Отечественный рынок FMC по-прежнему находится в зачаточном состоянии — к такому выводу пришли участники пятой международной конференции «Конвергенция фиксированных и мобильных сетей 2009», состоявшейся в Москве в конце марта.

Польза от интеграции услуг мобильной и фиксированной связи для телекоммуникационных компаний и их клиентов, казалось бы, сомнению не подлежит. Об этом говорилось часто и подолгу на всевозможных отраслевых мероприятиях, в том числе четырех предшествующих конференциях FMC. Однако многое ли изменилось? И в абсолютных, и в относительных показателях отечественный рынок FMC сильно отстает от рынков конвергентных услуг большинства развитых стран.

«Наш рынок смехотворно мал, а его границы четко не определены», — с сожалением резюмировал старший консультант IKS-Consulting Константин Анкилов. Объем рынка варьируется в пределах 20—70 млн долл. — в зависимости от того, что вкладывается в понятие «услуга FMC». В определениях наблюдаются серьезные разночтения, которые затуманивают истинное положение вещей в данной области. С некоторой долей уверенности можно утверждать, что в долевом выражении сегмент FMC составляет всего 0,2% отечественного рынка сотовой связи, 0,5% рынка местной телефонной связи и лишь 0,2% мирового рынка FMC. Темпы роста использования конвергентных услуг крупными российскими корпорациями не превышают 10% в год.

По «гамбургскому счету» российским абонентам пока известны лишь два конвергентных сервиса — «Единый номер» и мобильный доступ к корпоративным телефонным справочникам. При этом первая услуга нередко реализуется посредством банальной переадресации вызова, что с большой натяжкой можно отнести к услугам класса FMC. Отчасти рынок разнообразят малочисленные дополнения к двум стержневым сервисам, но суть дела не меняется: сложные высокотехнологичные услуги FMC пока не востребованы даже теми клиентами, которые в состоянии за них платить.

Одним из главных аргументов телекоммуникационных операторов в пользу внедрения FMC является снижение операционных затрат (OPEX). По логике, если компания связи владеет фиксированной и мобильной сетями, то затраты на формирование и продажу разнотипных услуг в них должны превышать расходы на организацию конвергентных сервисов. Параллельно должны увеличиваться и доходы оператора FMC – за счет выхода в новые сегменты рынка, роста ARPU, уровня лояльности клиентов и т. д. Но на практике телекоммуникационные предприятия не торопятся складывать яйца в одну корзину. Слияние «ВымпелКома» и «Голден Телекома» хотя и показало некоторое оживление конвергентных идей в объединенной структуре, но не вызвало к жизни серьезных коммерческих инициатив в этой области.

Анкилов называет несколько причин удручающего состояния российского сегмента FMC. Во-первых, на заре его становления инициаторами конвергентных процессов были операторы фиксированной телефонной связи, которые довольно скоро охладели к конвергенции, поскольку их потенциальные партнеры, мобильные операторы, были заняты преимущественно строительством своих сетей и наращиванием абонентской базы. Теперь же старожилы телекоммуникационного рынка воспринимают сотовые компании как прямых конкурентов, отнимающих у них клиентов и трафик. Партнерство между ними возможно, однако сдерживается многочисленными препонами. Например, животрепещущий вопрос разделения доходов от конвергентных услуг трудно разрешить не только в рамках взаимоотношений между самостоятельными фиксированным и мобильным операторами, но даже в рамках одного телекоммуникационного холдинга, владеющего сетями обоих типов.

Во-вторых, экономия OPEX от формирования единой сервисной инфраструктуры, по подсчетам экспертов, станет заметна лишь в отдаленном будущем, а про обещанное увеличение доходов — бабушка надвое сказала: кiller application для рынка FMC так и не появилось (хотя на эту роль отчасти претендует услуга «Единый номер»). Наконец, рынок конвергентных услуг до сих пор не получил отработанных регулятивных механизмов.

«Менеджмент предприятий связи не мотивирован на конвергенцию и всячески препятствует внедрению бизнес-модели FMC и на техническом, и на организационном уровнях», — делает вывод Александр Голышко, начальник аналитического отдела «Интеллект Телекома». По его мнению, наблюдаемое слияние операторов фиксированной и мобильной связи является ответом на скрытый саботаж концепции FMC в таких компаниях.

«Иногда движение вперед является результатом пинка сзади», — образно прокомментировал ситуацию Голышко. Он убежден, что нынешний экономический кризис станет тем необходимым толчком извне, который придаст рынку FMC новый импульс к развитию. Якобы, глобальный разворот экономики в сторону мобильной рабочей силы и виртуальной производственной среды сделает конвергентную услугу жизненно необходимым инструментом выживания бизнеса в условиях рецессии. В итоге FMC пропитает собой не только корпоративный сектор телекоммуникационного рынка, но и его потребительский сегмент, так как частные абоненты потребуют от провайдеров обеспечить им повсеместный доступ ко всему спектру услуг. Впрочем, осторожно заметил Голышко, пока мы находимся где-то в середине процесса освоения FMC, точнее на этапе разработки стратегии развития этого сервисного направления.

Даже принимая во внимание оптимизм некоторых участников конференции, из всего услышанного можно заключить, что в среднесрочной перспективе отечественный рынок FMC вряд ли продемонстрирует заметный прогресс.


Диаграмма. Какие факторы вынуждают предприятия переходить на конвергентные сервисы?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями