Идея сближения двух видов связи, мягко говоря, не нова. О конвергенции фиксированной и мобильной связи всерьез заговорили в начале 90-х годов прошлого века, когда мобильная телефония постепенно стала переходить из категории экзотики в разряд обыденных вещей. В то время казалось, что эра FMC наступит совсем скоро. Но этого не произошло, и сегодня, по прошествии почти 15 лет, приходится констатировать, что FMC — дело пусть и не очень отдаленного, но все же будущего.

 Прогнозы не оправдались по простой причине: в ту пору ни операторы фиксированной связи, ни владельцы сотовых сетей не видели веских причин для вложения средств в новую технологию. Доходы первых уверенно росли за счет услуг голосовой связи в традиционных ТфОП, а основанием для нешуточного беспокойства были, скорее, либерализация рынка и выход на него новых игроков. У операторов мобильной связи дела тоже шли в гору. Их заботили лишь обеспечение территориального покрытия, привлечение новых клиентов и развитие инфраструктуры, которое часто не поспевало за ростом абонентской базы.

Должно было пройти время, чтобы представители обоих лагерей телекоммуникационного рынка осознали потребность в сближении. Свою роль в этом сыграли несколько факторов.

Во-первых, абоненты привыкли использовать мобильные телефоны даже в офисе или дома. Сегодня они оплачивают по тарифам мобильной связи звонки, которые можно было бы осуществлять со стационарных телефонов, что подрывает основы бизнеса операторов фиксированной связи. Согласно данным фирмы InStat, примерно 30% входящих бизнес-вызовов принимаются на мобильные телефоны, даже если сотрудник находится на рабочем месте. В 2004 году благодаря популярности сотовой телефонии число звонков через фиксированные сети связи уменьшилось почти на 14,5%. В последующие годы эта тенденция продолжала нарастать.

Во-вторых, из-за проблем с покрытием качество мобильной связи внутри помещений нередко оказывается невысоким. Естественно, это вызывает нарекания абонентов.

В-третьих, мобильные операторы вплотную столкнулись с насыщением множества региональных рынков. Жесткая конкуренция между несколькими игроками (прежде всего, в области тарифной политики) привела к тому, что показатель ARPU начал снижаться. На фоне остановившегося роста абонентской базы возникла угроза уменьшения доходов операторов. Рост этих доходов обеспечит только разработка новых сервисов, в связи с чем возникла необходимость внедрения технологий 3G, Wi-Fi, WiMAX и др.

В-четвертых, хотя мобильные операторы все активнее используют свои сети для предоставления услуг передачи данных, их пропускная способность существенно меньше скорости фиксированных каналов широкополосного доступа. Ситуация обещает измениться к лучшему благодаря распространению технологий HSDPA/HSUPA, но их поддержка еще далека от повсеместной.

Симметричные надежды

Примечательно, что в конвергенции фиксированной и мобильной связи усмотрели для себя спасение обе стороны. Сотовые операторы воспринимают пользовательскую аудиторию сетей фиксированной связи как легко доступный сегмент, обслуживание которого средствами FMC позволит им заметно увеличить свою суммарную долю на телекоммуникационном рынке. Операторы фиксированной связи, в свою очередь, увидели в FMC способ вернуть те драгоценные минуты, которые были потеряны из-за бурного развития мобильной телефонии.

Комплементарность ожиданий порождает вопрос: являются ли технологии FMC действительным решением проблемы? Или дело сведется к своеобразному «взаимозачету», и проникновение фиксированных и мобильных операторов на рынки друг друга приведет к уменьшению общего оборота телекоммуникационной отрасли?

Три источника…

Конвергенция фиксированной и мобильной связи затрагивает три основные области: мобильные терминалы, транспортные сети и приложения.

В области терминалов речь, прежде всего, идет о двухмодовых устройствах, а точнее — о мобильных телефонах, поддерживающих технологию Wi-Fi. Заинтересованность пользователей в таких продуктах не вызывает сомнений: наличие в терминале средств Wi-Fi означает поддержку хэндовера при перемещении из зоны действия базовой станции в зону Wi-Fi, будь то «хот-спот» или корпоративная сеть. Отсюда — возможность прозрачного перевода голосовых вызовов в сеть фиксированной связи для использования крайне дешевых услуг Internet-телефонии и обмена данными по каналу с более высокой пропускной способностью. Последнее особенно актуально для пользователей, лишенных возможности работать в сети 3G.
В результате реализуется мечта любого абонента: единственное (и при том мобильное) терминальное устройство, единый телефонный номер, единый счет за услуги связи, единый набор функций, доступный вне зависимости от текущего местонахождения, и наличие дополнительных возможностей типа контроля присутствия. Сейчас в длинном перечне преимуществ на первое место все-таки выходит экономия на телефонных звонках, поэтому было бы наивно думать, что сотовые операторы начнут вкладывать нешуточные суммы в развертывание инфраструктуры FMC исключительно ради того, чтобы абоненты могли выводить звонки из сетей мобильной связи. Конечно, такой процесс можно поставить под контроль, однако, отмечает вице-президент по маркетингу компании Broadsoft Скотт Уортон, есть менее затратные альтернативы.

Скажем, в Германии ряд операторов сотовой связи ввели специальные тарифы на звонки, которые абоненты совершают, находясь недалеко от их дома (так называемые «расценки для домашней зоны»). Правда, операторы фиксированной связи тоже не сидят сложа руки. Показательна политика британской British Telecom, которая в партнерстве с Vodafone первой в Европе запустила конвергентные услуги в коммерческую эксплуатацию. На февральском 3GSM World Congress компания объявила о введении в строй мобильных услуг VoIP, доступных пользователям смартфонов производства NTC с установленной на них ОС Windows Mobile 6.

Новая услуга стала расширением двухмодового сервиса BT Fusion, который позволяет GSM-абонентам делать звонки через беспроводные локальные сети этого оператора, как только они оказываются в зоне их действия. В арсенале BT насчитывается 30 тыс. хот-спотов Wi-Fi, размещенных по всему земному шару, около 1 млн устройств БЛС, установленных у абонентов, а в конце марта фирма запустит в эксплуатацию первую из ее 12 зон Wi-Fi городского масштаба (по аналогии с московским проектом «Голден Телекома»). Сервис Fusion позволит BT бороться за «минуты» абонентов, совершающих звонки из дома по мобильному телефону. Возможность их переадресации в сеть Wi-Fi — неплохой ответ на специальные тарифы сотовиков для «домашней» зоны.

В качестве контрудара операторы мобильной связи могут ввести искусственно завышенные тарифы на роуминг при вызовах через сети без гарантии QoS (например, через Skype). Оценки аналитиков свидетельствуют о том, что для сотовых операторов это — куда более экономичный способ удержания потребителей от использования альтернативных путей вызовов, нежели установка абонентских комплектов Wi-Fi и замена терминалов на двухмодовые устройства. К сожалению, такие устройства еще не стали массовыми продуктами.

С начала 2006 года их предлагают в Японии NEC и NTT DoCoMo. В 2004–2005 годах двухмодовые терминалы представили Nokia (N80), LG (CL400) и другие производители. Однако Motorola, вступившая в яльянс с Cisco Systems для создания двухмодового терминала, который должен был сменить так и не запущенную в массовое производство модель CN620 для сетей GSM, летом минувшего года сообщила о сворачивании проекта.

В области инфраструктуры изменения затронут транспортный уровень. Наиболее многообещающей является архитектура IP Multimedia Subsystem (IMS), открывающая путь к разработке и внедрению новых типов приложений и, как следствие, к повышению доходов операторов. Основанная на стандартизованных «строительных блоках», взаимодействующих друг с другом по стандартным протоколам (вроде SIP или DIAMETER), архитектура IMS позволяет оператору открыть доступ к мультимедиа-сервисам любому абоненту сети фиксированной или мобильной связи. Главное, чтобы он располагал устройством, поддерживающим IP. Правда, пока преимущества от использования IMS ограничиваются сокращением текущих издержек операторов благодаря гармонизации сетевого оборудования и улучшению его параметров. Приложения на базе IMS мало чем отличаются от сервисов, ранее реализованных в сетях мобильной связи (таких как push-to-talk, системы отслеживания присутствия, хостинг УАТС и т.п.). Другими словами, обещанные выгоды IMS пока имеют косвенное отношение к росту доходов от внедрения конвергентных решений.

Мы подходим к уровню приложений, которые в IP-среде выполняются на уровне ядра сети (обычно в центре обработки данных) и потому не требуют существенных изменений ни сетевого транспорта, ни терминалов. Абоненты предпочитают использовать в разных сетях привычные программы независимо от технологии доступа или терминального устройства. Сотовый оператор мог бы организовать доступ к ряду популярных приложений (поиск в Internet, игры и др.) через сеть мобильной связи, увеличив трафик и снизив, по крайней мере теоретически, уровень оттока абонентов. Таким образом, реализуя конвергенцию на прикладном уровне и внедряя сервисы, представляющие ценность для абонентов, операторы имеют все шансы поднять свои доходы. При этом развертывание соответствующей инфраструктуры FMC не является необходимым.

…И две составные части

Говоря о приложениях, необходимо разделить рынок на два сегмента — частных и корпоративных абонентов. Как свидетельствует мировая практика, приоритетами первых являются развлечения и более эффективное общение с родственниками и друзьями. Перевод развлекательных приложений и контента в сети мобильной связи идет полным ходом; мобильные игры и мобильное ТВ — яркие тому свидетельства. Общая тенденция сводится к реализации концепций Triple Play и Quadruple Play. Еще один потенциально перспективный сектор — FMC-приложения для семьи или группы друзей. Вот лишь пара примеров: родители могут ограничить звонки на телефоны своих детей в период подготовки уроков либо через Web-интерфейс сконфигурировать сразу все телефоны так, чтобы они не звонили в ночное время.

Вопрос повышения эффективности коммуникаций, в основном, остается открытым: способов чем-то дополнить стандартные голосовые вызовы и SMS/MMS не так уж и много. Одним из перспективных вариантов обещает стать перенос сервисов мгновенного обмена сообщениями (IM) в мобильную среду. Завидную активность проявляет корпорация Microsoft, которая на 3GSM World Congress не только анонсировала шестую версию ОС Windows Mobile, но и представила технологию интеграции использующих ее смартфонов с сетью Windows Live.

Такая интеграция обеспечивает абонентам мобильный доступ к электронной почте, службе IM и средствам поиска информации в Internet. А операторы получают потенциальную возможность приступить к оказанию специализированных услуг 240 млн уникальных пользователей, которые регистрируются в Windows Live ежемесячно.

Основная проблема, с которой сталкиваются эти и подобные начинания, заключается в готовности частных абонентов раскошеливаться на дополнительные услуги. По всей вероятности, наиболее дальновидная политика операторов — вывод на рынок множества услуг, адресованных разным категориям абонентов. С бизнес-пользователями все обстоит иначе. Они готовы платить за сервисы, которые повышают продуктивность их работы и делают более эффективными бизнес-коммуникации.

Один из многообещающих вариантов конвергенции связан с корпоративными коммуникационными системами. Услуги хостинга учрежденческих АТС типа IP Centrex в последнее время получили заметную популярность. Следующий шаг напрашивается сам собой: адаптировать эту идею к мобильной среде и предоставлять доступ к IP Centrex с мобильного терминала. Компании, уже предлагающие в Европе подобные услуги корпоративным пользователям, взимают за них ежемесячную плату 5–50 евро в месяц и получают дополнительный доход за счет увеличения общего количества минут, в течение которых абонент разговаривает по мобильному телефону.

Не менее перспективен другой сценарий: полная интеграция мобильных терминалов в систему корпоративной телефонии. Как известно, ведущие производители УАТС вроде Avaya, Siemens или Nortel на протяжении ряда лет обеспечивают в своих коммуникационных системах переадресацию вызовов на мобильные телефоны сотрудников, возможность их обратной маршрутизации с мобильного телефона на УАТС и т.д. Тем не менее набор подобных функций остается ограниченным. Один из вариантов FMC, в англоязычной литературе не очень удачно окрещенный «мобильной УАТС», предполагает следующее: мобильный терминал (смартфон) наделяется возможностями стационарного системного телефонного аппарата, и в распоряжении его обладателя оказываются все функции телефонии, доступные на рабочем месте.

Технологически такая возможность реализуется путем инсталляции на смартфоне ПО мобильного клиента, которое должно взаимодействовать с коммуникационным сервером, установленным в корпоративной сети. Этот замысел уже реализован в коммерческих решениях Alcatel (Corporate Mobility Manager), Avaya (приложение Avaya Mobile Client и коммуникационный сервер Communications Manager), Nortel (IMS Fixed Mobile Convergence), Siemens (устройство HiPath MobileConnect) и других производителей.

Наконец, комбинированный подход состоит в объединении в систему корпоративной телефонии «мобильной» и хостинговой УАТС. Оператор, предлагающий такую услугу корпоративным клиентам, получает шанс подключить к ней всех сотрудников организации-заказчика, а тем самым пополнить абонентскую базу, увеличить доходы и уменьшить отток абонентов. И этот сценарий уже реализуется. В декабре 2006 года американский оператор Sprint анонсировал услуги «конвергентной УАТС», предлагаемые корпоративным клиентам за 20 долл. в месяц (не считая оплаты телефонных вызовов).

Надо ли говорить, что подобные услуги не в последнюю очередь опираются на технологии пакетной передачи голоса по протоколу IP. Примечательно, что речь идет об использовании средств VoIP не в наиболее распространенном варианте, позволяющем заметно снизить расходы абонента на услуги связи. В данном случае это — способ повышения ценности услуг для пользователей и увеличения доходов оператора.

На первых порах наибольшую пользу от предоставления FMC-услуг корпоративным клиентам могут извлечь операторы фиксированной связи — хотя бы потому, что они традиционно работают с корпоративными заказчиками гораздо плотнее владельцев сотовый сетей. Но и здесь ситуация меняется. Перспективность корпоративного сектора, кажется, уже в полной мере осознали участники рынка мобильной связи.

С разных сторон

Конкретный подход оператора к реализации концепции FMC определяется рыночным сегментом, особенностями бизнеса и типом имеющейся инфраструктуры. Как мы уже сказали, операторам фиксированной связи реализация концепции FMC открывает надежду на возвращение части звонков, совершаемых в «домашней» зоне (благодарю хэндоверу с сетью Wi-Fi), а также позволяет дистанцироваться от конкурентов на рынке фиксированной связи за счет разнообразия сервисов. Виртуальные операторы (MVNO) вообще ничего не теряют в доходах, получая инструмент для реализации концепции Quadruple Play. Компаниям, оказывающим услуги широкополосного доступа по беспроводным сетям, предоставляется шанс выйти в прежде не охваченный сегмент сотовых абонентов (благодаря перемаршрутизации звонков) и привлечь клиентов, по тем или иным причинам не пользующихся услугами мобильной связи.

В особом положении оказываются интегрированные операторы, которые в результате слияний или реализации собственных проектов располагают сетями и фиксированной, и мобильной связи. С одной стороны, их возможности реализации концепции FMC поистине безграничны. С другой, для этого требуется минимум синхронизации деятельности бизнес-направлений на уровне технологической и корпоративной стратегий, инфраструктурных подразделений, отделов биллинга и обслуживания клиентов, маркетинга и продаж. Для тех компаний, чей фиксированный и сотовый бизнес долгое время развивались независимо, подобная синхронизация весьма непроста.

Реализация FMC-услуг имеет и другие проблемы. Внедрение архитектуры IMS — удовольствие не из дешевых. Для расширения спектра услуг нужны пересмотр параметров контрактов SLA, изменения в системах биллинга и OSS, а в отдельных случаях — модернизация транспортных сетей и каналов доступа. Кроме того, полномасштабный переход на IMS грозит растянуться на годы, хотя уже сегодня IMS-совместимые платформы и сетевые устройства выпускают Alcatel, Cisco, NetCentrex и ряд других производителей, а продукты Telcordia Technologies и Tekelec вообще позволяют разрабатывать FMC-услуги, не дожидаясь внедрения IMS.

О неподдельном интересе операторов к FMC свидетельствуют многочисленные объявления о тестировании конвергентных сервисов и их запуске в коммерческую эксплуатацию. Эти процессы шли в минувшем году и, по мнению аналитиков, в полной мере проявятся в году текущем. Однако самые первые проекты в данной области датированы концом 2003 — 2004 годом. Эксперты именуют их «предконвергентными», поскольку до подлинной конвергенции на уровне сетевой инфраструктуры, сервисов и многомодовых абонентских устройств поначалу дело не доходило.

Например, несколько лет назад операторы Vodafone (сервис @home) и O2 (Genion) в Германии, а также TDC (сервис Duet) в Дании предложили доступ к услугам мобильной и фиксированной связи только через сотовую сеть и при помощи одномодовых сотовых терминалов.

Настоящие конвергентные проекты начались с поддержки хэндовера между сетями разных типов, включая Wi-Fi, при наличии устройства с установленной PC-картой (услуга Unlimited Mobile Service компании Swisscom). Подлинными же первооткрывателями мира FMC стали представители Юго-Восточной Азии. В июне 2004 года Korea Telecom запустила сервис Onephone, при помощи которого владельцы двухмодовых (Bluetooth/CDMA) телефонов смогли автоматически переводить звонки из CDMA-сети KT в близлежащую локальную сеть того же оператора, подключаясь к ней через специальную точку доступа с поддержкой Bluetooth. В ноябре того же года NTT DoCoMo приступила к предоставлению услуг Passage Duple, подразумевающих конвергенцию между сетью 3G и локальной офисной сетью; в этом случае мобильная трубка превращается в бесшнуровой IP-телефон. Через офисную ЛС корпоративные подписчики Passage Duple смогли совершать бесплатные вызовы, получать доступ к стандартным функциям удержания и перевода звонков, к услугам IM и отслеживания присутствия.

Примеру Korea Telecom, NTT DoCoMo и British Telecom, которая вышла на рынок FMC-услуг в июне 2005 года, вскоре последовали другие компании. Конвергентные сервисы американской Cingular Wireless основаны на протоколе UMA и охватывают проводные, локальные беспроводные и сотовые сети. Sprint Nextel в конце прошлого года начал предлагать пакет коммуникационных услуг не только абонентам сотовых и фиксированных сетей, но и подписчикам на сервисы кабельного телевидения. А израильская MiRS Communications в прошлом году стала предлагать 370 тыс. клиентам, которые являются абонентами сети GSM и одновременно подписчиками на сервис iDen, двухмодовые телефоны и клиентское ПО IP-телефонии, а параллельно переводить свою сеть на архитектуру IMS. FMC-проекты развивают BellSouth, AT&T, Vodafone, France Telecom и ряд других фирм.

Хотя первые такие проекты опираются на использование двухмодовых терминалов, перспективы конвергенции фиксированной и мобильной связи простираются гораздо дальше. С точки зрения роста доходов разных операторов подлинный потенциал FMC находится в области инновационных приложений. Активное применение технологии VoIP ведет к сокращению абонентских расходов на голосовые вызовы, но было бы наивно воспринимать FMC как концепцию, тянущую операторов ко дну. Напротив, ее реализация стимулирует появление новых рыночных предложений, схем тарификации и наборов сервисов, способных заложить надежный фундамент стабильного долгосрочного роста доходов. Операторам осталось лишь выработать правильное рыночное позиционирование и сегментировать клиентскую базу. Обслуживая десятки миллионов частных лиц, они не должны забывать, что применительно к FMC наибольшие перспективы сулит предоставление конвергентных услуг корпоративным абонентам.


Доступ без лицензии

Применительно к реализации концепции FMC основные надежды связаны с протоколом SIP, функционирующим поверх архитектуры IMS. Однако прежде чем последняя заявила о себе в полный голос, эксперты, производители и операторы всерьез рассматривали альтернативный вариант — SIP over Unlicensed Mobile Access (UMA).

Предложенный фирмой Kineto Wireless протокол UMA обеспечивает доступ к услугам GSM/GPRS с использованием технологий, не требующих лицензирования спектра (Wi-Fi, Bluetooth). UMA позволяет распространить систему сигнализации SS7, применяемую в сотовых сетях (уровень GSM MAC), на среду Internet. Сообщения, передаваемые по сотовой сети, инкапсулируются и туннелируются на двухмодовое терминальное устройство с поддержкой UMA. Аналогичной процедуре подвергается и трафик, транспортируемый в обратном направлении. С архитектурной точки зрения сетевой UMA-контроллер (UNC), расположенный на границе проводной сети, воспринимается GSM-сетью как виртуальная базовая станция.

Мобильные операторы расценивают протокол UMA как долгожданную палочку-выручалочку, поскольку, в отличие от варианта SIP over IMS, вызовы с помощью средств UMA остаются в сотовой сети, а не маршрутизируются в среду VoIP. Это достигается благодаря тесной интеграции UNC с коммутационным центром мобильного оператора, в результате чего последний сохраняет за собой полный контроль над всеми звонками. К тому же внедрение указанного протокола не требует существенной модернизации сети, а значит, и крупных инвестиций. Впрочем, отмечают аналитики Disruptive Analysis, протокол UMA прекрасно справляется со своими задачами при обслуживании частных абонентов, но не поддерживает функции, традиционные для систем корпоративной телефонии (удержание и перевод вызова, конференц-связь и т.д.), и возможности корпоративных беспроводных сетей. В силу таких ограничений UMA не годится для корпоративной среды.

Остается добавить, что первоначально создававшийся с ориентацией на сети поколений 2G и 2,5G протокол UMA получил дальнейшее развитие. Спецификацией 3GPP Release 6 предусмотрена возможность использования протокола SIP (в том числе с IMS) поверх UMA; соответствующая технология получила название Generic Access Network (GAN). Так что противостояние между UMA и IMS еще не закончилось.


Непрерывный вызов

Принципиальным моментом в любой конвергентной среде является хэндовер голосовых вызовов при перемещении абонента между сетями разных типов. Немаловажной оказывается обратная совместимость с унаследованными фиксированными сетями, не использующими протокол IP, и с сетями мобильной связи различных поколений.

Поддержка подобного хэндовера описана в спецификации Voice Call Continuity (VCC), которая разрабатывалась с ориентацией на расширения архитектуры IMS, предусмотренные версией 3GPP Release 7. Речь идет, в частности, о хэндовере между подсистемами IMS и сетями 2G/3G с коммутацией каналов. Аналогичные возможности будут прописаны в документах 3GPP2 MMD, регламентирующих дальнейшую эволюцию сетей cdma2000. Однако, как обычно случается, операторы начинают тестировать возможности систем VCC еще до полномасштабного внедрения IMS/MMD. Их планы предполагают постепенный переход на IMS от нынешних архитектур на базе программных коммутаторов и одновременную поддержку телефонии в сетях Wi-Fi. В этом случае немаловажной оказывается совместимость VCC-решений с сетями сотовой связи, соответствующими стандартам 3GPP R4, R5 и R6.

В первоначальной версии стандартов VCC содержалось требование маршрутизации в IMS-домене любых вызовов с участием двухмодовых мобильных терминалов, даже если инициация и терминация вызова осуществляются в сетях с коммутацией каналов. По мнению участников рынка, при внедрении технологии VCC до окончательного утверждения стандартов необходим иной подход к обеспечению непрерывности вызовов в конвергированных средах. Разработку рекомендаций, обеспечивающих взаимодействие разных систем при организации хэндовера, обработку сообщений и организацию хостинговых сервисов в FMC-средах, взяла на себя специальная рабочая группа, которая сформирована в прошлом году консорциумом MobileIGNITE.

Несмотря на отсутствие утвержденного стандарта, отдельные производители уже разрабатывают продукты с использованием технологии VCC. Пионером стала компания Huawei Technologies, представившая первое коммерческое решение на базе VCC IMS в ноябре прошлого года.


Фемтосети третьего поколения

Технология фемтосот для сетей 3G стоит особняком в ряду разработок, нацеленных на реализацию концепции FMC. В отчете, опубликованном аналитической компанией ABI Research около полугода назад, утверждается, что в 2011 году во всем мире через фемтосоты будут работать 102 млн чел., а обслуживать их будут 32 млн точек доступа. Верить аналитикам на слово было бы опрометчивым шагом, но к фемтосотам стоит пристально присмотреться.

Фемтосота формируется миниатюрной базовой станцией низкой мощности, которая подсоединяется к домашней широкополосной линии доступа. Такое устройство может быть частью сети 3G, но это не обязательно. Главное — хорошее покрытие и мощность излучения, позволяющая поддерживать мобильные сервисы голосовой связи и высокоскоростной передачи данных (по технологии HSDPA) во всех помещениях. Подключение «домашней» сети 3G к широкополосному IP-каналу значительно повышает качество сервиса и емкость сети. Оператор же существенно снижает затраты на строительство магистральных линий, на повышение емкости сети и обеспечение высокого качества связи внутри помещений, одновременно стимулируя звонки из дома по мобильной сети.

Наконец, технология фемтосот открывает путь к внедрению конвергентных сервисов. Предполагается, что оператор, располагающий радиочастотным спектром и инфраструктурой 3G, может предложить конвергентные услуги гораздо более высокого качества, чем в сетях, не требующих лицензирования спектра. Появляется возможность локализации тарифов: звонки, совершаемые через фемтосоту, должны стоить гораздо меньше, чем вне ее. Аналогичная политика применима и к сервисам передачи данных. Мы уже не говорим о возможности детально изучить интересы абонента при его работе в фемтосети, чтобы затем персонифицировать предоставляемые за ее пределами сервисы.

Фемтосоты 3G органично вписываются в планы перехода на «плоские» IP-сети и архитектуру IMS, вынашиваемые большинством операторов. Не надо забывать, однако, что реализация описываемой технологии требует решения множества проблем. Среди них — обеспечение эффективного использования полосы пропускания и соответствия стандартам, получение разрешительной документации на установку «домашних» базовых станций, организация защиты фемтосетей от несанкционированного доступа извне, реализация хэндовера и снижение стоимости. Частичное решение таких проблем продемонстрировала на барселонском 3GSM World Congress компания ip.access, представившая решение для построения фемтосот на базе архитектуры UTRAN.

Идея фемтосот в уменьшенном масштабе воспроизводит концепцию корпоративных сетей GSM, которую несколько лет назад активно пропагандировали ведущие производители телекоммуникационного оборудования. Теперь о ней никто не вспоминает: не выдержав груза проблем, эта технология исчезла за горизонтом, практически, так из-за него и не показавшись. Не постигнет ли фемтосоты та же участь?


Цифры и факты

После независимого исследования и общения с членами консорциума FMCA аналитики IDC пришли к выводу, что в 2010 году во всем мире услугами FMC будут пользоваться 47 млн абонентов, а ежегодный доход операторов от их предоставления составит 24 млрд долл. Другими словами, каждый из «счастливчиков» будет тратить на конвергентные услуги немногим более 42 долл. в месяц.

Приведенные данные содержатся в отчете Fixed-Mobile Convergence: Unifying The Communications Experience, опубликованном IDC чуть больше года назад. В документе говорится, что через четыре года 8% всех продаваемых мобильных телефонов будут поддерживать роуминг между сетями сотовой связи и БЛС.

К этим оценкам можно относиться по-разному. Однако если учесть, что сейчас в мире насчитывается примерно 2 млрд абонентов сотовой связи, а в ближайшие четыре года к ним могут прибавиться приблизительно 0,5 млрд новых пользователей, то прогнозируемые 47 млн подписчиков на услуги FMC (около 2% ожидаемой мировой абонентской базы) — не более чем капля в море.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями