О причинах подобного исхода и о перспективах развития компьютерных шахмат на рубеже XX и XXI столетий и пойдет речь в нашей статье.


Накануне сражения
Загадки Нью-Йорка
Трагедия за шахматной доской

Ключевые моменты матча


Он был один, совершенно один
в Нью-Йорке, этом богатом,
холодном, исполненном
недоброжелательства городе.

Теодор Драйзер. "Гений"

Накануне сражения

Нью-Йорк... Город, ставший символом Америки. Прошло каких-то полтора года после убедительной победы здесь Каспарова в 1995 г. над талантливым индийским гроссмейстером Вишванатаном Анандом,- победы, которая принесла Гарри очередной чемпионский венок. Тогда Нью-Йорк аплодировал Каспарову, старавшемуся понравиться американской публике и донести до нее всю прелесть психологической борьбы двух интеллектов за шахматной доской. Ныне же переменчивый Нью-Йорк внешне ему сочувствует, хотя в душе безмерно счастлив, что технологическая мощь Америки одержала-таки верх над чужеземным чемпионом.

Погода в Нью-Йорке была под стать настроению - словно подчиняясь неведомой программе, строго по четным дням светило солнце, а по нечетным небо заволакивали тяжелые свинцовые тучи, из которых то и дело шел монотонный дождь. Ежедневные прогулки по Центральному парку и ставший уже традиционным ужин в японском ресторане Ten Kai- вот, пожалуй, то немногое, что могли позволить себе Каспаров и его соратники во время матча в Нью-Йорке. Все остальное время отнимал сам матч и неизбежные контакты с известными шахматистами и многочисленными журналистами (среди телеканалов, например, были представлены CNN, ABC, NBC, CBS, Fox, BBC, ZDF, RTL, French Channel 2, российское НТВ и др.).

При подготовке к матчу Каспаров, казалось, продумал все до мельчайших деталей - начиная от подбора команды и распорядка дня и кончая специально выработанными принципами игры против компьютера. В его команду были включены гроссмейстер Юрий Дохоян и мастер Михаил Ходорковский, выполнявшие основную черновую работу по анализу партий и подготовке дебютных вариантов, а также Фредерик Фридель - один из наиболее осведомленных людей в области компьютерных шахмат, тот самый, который десять лет назад основал компанию ChessBase. С помощью Фредерика в номере отеля Каспарова была сооружена альтернативная Deep Blue компьютерная архитектура на базе трех выделенных компьютеров. Один отвечал за поиск в шахматной базе, другой - за анализ позиций, третий служил для обмена электронной почтой и работы в Internet.

Для анализа позиций Каспаров использовал компьютер Pentium Pro 200 и программу Fritz. В личной базе данных Каспарова было собрано около миллиона шахматных партий. База эта обновлялась даже в дни матча, через Internet (что с помощью Фриделя было сделать несложно). По словам самого Фредерика, по шахматному быстродействию (около 200 тыс. ходов в секунду) Fritz уступает Deep Blue примерно в 1000 раз. Fritz была основной программой при проведении компьютерного анализа, в качестве дополнительного консультационного источника использовалась шахматная программа Hiarc 6.0.

Важно отметить, что весь последний год Каспаров посвятил ревизии своей игры, прибегая к интенсивному использованию шахматных систем, прежде всего ChessBase и Fritz. По его признанию, это крайне благотворно отразилось на его нынешней спортивной форме. По крайней мере, он по достоинству оценил всю ту пользу, которую может принести компьютер, выполняющий по первому требованию своего хозяина наиболее рутинную и монотонную работу.

Однако важнее всего было правильно выбрать стратегию для столь быстротечного матча. Еще в прошлом году, после победы над Deep Blue, Каспаров имел неосторожность похвастаться, что непременно подготовит в нынешнем матче для команды IBM неприятные сюрпризы. Как показали все шесть партий, сыгранных в Нью-Йорке, Каспаров явно просчитался. Но не будем забегать вперед и внимательно последим за тем, как разворачивались события в этом драматическом матче.

Загадки Нью-Йорка

Предстартовые хлопоты постепенно улеглись, и как-то незаметно наступила суббота - день первой партии. Организаторы (а этот матч, как и предыдущий, проходил под эгидой профессиональной компьютерной ассоциации ACM) справились со своей работой неплохо. Партии проводились в несколько необычной игровой комнате, которая скорее напоминала апартаменты какого-нибудь аристократа - книжные полки, картины,- все это создавало уют и одновременно придавало игровой сцене непривычный облик.

Три гигантских экрана, выставленных в игровом зале, должны были, по замыслу организаторов, максимально точно донести до зрителя суть происходящего. На первом экране оператор старался ухватить все жесты и мимику Каспарова. Как известно, его эмоциональность и импульсивность весьма импонируют зрителям. Они хотят видеть, когда он повесит на спинку кресла свой пиджак, когда нахмурится, когда обхватит голову руками, когда поправит, снимет или наденет свои часы (каждый жест имеет вполне определенное значение, и опытный зритель уже в точности знает, что Каспаров хочет этим сказать). На втором экране можно было увидеть ту шахматную доску, на которой сражались деревянные фигурки Каспарова и Deep Blue. Наконец, третий отображал демонстрационную доску компьютерной программы Fritz4, где непрерывно велся анализ многочисленных вариантов. Их пояснял для зала один из дежурных комментаторов. Здесь в помощь Ясеру Сейравану и Морису Эшли, уже работавшим в этом качестве в Филадельфии, организаторы отрядили Майка Вальво, арбитра прошлогоднего матча Каспаров - Deep Blue.

Напротив Каспарова, как и в предыдущем матче, сидел Фэн-Сюн Сюй. Этот представитель команды IBM хоть и довольно слабо играет в шахматы, имел полное право занимать место у доски - ведь именно он вместе с Мюрреем Кэмпбеллом стоял у истоков проекта Deep Blue (см. врезку на этой странице, а также мою статью "Белые и черные" // "Компьютерра", 1996, #13-14, с. 56-59). Все общение с Deep Blue Фэн-Сюн Сюй осуществлял через специальный монитор. Ходы Каспарова он вводил с клавиатуры, а ходы, найденные Deep Blue, прочитывал с экрана и производил на шахматной доске, не забывая при этом нажимать кнопку часов, которые вели обычный для классических шахмат контроль времени (по 2 часа на 40 ходов для каждой из играющих сторон). Через ту же клавиатуру Фэн-Сюн Сюй мог от имени Каспарова предлагать ничью. Как видим, все было организовано предельно просто.

Теперь, когда читатель уже почувствовал атмосферу матча, можно перейти непосредственно к партиям.

По жребию в первой партии играть белыми выпало Каспарову. Он начал с хода 1.Kf3. Из первых же дебютных ходов стал очевиден замысел Каспарова нейтрализовать преимущество Deep Blue в знании дебютов. Понятно, что на этой стадии компьютер особенно силен (ведь здесь работает не столько расчетный, сколько поисковый компонент шахматной системы). Нетрудно было предугадать, что команда Deep Blue постарается максимально глубоко изучить все партии, когда-либо сыгранные Каспаровым, чтобы подготовить для него наиболее неприятные сюрпризы. Опасаясь такой домашней проработки, Каспаров старался играть не так (или не совсем так), как он играл раньше. Он стремился сбить компьютер с толку за счет перестановки ходов либо за счет тех схем развития, которые редко применялись в практических партиях самим Каспаровым. Уже второй ход Каспарова (2.g3) был нацелен на то, чтобы обескуражить противника. Ведь позиционные преимущества фианкеттирования слона (его расположения на полях b2/g2) программы типа Fritz частенько недооценивают. Своим третьим ходом (3.b3) Каспаров дал понять, что идет на двойное фианкетто. Ему интересно было посмотреть, как компьютер сможет сориентироваться в необычной обстановке. До 11-го хода Deep Blue играл неплохо, а затем сделал подряд три очень странных хода. Крайне осторожная игра Каспарова привела к тому, что он несколько задержался в развитии своих фигур. И тут Deep Blue начал ни с того ни с сего отдавать ему инициативу. Особенно странно на этом фоне выглядело авантюрное продвижение пешки "g" сначала на g5, а затем на g4. Похоже, что специалисты IBM настраивали Deep Blue перед игрой на заведомо агрессивную тактику. После 44-го хода все было кончено. У белых оказалась полностью выигранная позиция: связанные проходные пешки ("f" и "g") в двух шагах от превращения в ферзи, полное господство в воздухе - "истребитель" и "бомбардировщик" (слон и ладья) против двух разрозненных "бомбардировщиков" (двух ладей). Черные играли крайне авантюрно, быстро оголили свой королевский фланг и открыли центр для удара белых слонов. Итак, первая партия особых хлопот Каспарову вроде бы не доставила. Его план восторжествовал, и он победил.

На следующий день Deep Blue выпадало играть белыми. Большинство специалистов предсказывали, что первым ходом белых будет e2-e4 с переходом, скорее всего, в одно из открытых начал. Так и произошло. Более того, был разыгран вариант Смыслова в испанской партии, которая является коньком Анатолия Карпова - извечного соперника Каспарова в борьбе за шахматную корону. До поры до времени Каспаров лишь имитирует активность, на самом же деле осторожно прощупывает компьютер. Но теперь, в игре за черных, осторожность выходит ему боком. Компьютер четко исполняет весьма интересный план игры, отдельные ходы которого многие комментаторы отмечали восклицательными знаками. В какой-то момент стало очевидным, что Каспаров полностью упустил нити игры и попросту растерялся. Остроумными ходами белые "раскачали" позицию черных и вторглись тяжелой артиллерией на предпоследнюю горизонталь. Положение Каспарова большинством специалистов к 40-му ходу оценивалось как критическое. Особенно всех поразил 37-й ход белых, который был сделан позиционно, в чисто карповском стиле. На 45-м ходу черные сдались. И напрасно. Как показал анализ, черным достаточно было сыграть 45. ... Фе3, после чего через несколько ходов достигалась заветная ничья. Читателю, думаю, нетрудно представить себе состояние Каспарова, когда тому об этом сказали. Вот уж поистине трагедия матча. От этого удара Каспаров так и не смог оправиться.

Закончился первый микроматч из двух партий. Наступил день отдыха. Противники интенсивно анализировали позиции и готовили новый план игры.

Третья партия началась столь же неожиданно, как и первая.

Каспаров сыграл 1.d3 и через некоторое время перестановкой ходов перешел к такому редкостному в его практике дебюту, как английское начало. Над своим девятым ходом Каспаров продумал немало. Однако серией неплохих ходов черные нейтрализовали преимущества Каспарова. Они сумели соорудить защитные редуты, и на 48-м ходу была зафиксирована ничья. Ничья, которую можно было смело записать в актив Deep Blue, - ведь компьютер играл черными.

На следующий день, в среду, Каспаров в ответ на e2-e4 предложил Deep Blue померяться силами в защите Каро-Канн. Оба противника выполнили длинную рокировку своих королей. Deep Blue постарался создать угрозы на ферзевом фланге. Впервые партия добралась до эндшпиля (ладейного) и оказалась самой продолжительной в матче. На 56-м ходу была зафиксирована ничья.

Второй микроматч закончился вничью, и общий счет в матче стал 2:2. Четверг и пятница (8 и 9 мая) были днями отдыха. Как пишет Фредерик Фридель в своих бюллетенях "Из лагеря Каспарова" (кстати, они выходили ежедневно и размещались на сервере клуба поклонников Каспарова - www.club-kasparov.com), в эти дни ничего сколь-нибудь значительного не происходило. Небольшие прогулки по городу, многочисленные телефонные звонки, анализ сыгранных партий, вечером - ресторан. Короче говоря, ничего особенного. Чувствовалось, что наступило затишье перед бурей. Каспаров, безусловно, понял, что пятая партия во многом станет решающей и что это будет его последний шанс обыграть компьютер и победить в матче. Слишком уж уверенно Deep Blue играл белыми. Так что рассчитывать на удачу в шестой было сложно.

Пятая партия началась по сценарию первой, но Каспаров первым свернул с проторенной дорожки. На сей раз он ограничился фианкеттированием слона только на своем королевском фланге. На 11-м ходу Deep Blue неожиданно играет ладейной пешкой h7-h5. В этой партии четко прослеживалась попытка Deep Blue создавать конкретные планы игры и четко их реализовывать. Особенно необычно в подобной игре выглядел лихой рейд черного короля навстречу опасности, в лагерь противника. При этом внешне замечательная позиция Каспарова ровным счетом ничего не значила. Черные остроумным построением добились желанной ничьей. Не обошлось здесь и без казусов. Своим 29-м ходом черные пошли на размен ферзей, зачем-то разрушая свою пешечную структуру. Если так уж хотелось поменяться, можно было сделать это гораздо проще. Как бы то ни было, все, что там навычислял Deep Blue, так и останется для нас загадкой. До самого последнего момента Каспаров был уверен, что выигрывает. Но 49-й ход черных привел его в замешательство: ничейную идею Deep Blue он, похоже, в расчет не принимал.

Трагедия за шахматной доской

Итак, все должно было решиться в последней, шестой партии. Судя по развитию матча, наиболее закономерным его результатом должна была стать ничья. Команду IBM она несомненно устраивала - итоговый прогресс налицо. Каспаров также мог сохранить свой престиж. Другое дело, что перед матчем он выдал столько авансов, что практически сжег за собой все мосты. На этом фоне ничью он мог рассматривать только как поражение. Тем более что в американских газетах (а освещали матч практически все центральные издания) постоянно муссировалась тема мощи "компьютерного разума" (ну, это не так обидно), а также встречались откровенные выпады в адрес Каспарова (один американский программист отметил, а Washington Post тут же напечатала, что Гарри Каспаров за солидный куш занимается всего-навсего тестированием работы специалистов IBM).

Понятно, что все это не могло не задеть чемпионское самолюбие Каспарова. Так что он твердо для себя решил играть черными на выигрыш. Неужели повторится история знаменитой последней партии матча с Карповым, которую Каспаров выиграл словно по заказу? Нет, не повторилась. В шестой партии вновь была разыграна защита Каро-Канн. Первым опять свернул Каспаров: уже вторым своим ходом он направил развитие партии по иному пути. Deep Blue стремится использовать против Каспарова его же оружие, и играет так, как Каспаров привык играть против Карпова.

Когда Каспаров сделал свой седьмой ход, специалисты невольно переглянулись. Что он делает? Ведь это не столь уж секретная дебютная ловушка. Как потом выяснилось, это был не "зевок" Каспарова, а запланированная "ошибка". Накануне Каспаров проверял этот ход на доступных шахматных программах, и все они словно забывали про эту ловушку. Белые, если хотят использовать промах черных, должны пожертвовать коня на e6. Каспаров, затаив дыхание, смотрит на доску. И что же? Deep Blue, как ни в чем ни бывало, хладнокровно жертвует коня. Неужели это провал? Каспаров еще надеется, что, может быть, в самом конце варианта белые все же ошибутся, но следует 19.c4. Находясь на грани нервного срыва, Каспаров резко вскакивает со своего места. Полное фиаско. Матч проигран. Как впоследствии выяснилось, в шестой партии Каспаров пал жертвой собственных заблуждений. Зная, что в одном из наиболее полных компьютерных сборников партий - турнирной книге Genius (полное название Intel Tournament Book) - взятие конем пешки на поле e6 считается неудачным, и полагая, что разработчики Deep Blue опирались на ошибку этого авторитетного источника, он решил подловить компьютер и намеренно сделал ход h6. Позднее, в интервью газете "Спорт-экспресс", Каспаров прокомментировал это так: "Я не думаю, что в IBM готовили этот вариант к матчу. Это или гениальное откровение команды Deep Blue, или они ничего не понимают в этом деле! Машина не может жертвовать фигуры из позиционных соображений! Не может!" Но так ли это?

Окончание в следующем номере.


Руслан Богатырев - инженер-программист, работает в Мосгосэкспертизе при Правительстве Москвы, ранее работал главным редактором журнала "Технология программирования".
E-mail: ruslan@irdis.msk.su

Ключевые моменты матча

1-я партия. 3 мая

Каспаров - Deep Blue
Дебют Рети

11. ... Фа5 ? - ферзь вырывается на простор

12. ... Сс7 ? - запирая ферзя; похоже, Deep Blue намеренно отдает инициативу

13. ... g5 ? - вскрывать позицию при двойном фианкеттировании равносильно самоубийству

16. Kh2 - план с переводом коня на господствующие высоты - пункт f5

22. ... g4? - позиция черных, несмотря на два "странных" хода, вполне приемлемая. И тут следует еще один "подарок"

25. ... Се7 !

28. ... f5 ? - жертва пешки, оголяющая короля

30. f4 ! - жертва качества (ладью за слона)

34. Фf1 ! - размен ферзей (переход в эндшпиль) при недоборе качества

38. ... Kpg7 ? - король попадает под связку

40. ... hg ? - массовый размен на g4 - это конец

44. ... Лd1 ? - странный ход; Каспаров впоследствии не мог понять, почему был сделан именно этот, быстро проигрывающий ход. Ведь даже Fritz нашла куда более благоприятные варианты за черных


2-я партия. 4 мая

Deep Blue - Каспаров
Испанская партия

12. Kf1 - осуществляет перевод коня на королевский фланг по маршруту d2-f1-g3

15. ... Кс6 - начало переброски коня по маршруту a5-c6-e7-g6

19. a4 !

21. Фе2 ! - добротный позиционный ход

26. f4 !! - компьютер начинает раскачивать позицию черных, к угрозам на ферзевом фланге теперь добавляются неприятности на королевском

29. Фf2 ?! - предыдущим ходом ферзь был перемещен на f1

32. ... Cf8 - Каспаров плывет по воле волн, ведет игру крайне пассивно, похоже, он просто не знает, что ему делать

33. Kf5 ! - белые усиливают давление на "флеши" черных, дальше форсированно вскрывается вся позиция

37. Се4 !! - хороший позиционный ход; блокируется черная пешка "e" и создается скрытая угроза продвижения белой пешки по линии "d". Непонятно, почему Deep Blue выбрал именно этот вариант вместо прямого выигрыша материала путем 36. Фb6

44. Kpf1 - уклоняясь от размена ферзей, белые ставят короля не на то поле; этот промах позволял Каспарову добиться ничьей

45. Ла6 - трагедия матча; черные сдались; Каспарову показалось, что в случае размена ферзей белую пешку по линии "c" не остановить, а ведь здесь еще можно было добиться ничьей ходом 45. ... Фе3!; как показал анализ нескольких гроссмейстеров с привлечением шахматных компьютеров, ничья здесь была не за горами


3-я партия. 6 мая

Каспаров - Deep Blue

9. Kg5 ?! - Каспаров над этим ходом продумал почти 40 минут

22. ... Фа5 ! - черные организуют контригру

32. ... a5 ? - черные фактически отдают Каспарову контроль над всеми стратегическими высотами

34. ... g5 ?! - неожиданный план контригры на королевском фланге

36. f6 ! - Каспаров стремится запереть черных в их лагере

40. 3/4 Сс7 ! - черные находят интересный план переброски слона, пусть и ценой пешки "a"

48. Ла6 - Каспаров повторяет ходы и вынужден согласиться на ничью: взломать позицию черных практически невозможно


4-я партия. 7 мая

Deep Blue - Каспаров
Защита Каро-Канн

12. С:g6 - Deep Blue разменом слонов стремится создать у черных сдвоенные пешки на королевском фланге, предопределяя длинную рокировку

17. ... Ф:f6 ! - Каспаров намеренно идет на ухудшение своей пешечной структуры

24. b4 ?! - Deep Blue стремится вскрыть вертикаль "b"

30. ... Ф:e3 ? - Каспаров идет на размен ферзей

35. ... Л:g4 !? - Каспаров выбирает нелучший план

37. Kd4 ! - тонкий ход

43. ... Лf1+ ? - обманчиво активный ход Каспарова

52. Лс7 ! - Deep Blue в ладейном эндшпиле играет очень четко

56. Крс1 - в ответ Каспаров предлагает ничью


5-я партия. 10 мая

Каспаров - Deep Blue

11. ... h5 ?! - неожиданный ход Deep Blue

22. ... К6e5 ! - этим ходом черные фактически нейтрализуют небольшое позиционное преимущество Каспарова

29. c4 ! - Каспаров пытается нейтрализовать активного черного коня

29. ... Фg6 ?? - удивительный ход; черные идут на размен ферзей с разрушением своей пешечной структуры

34. ... Кс8 ! - перегруппировка сил

36. ... Kb5 ! - черные идут на размен важного белого слона с потерей своей пешки

42. ... Л:a2 !

44. ... Kd2 !

47. ... Kpb6 !

49. ... Kpb4 - белые могут превратить пешку в ферзя, но черные дают вечный шах


6-я партия. 11 мая

Deep Blue - Каспаров
Защита Каро-Канн

5. Kg5 - белые стремятся к такой же игре, которую обычно Каспаров использует против Карпова

7. ... h6 ?? - подготовленная "ошибка" Каспарова

8. К:e6 - дебютная жертва коня

8. ... Фе7 ? - Каспаров делает этот ход практически молниеносно

17. Cf5 ! - использование слабостей черных

17. ... ef - Каспаров надеется, что Deep Blue не найдет выигрывающего 19-го хода

19. c4 ! - но Deep Blue его "находит"

1419