Хочу доверить вам один секрет: проблемы 2000 года вовсе не было. Никогда. И почти все об этом знали. Знали, но молчали, чтобы не лишиться сыпавшихся дождем денег. Руководителям информационных служб удобно иметь общего «врага» и получать дополнительное финансирование на борьбу ним. Одним из таких врагов и была проблема 2000 года.

Сценарий был следующим. Действовавшие системы и приложения устаревали, но затраты на их замену неблагоприятно сказались бы на прибыли, поэтому умные люди выжидали. А тут как раз замаячил призрак проблемы 2000 года, и функционеры корпораций сами стали предлагать дополнительное финансирование.

Джон Чамберс давно говорил мне, что маршрутизаторы Cisco благополучно войдут в 2000 год. Однако публично заявлять об этом он не собирался, так как армии пользователей приобретали новые, более производительные и дорогостоящие продукты Cisco с гарантией работы после 2000 года. Слегка устаревшую систему автоматизации торговых операций можно было смело объявить не удовлетворяющей требованиям перехода в 2000 год, а затем потратить манну с корпоративных небес на приобретение новой системы. С 1996 по 1999 год дополнительные затраты на такие замены в большинстве фирм выливались в ежегодный рост бюджета на 50-100%.

Теперь и у производителей, и у операторов связи появилась другая проблема — отсутствие общего врага. Правда, на какое-то время замаячил призрак нового «противника» — Internet-компаний, или дот-комов. Все пребывали в состоянии смертельного страха, вызванного опасениями, что какие-то выскочки из Internet уведут их клиентов. Руководители информационных служб вновь дружно кинулись в советы директоров с протянутыми руками.

Венчурные фонды в свою очередь вовсю финансировали дот-комы, нуждавшиеся и в серверах от Sun, и в базах данных от Oracle, и в маршрутизаторах от Cisco, и в устройствах хранения данных от EMC. Для них не были лишними и услуги системных интеграторов, всяких там Viant, Scient, Sapient и Diamond Technology. Кроме того, в Internet-компаниях быстро рос уровень заработной платы, и с помощью привлеченных денег они переманивали чужих сотрудников, занимавших в своих фирмах весьма хорошие посты.

Кризис Internet-компаний положил конец и этому разгулу. Финансирование иссякло, индекс Nasdaq упал. Ситуация сложилась не из лучших.

Аналогичный виток развития пережила и телекоммуникационная отрасль. Пока конкурирующие «телефонные» фирмы процветали, у них и расходы были большие. Поставщики оборудования связи сверхщедро одаривали и альтернативных, и традиционных операторов. Они финансировали выскочек, поскольку те, не имея собственных средств, были не в состоянии покупать у них оборудование. В свою очередь компании, которые могли себе позволить приобретение техники, не делали этого до тех пор, пока у ворот производителя не выстраивалась целая очередь новых владельцев каналов связи.

Произошедшая в отрасли серия слияний характеризовалась неоправданно высокими ценами контрактов. Ни один поставщик оборудования не хотел, чтобы его техника устарела, и все понимали, что даже полугодовое отставание может оказаться фатальным. Кроме того, сделки совершались в основном между акционерными компаниями и при каждом объявлении о слиянии биржевой курс акций покупателя возрастал, поэтому приобретение, по существу, оказывалось бесплатным. Примером для других стала Cisco, купившая за последние два года 42 независимые фирмы.

Однако активных и платежеспособных клиентов (таких как Verizon, AT&T, Telefonica, Williams, Sprint и Cingular) было всего около дюжины, а крупных поставщиков и того меньше. Если основные клиенты — операторы связи — снизят интенсивность закупок, поставщики не смогут удерживать нынешние темпы роста. А если остановится рост рынка связи, притормозят и поставщики.

Компании привыкли тратить на вычислительную технику и телекоммуникации от 2,5 до 3% своего дохода. Теперь эта цифра выросла до 8%. Раньше операторы связи выделяли на приобретение новой техники около 10% дохода, а за последние пять лет доля подобных затрат увеличилась до 22%. Склады операторов под завязку набиты техникой, которую даже не распаковывали. Мы выпустили столько техники, что столкнулись с проблемой затоваривания, а она возникает, если некорректно устанавливается стоимость продуктов или неправильно оценивается спрос.

Со временем найдется применение всей этой технике, но сначала придется поискать общего врага и объявить ему войну. Думаю, вскоре мы его отыщем. В конце концов, до 3000 года осталось всего 999 лет.

Говард Андерсон (handerson@yankeetek.com) руководит венчурной фирмой Yankeetek Ventures, является основателем Yankee Group

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями