при коммутируемом доступе, зависит в первую очередь от качества телефонных линий и уже во вторую — от провайдера. По Москве она составляет от 28 до 56 кбит/c, но на плохих линиях может быть и ниже. Достоинства этого метода очевидны: сравнительная дешевизна и отсутствие необходимости в дополнительном оборудовании — нужен модем, и все.

При качественном широкополосном доступе за счет высоких скоростей можно получить совершенно другой эффект присутствия в Internet. Работу по коммутируемому доступу я бы сравнил, образно говоря, с походом в горы.

А.З. А по широкополосному — с походом за пивом в жаркий летний день: его сразу же можно открыть — легко и приятно.

И.У. Да, правильно. Обычно как мы рассуждаем? Вот дождусь часа ночи, когда скорость более или менее приличная и сервер доступа, на который я звоню, «не отваливается», и поработаю. Ведь часто так бывает, что соединиться еще удается и скорость соединения неплохая, но удержать связь невозможно: раз в пятнадцать минут она обязательно прерывается — это мой личный опыт. И даже просто получение почты (порядка 80 писем в день) становится для меня большой проблемой.

— К сожалению, это не только Ваш опыт. Думаю, у многих сегодня похожие проблемы. Причем полгода назад было как-то легче, а в последнее время дозвониться до абонента ну совершенно невозможно! Однако вернемся к нашему разговору о методах доступа. В чем конкретно заключается работа в Internet обычного пользователя?

И.У. Чего хочет пользователь? Естественно, перемещаться по сайтам, не задумываясь о том, загружать картинки или не загружать, переписать сразу интересную новую версию бесплатного продукта или отложить до лучших времен. С коммутируемым доступом он как «в блиндаже» — нужно тщательно взвесить: высунуться ли и выстрелить сейчас либо дождаться ночи. В Internet появилась музыка, хотите популярную песню? Пожалуйста, но придет она к вам, скорее всего, в форме MP3, а это — более трех мегабайт.

— И все-таки коммутируемый доступ сейчас очень распространен на Западе, а тем более — у нас.

И.У. Конечно, и смещение от коммутируемого доступа к широкополосному происходит медленно, постепенно. Важно отметить, что при dial-up возникает проблема со стороны провайдера. Телефонная сеть рассчитана на соотношение числа линий и количества одновременных разговоров 10:1. Как показывает практика, для того чтобы пользоваться традиционно домашним телефоном, нужно, чтобы на коммутационную емкость на десять номеров был один вход коммутатора. Согласно мировой статистике из десяти домашних телефонов только по одному идет разговор. В бизнесе это соотношение чуть жестче. Но у провайдера оно равно 1:1. То есть, если вы выделили номер провайдеру для коммутируемого доступа, имейте в виду, что он будет занят всегда. Вот такая складывается ситуация, да еще и антимонопольные законы запрещают телефонистам дифференцировать плату в зависимости от того, что происходит на телефонной линии. Получается, что для работы в Internet по коммутируемому доступу на АТС нужна в десять раз большая коммутационная емкость.

— Действительно, все чаще приходится слышать в трубке мелодичный женский голос: «Извините, направление перегружено». Но где же выход?

А.З. В США проблема нехватки коммутационной емкости возникла раньше, чем у нас, — городские телефонные сети оказались перегружены Internet-трафиком. И тогда там на каждой телефонной станции установили сервер доступа. Теперь он снимает ту нагрузку на сеть, которая идет из Internet, как бы «уводит» ее с телефонной станции. Правда, надо учесть, что качество линий у них значительно лучше, а скорость при коммутируемом доступе (я сам убедился в этом, когда был в Нью-Йорке) составляет 48—50 кбит/c. Дома же у меня, в Зеленограде, скорость выше 9,6 кбит/c не поднимается.

— В таком случае еще более остро встает вопрос о необходимости развития широкополосных сетей доступа.

И.У. Разумеется. Нужно переориентировать наиболее активных пользователей на какие-то другие технологии доступа, не задействующие телефонную сеть. Иначе возникнет проблема строительства и обновления всей телефонной сети, что обойдется значительно дороже, чем создание широкополосной системы.

— Кстати, а что Вы понимаете под широкополосным доступом?

И.У. Широкополосный доступ — это такие технологии, которые способны обеспечить передачу информации в сторону каждого пользователя со скоростью 1 Мбит/c и выше. Однако едва ли, получив подключение широкополосным методом, клиенты сразу бросятся покупать полосу в 1Mбит/c. Большинство контрактов, которые уже есть и, надо полагать, в ближайшее время будут заключаться, — на 64 и 128 кбит/с.

А.З. Я бы взглянул на проблему под иным углом зрения — не сама цифра здесь важна. Речь идет о другом: насколько люди готовы платить за предлагаемые им услуги. Здесь лучше отталкиваться от того, какие приложения могут быть востребованы пользователями. Сегодня наибольший спектр приложений, который реализован, предназначен фактически для коммутируемого доступа. Достаточно посмотреть на все сервисы, работающие в Internet, — это электронная почта, чаты, поисковые машины. Причем такое положение дел характерно и для Америки, где сейчас более 80% пользователей Internet имеют коммутируемый доступ. И этот рынок вряд ли сократится в ближайшем будущем.

— А в России?

А.З. А в России процент тех, кто работает по коммутируемому доступу, еще выше — порядка 95—98%. Это моя собственная оценка, она интуитивно-эмпирическая, но по развитости Internet-услуг в Москве можно судить и о ситуации в стране в целом. Так что пока доминирующим способом доступа в Internet является dial-up.

И.У. Смотря как считать. В России примерно 40% пользователей выходят в Internet с работы, а там зачастую — выделенные линии.

А.З. Мне кажется, их учитывать некорректно, потому что многие компании, как и наша, используя технологию виртуальных частных сетей, выходят фактически не в Internet, а в intranet. Компания арендует каналы и платит за них — причем несравнимо больше, чем домашний пользователь при коммутируемом доступе. Мы же говорим о доступе в Internet именно из дома.

— Какова же в связи с этим обстановка на российском рынке услуг доступа в Internet?

А.З. С одной стороны, сейчас в очень ранней фазе своего развития находятся приложения, которые стимулировали бы переход к широкополосным сетям, с другой — у нас много корпоративных пользователей, которые имеют уже достаточный набор приложений, что и определяет их сегодняшнюю потребность в скоростном доступе в Сеть.

В целом же ситуация такова: есть приложения, крайне необходимые людям, которые готовы платить за них деньги, и есть приложения не первой необходимости — как говорят по-английски, «nice to have», т. е. их хорошо было бы получить, но, к сожалению...

И вот именно эти приложения, число которых несомненно будет расти, их «критическая масса» и обусловят границы перехода от коммутируемого доступа к широкополосному.

Поэтому, определяя широкополосный доступ, я упомянул бы не только о скорости, но и о способе подключения. Если есть постоянно работающая линия, то, на мой взгляд, можно считать такой доступ широкополосным начиная от 64 кбит/c, — не столько важна полоса пропускания, сколько постоянство включения.

— Но на что хватит 64 кбит/c?

А.З. Их достаточно (правда, при адекватном качестве обслуживания сети со стороны оператора магистрали) для получения аудиофайлов, маленьких видеороликов в формате Real Vidеo и онлайнового чата, когда, например, можно показывать друг другу слайды и редактировать их.

— И каков спрос на эти технологии?

А.З. Сейчас спрос на эти технологии растет. В США наиболее признанная технология широкополосного доступа — по сетям кабельного телевидения. В России же ADSL и кабельные сети, по моим наблюдениям, удерживают паритет, хотя и то и другое находится пока еще в зачаточном состоянии. У нас в стране уже есть примеры реализации и ADSL, и кабельных сетей в разных регионах, но если сравнить абонентские базы — цифры пока несопоставимы с dial-up. Например, у «Комкор ТВ» к кабельному сервису могут подключиться 100 тыс. квартир, однако, насколько мне известно, реально подключено около 10% из них. Если говорить об ADSL, то можно назвать сети в Москве, Екатеринбурге, Казани, Новосибирске — только число абонентов невелико. Наиболее известный проект «Точка.ру» имеет всего тысячу клиентов.

— По Вашему мнению, что перспективнее для России: выделенные линии или ADSL?

А.З. ADSL, а также технологии SDSL, SHDSL — их еще обычно называют xDSL. Это фактически уход от всех предыдущих технологий с использованием медной пары. Возьмем, к примеру, базовую инфраструктуру любого города и посмотрим, что заходит в дом к абоненту? Естественно, о беспроводном доступе говорить не приходится, но далее — телефонная линия от местного телефонного оператора, кабельная линия от местного телевизионного провайдера и, наконец, Ethernet, если дом вновь построен и имеет статус «престижного».

В подобной ситуации, а она существовала почти десять лет, выделенная линия была осознанной необходимостью, и активный спрос на нее стал причиной роста таких компаний, как «Голден Лайн» в Москве. Тогда спрос на телекоммуникационные услуги был высок со стороны корпоративных клиентов, а индивидуальные абоненты себе этого позволить раньше не могли, да и сейчас, пожалуй, не могут. Просто не было альтернативы выделенным линиям — до недавнего времени.

Теперь же альтернативные технологии появились, и в частности xDSL. На Западе существует даже такой термин — «каннибализация». Он означает, что оператор, начинающий продажу услуг xDSL, рискует «съесть» объем продаж своих же выделенных линий.

— А у нас кто кого «cъест»?

А.З. Скорее всего, в России победит доступ по xDSL, который по своей идеологии гораздо проще и не требует такого количества ресурсов. Он и «съест» выделенные линии. Этот доступ может сейчас обеспечить до 512 кбит/c или 1,5 Мбит/с в зависимости от качества медной линии. Причем используется уже имеющаяся у клиента проводка — как к клиенту, так и от него. Но надо помнить, что скорость доступа по любой из технологий xDSL гарантируется только тогда, когда мы знаем расстояние от абонента до ближайшей телефонной станции, где стоит соответствующее узловое устройство. Обычно это расстояние не превышает 5 км.

Еще один важный параметр — скорость внедрения. Ведь, как правило, подключение абонента по хDSL связано с двумя выездами бригады к нему. В первый раз замеряют качественные характеристики линии, чтобы определить, возможно ли вообще подключение по той линии, которая существует у абонента, а уже во второй раз приезжают с хDSL-модемом, подключают тот или иной сервис, настраивают соединение. Все эти поездки и есть самый медленный этап в развертывании технологии хDSL.

Технология хDSL становится альтернативой доступу по выделенным линиям прежде всего там, где получить вторую телефонную линию или проложить еще один дополнительный кабель очень сложно и дорого. Например, при организации офиса в центре Москвы трудно рассчитывать на выделение достаточного количества телефонных линий, а с помощью хDSL можно сразу задействовать несколько телефонных номеров по одной паре.

— На кого и на что ориентируются фирмы, которые предлагают технологии для дома?

А.З. Отправной точкой для развития таких технологий в большинстве случаев является понятие «развлечение». Важно знать, что нужно всем проживающим в данной квартире — и детям, и взрослым. Поэтому те фирмы, которые продвигают технологии широкополосного доступа со стороны кабельных сетей, рассчитывают на то, что люди, подключившиеся к их сети, во-первых, смотрят программы кабельного телевидения — получают широкий спектр телеканалов, и во-вторых, используют обратный канал кабельного оператора для работы с Internet. Здесь даже компьютер не нужен — можно работать через телевизор, и на рынке уже есть устройства, которые позволяют это делать.

— Хорошо, с этими технологиями мы, кажется, разобрались. Но существует еще целый ряд способов доступа в Сеть. Расскажите, пожалуйста, о спутниковых каналах.

А.З. Если же говорить о перспективах спутниковых технологий в России, то первое, что надо отметить, — это единственно реальный вид доступа в удаленных районах. Там, где построить сетевую инфраструктуру и проложить кабель невозможно или экономически нецелесообразно — на Крайнем Севере, Дальнем Востоке или просто в местах с большой рассредоточенностью населенных пунктов. На нашем рынке имеются фирмы, которые предлагают услуги связи и доступа в Internet по спутниковым каналам. Например, у «Ростелекома» сеть предоставления услуг построена по технологии спутниковой передачи.

И второе — спутниковые технологии доказали свою состоятельность и продолжают оставаться одним из основных средств доставки сигнала большому числу абонентов. Спутник ведь был изначально предназначен для организации связи типа «один источник — масса принимающих сторон». В качестве примера можно привести компанию «НТВ-Интернет», которая взяла спутниковую тарелку «НТВ+», и, используя возможности широковещательного спутника, начала трансляцию на нее содержимого Internet. Да, обратный канал — и все запросы, и подтверждение правильности полученной информации — идет пока через коммутируемый доступ или по выделенной линии. Но уже создаются на Западе тарелки, которые позволяют в рамках допустимой мощности излучения передавать обратный сигнал на спутник.

Недостаток такого доступа очевиден — надо иметь специальное оборудование: спутниковую тарелку, соответствующее ПО и плату в своем компьютере, чтобы декодировать поступающий сигнал. Все это, естественно, стоит недешево. Что же касается скорости доступа, то, по рекламе «НТВ-Интернет», она может достигать 365 кбит/c. Правда, не следует обольщаться — это разделяемый ресурс, как, впрочем, и в кабельной сети.

Еще пример — в Казахстане есть компания «Нурсат», которая имеет довольно много больших спутниковых тарелок по всей его территории, причем эти тарелки позволяют передавать сигнал в обе стороны, и много VSAT-терминалов, также не требующих наличия обратного канала. При отсутствии наземных каналов в этой сети довольно эффективно осуществляется передача и данных, и голоса.

И.У. У компании есть конкретный проект — мы шефствуем над детским домом в Рязанской области совместно с компанией «Демос». Прямой канал Internet идет сюда из космоса на тарелку, а обратный — по обычной коммутируемой линии. Таким образом, решена и проблема «последней мили», причем довольно успешно.

— Все ясно. Может быть, поговорим теперь о радиодоступе — как обстоят дела в этой сфере услуг?

И.У. В России развернуто уже более 100 сетей радиодоступа. Но надо помнить, что такая связь организуется в пределах прямой видимости. И нужно представлять себе, что есть скорость, которую может дать технология, и скорость, за которую клиент готов платить. Это ведь тоже разделяемый ресурс. Технология радиодоступа в магистрали обеспечивает 11 Мбит/c, сейчас готовится технология и для скорости 22 Мбит/с. Реально же в сетях на абонента обычно приходится до 200 кбит/c. Все зависит от потребностей пользователя и его платежеспособности.

Основной недостаток сетей RadioEthernet — негарантированная полоса. Один пользователь может занять всю полосу, даже и не желая того, и никто другой работать уже не сможет.

А.З. В дополнение к сказанному хотелось бы отметить, что обычно говорят о беспроводном доступе для передачи данных, подразумевая компьютерные сети. Но давайте посмотрим, кто из операторов готов в это ввязаться. В России речь может идти о группе операторов мобильной связи, которые уже сегодня думают о таких технологиях, как GPRS. На мой взгляд, они еще год-полтора будут находиться в «тестовом режиме», и цены на эти услуги останутся довольно высокими. Так было у нас и на стадии адаптации голосовых услуг мобильной связи. Я полагаю, через год начнется первая волна подключений с помощью мобильного беспроводного доступа для передачи данных по GPRS. И исходить она будет от корпоративных клиентов, которые ценят мобильность.

Но есть и общая проблема нашего рынка — слабое лицензирование радиочастотного спектра: люди не знают, как он лицензируется, какой спектр частот доступен на данный момент. Плюс к тому весьма сложная и протяженная по времени процедура получения лицензий.

Тем не менее уже сейчас операторы сотовой связи пытаются войти в эту область — предоставление услуг широкополосного доступа посредством беспроводной связи. Безусловным пре-

имуществом такой технологии является высокая скорость предоставления услуги, или, иными словами, быстрое развертывание связи.

— Где целесообразно применение этой технологии?

А.З. В таких наших мегаполисах, как Москва, С.-Петербург, Екатеринбург, Волгоград. Или в удаленных регионах, поскольку любые альтернативные технологии будут здесь либо очень дорогими, либо очень ресурсоемкими, либо неприемлемыми по времени развертывания.

На мой взгляд, услуги широкополосного доступа посредством беспроводной связи весьма перспективны, что обусловливает возможность их быстрого роста.

— Есть ли уже компании, которые предоставляют подобные услуги?

А.З. Да, например, «РМ Телеком» или ART Communications. Но они работают в очень узких нишах рынка, поэтому в широкой рекламе по городу мы их не видим.

— Ну и осталось нам рассмотреть, пожалуй, лишь технологии VDSL. Что можно сказать о них?

А.З. Эти технологии чем-то похожи на ADSL, но, в отличие от последних, позволяют строить свою сеть по принципу Ethernet. Самый простой способ — поставить одно Ethernet-устройство у оператора связи, а другое — у абонента. Все просто, и ничего не надо придумывать. Второй вопрос, который волнует клиента, — безопасность. Но он решается на уровне обеспечения защиты трафика, и здесь тоже, по-моему, проблем быть не должно.

И.У. Связь по VDSL реализуется на скоростях 5, 10 или 15 Мбит/c — на расстояниях до 1,5 км. Причем VDSL будет работать с качеством проводки категорий 1, 2, 3 и даже на «лапше» — правда, в этом случае дальность связи уменьшится. Таким образом, предприятие сможет обеспечить высокую скорость передачи данных у себя по уже существующей сетевой инфраструктуре.

— Во сколько это обойдется предприятию?

И.У. От 300 до 500 долл. за порт. Преимущество использования VDSL состоит в том, что строить локальную сеть можно постепенно, охватывая все большую территорию. Если же речь идет о полном переоснащении предприятия, дешевле окажется традиционная сеть Ethernet.

— В принципе каждое предприятие имеет свои особенности, и тот оператор или системный интегратор, который предлагает решения для него, должен располагать определенным набором сервисов — иначе ему очень тяжело будет конкурировать на телекоммуникационном рынке. Вы согласны со мной?

А.З. Совершенно верно. Посмотрите на традиционных телефонных операторов в мире — жизнь их давно столкнула с «наезженного пути», и сегодня они предлагают и беспроводной доступ, и ADSL, и IP-телефонию, т. е. все услуги, которые оператор связи только может дать, потому что их клиенты очень многоплановы.

И у нас сохраняется та же тенденция. Взять хотя бы Москву. Наши традиционные операторы всегда были медлительны, консервативны и ориентировались на два критерия — доступность и надежность. Их задача состояла в том, чтобы обеспечить силовые структуры и население надежной телефонной связью. Теперь же в условиях введения повременной оплаты они действуют не в рамках, так сказать, «цены вопроса», а с оглядкой на антимонопольный комитет — министерство по антимонопольной политике. Никто из коммерческих операторов до недавнего времени с этими проблемами не сталкивался. Хороший пример — МГТС. Ведь большинство компаний, которые работают с наиболее прибыльными клиентами — «КомСтар», «Телмос», «Голден Лайн», представляют собой не что иное, как ее дочерние предприятия. Мы видим, что создается структура, которая в точности повторяет американскую модель. И до тех пор, пока рынок не станет открытым и лицензирование не будет препятствовать людям, работающим в традиционных компаниях-операторах, продавать услуги связи по свободно складывающимся тарифам, будет существовать такая система выноса прибыльных предприятий в отдельную структуру.

В любом случае пользователю должен быть предоставлен выбор между теми или иными провайдерами и технологиями, и если бы я работал с Internet в широкополосном доступе из дома, то, пожалуй, предпочел бы услугу МГТС только потому, что ее надежность внушает доверие. Все определяется, еще раз повторю, нашими потребностями и возможностями.

— Какой из способов доступа считается сегодня наиболее популярным в среде домашних пользователей Internet?

А.З. Здесь даже фантазировать не нужно: единственный способ, который является лидером и будет им в России еще очень долго, это коммутируемый. Никаких чудес здесь не ожидается.

Относительно других способов могу только сказать, что сейчас в Москве каждой технологией занимается, как правило, одна-две компании. И все будет зависеть от того, кто из операторов, продающих эти услуги, окажется более коммерчески быстрым и сообразительным. Прежде всего надо смотреть на структуру готовности компании: насколько квалифицированный в ней персонал, есть ли выделенные отделы продаж, маркетинга и, что особенно важно, отдел поддержки абонентов. Например, сегодня в телекоммуникационном секторе наиболее эффективно работа с абонентской базой построена у мобильных операторов связи: МГТС и «Вымпелкома».

— И победит, конечно, тот, кто будет первым на рынке в предложении новых услуг доступа. Так кто же им станет?

А.З. В настоящее время по коммутируемому доступу лидируют «МТУ-Информ» и «Голден Телеком», по ADSL — МГТС и «ПТТ-Телепорт», по кабельному — «Комкор ТВ». Кроме того, есть компании, которые занимаются беспроводным доступом, — я не готов назвать их сейчас поименно, но они заберут большое количество коммерческих клиентов из малого и среднего бизнеса. И борьба между всеми операторами будет идти за то, чтобы иметь большую зону покрытия.

— Если оставить в стороне коммутируемый доступ — им, понятно, будет пользоваться большинство, — то как бы Вы проранжировали все остальные способы?

И.У. Доступ по сетям кабельного телевидения и хDSL будут паритетны.

А.З. Не думаю. В России после коммутируемого доступа единственной альтернативной технологией, которая сможет работать в регионах и завоевать там популярность, станет xDSL. Следующим окажется доступ через мобильные телефоны и только за ним — подключение по кабельным сетям, а далее — беспроводной вариант. Однако единой картины не будет, начнется резкая географическая фрагментация, где свою роль сыграют спутниковые операторы связи. Технология VDSL тоже начнет развиваться, но спустя некоторое время должна произойти технологическая адаптация. Ведь и xDSL существует уже более пяти лет, а реально стала активно использоваться операторами связи только сейчас.

— А почему Вы, в отличие от своего коллеги, считаете, что кабельные сети не будут столь быстро развиваться?

А.З. Кабельные сети предполагают большие инвестиции, причем не столько в провода, которые надо прокладывать, сколько в специалистов, которые будут это делать.

— Спасибо за интересную беседу. И в заключение мне хотелось бы попросить Вас кратко охарактеризовать обсуждавшиеся выше способы доступа, чтобы каждый наш читатель мог легко отыскать свою тропинку в Internet.

А.З. Здесь лучше всего подойдет, на мой взгляд, «дорожная» аналогия. В случае коммутируемого доступа это отдельная узкая тропинка, которая выводит на бульвар, где снует безумное количество людей. И если на бульваре час пик, то пройти трудно, а если ночь — будет посвободнее.

Технология xDSL — это уже довольно широкая дорога, которая выходит либо на такую же дорогу, либо на просторный проспект, либо на запруженный народом бульвар — в зависимости от инфраструктуры того оператора, с которым работает абонент.

Доступ по кабельной сети — относительно широкий тротуар, на котором находится индивидуальный абонент. Этот тротуар более или менее занят людьми в зависимости от времени суток, поскольку его среда для работы с Internet уже разделяема с самого начала.

Беспроводной доступ — это дорога к станции метро, которую должен построить оператор, чтобы поток пешеходов постоянно входил и выходил из нее. Если широких каналов (перегонов в «метрополитене») не будет, возникнет скопление народа на входе и выходе, как при ремонте эскалатора.

Спутниковая технология — это «съезд с трассы», т. е. она берет содержимое трассы и «скидывает» его вниз. Это не вход, а выход.

А доступ по технологии VDSL — это, скорее, не дорога. Это вездеход, который, естественно, и бензина потребляет намного больше, чем автомобиль, и стоит дороже — но зато и ездит по бездорожью, и дольше служит — не разбивается на кочках.

567