Вопрос о вступлении России во Всемирную торговую организацию обсуждается сплошь и рядом. Стратегический курс, состоящий в продвижении к открытому рынку и к интеграции в мировое экономическое пространство, острой критики вроде бы не вызывает, но готовящееся решение может иметь далеко идущие (и не обязательно благоприятные) последствия для конкретных отраслей. Отсюда — обеспокоенность игроков, действующих на отдельных вертикальных рынках, и их желание заранее взвесить все «за» и «против», дабы, надеясь на лучшее, подготовиться к худшему.

Российский телекоммуникационный рынок вряд ли сумеет отгородиться от общих интеграционных процессов, даже если кому-то очень этого захочется. Влияние, которое окажет на него вступление в ВТО, стало предметом острой дискуссии, завершившей Вторую Международную конференцию «Инвестиции в телекоммуникации» (она прошла в Москве в начале декабря). Более того, полуторачасовое заседание круглого стола, намеченная программа которого была весьма пространной, свелось исключительно к обсуждению «проблемы ВТО».

Согласно официальной статистике, объем всего телекоммуникационного рынка России в прошлом году составил 4,9 млрд долл. Оценивая результаты года завершающегося, эксперты сходятся на значении 5,8 млрд долл., хотя существуют и более оптимистичные прогнозы. Цифры небольшие — они даже не дотягивают до годового оборота такой крупной сырьевой компании, как НК «ЮКОС». Тем не менее на этом рынке действуют тысячи организаций, сам он характеризуется неплохой динамикой (среднегодовые темпы роста — на уровне 20%) и достаточно устойчив к колебаниям мировой экономической конъюнктуры, тех же цен на нефть.

Как и следовало ожидать, мнения участников круглого стола разделились. Приверженцы радикальных взглядов, например представители торгпредства США в России, ратовали за вступление в ВТО по схеме «чем скорее, тем лучше». На другом полюсе оказалась Ирина Шибаева, возглавляющая компанию «Стартком». И это вполне естественно: фирма была учреждена несколько лет назад «Связьинвестом» в целях разработки стратегии развития региональных АО «Электросвязь». Однако крайние точки зрения не были подкреплены сколько-нибудь нетривиальными аргументами, а истину, как всегда, нужно искать где-то посередине.

Заинтересованность членов ВТО в скорейшем вступлении нашей страны в эту организацию, и желательно на устанавливаемых ими условиях, понятна: кризис, поразивший западные страны, заставляет в спешном порядке искать новые рынки сбыта. По мнению Марии Хохловой, финансового директора компании «Цефей», с точки зрения интересов самой России ситуация выглядит с точностью до наоборот. Сохраняющийся экономический подъем делает целесообразным максимальную отсрочку даты ее вступления в ВТО и к тому же дает ей возможность во время принятия решения навязывать собственные правила игры. Существенно также, что открытие внутреннего рынка для притока технологий, товаров и инвестиций не должно привести к полному отказу от протекционизма в отношении собственного производителя — сегодня он присущ политике любого развитого государства.

Правда, применительно к российскому телекому протекционизм не очень актуален. Доля продукции отечественного происхождения на нашем рынке пока ничтожна, а производства, развернутые в России крупными зарубежными фирмами (вроде Lucent или Siemens), по сути, сводятся к отверточной сборке. Что же касается услуг связи, их экспорт в ощутимых объемах, по мнению участников дискуссии, невозможен по определению.

Проблема в другом — в отсутствии в нашей стране внятной стратегии развития телекоммуникационной отрасли. Принятая программа «Электронная Россия» восполняет этот пробел лишь частично. В глазах западного инвестора российская связная отрасль представляет собой нагромождение организаций со сложной структурой соподчинений, что вовсе не способствует динамичности ее развития. По замечанию Константина Чернышева из ИБГ «Никойл», основная угроза «Ростелекому», остающемуся «хребтом» российской связи, исходит от него самого, а никак не от ВТО. Последние операции с пакетом акций компании «Телмос» и ход переговоров с Golden Telecom — яркие тому свидетельства.

И последнее. За рамками дискуссии остались, на мой взгляд, самые главные вопросы: кто принимает решение о вступлении нашей страны в ВТО и в какой мере при этом учитывается мнение участников телекоммуникационного рынка? К сожалению, ответы угадать несложно. Во всяком случае, представителей Минсвязи и соответствующего комитета Госдумы я на этом круглом столе не заметил. Состоявшееся мероприятие больше походило на долгие, до хрипоты, интеллигентские споры за кухонным столом. Как видим, они еще не вышли из моды.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями