Желание считать деньги в чужом кармане — привычка пагубная и многократно отвергнутая законами морали. Однако это не относится к пересчету денег «в кармане» государства. Более того, каждый нормальный налогоплательщик может и должен интересоваться, куда, кем, на что и в каких количествах расходует государство уплаченные налоги. Не побоюсь предположить, что одним из мотивов к уклонению от налогов служит как раз неудовлетворенность налогоплательщиков тем, как государственные мужи обращаются с бюджетами всех рангов и мастей. Популярное средство, предназначенное для удовлетворения любознательности налогоплательщиков и состоящее в публикации соответствующих законов и бюджетов, не оказывает должного психологического воздействия на аудиторию, которая продолжает всякий раз роптать по фактам непрозрачного расходования средств.

Пока отечественные предприниматели жаждут сокращения налогового бремени, налогооблагаемых статей, количества лицензируемых видов деятельности и решения прочих проблем, государство стремится обеспечить как можно большие поступления в казну.

Собирая налоги, оно проявляет изобретательность, сравнимую с той, с которой налогоплательщики стремятся «уйти в тень». При этом изобретательность последних сильно ограничивается действующим законодательством. Теоретически то же правило относится и к государственным органам, но практика регулярно расходится с теорией, чему примеров тьма. Последний пример, связанный с инициативой Министерства РФ по связи и информатизации, живо отражает неизбывную потребность чиновников в денежных средствах.

В начале 2001 года широкую огласку в отрасли получила история с «небольшими» отчислениями лицензиатов. Что и говорить, рынок связи, телекоммуникаций и прочих «услуг в области связи» потребовал вмешательства «профильного» ведомства. Не будучи вовремя отрегулирован, он угрожал принять совершенно возмутительные формы. А предпосылкой к тому явились стремительные темпы роста доходов, особенно в сегменте альтернативных операторов.

В этой ситуации в Минсвязи было принято «единственно правильное» решение: пусть рынок сам оплачивает деятельность по собственному регулированию. А поскольку средств бюджета (читай — налоговых отчислений) для этого недостаточно, нужно изобрести «лицензионные отчисления».

«Лицензионные отчисления» были введены во исполнение Постановления Правительства РФ от 28 апреля 2000 года «О реорганизации системы государственного надзора за связью и информатизацией в Российской Федерации». Своим приказом от 18 апреля 2001 года «О введении норматива отчислений» Минсвязи РФ постановило, что в целях обеспечения финансирования региональных органов службы государственного надзора вводится «норматив отчислений в размере 0,3% от доходов, полученных организациями, независимо от организационно-правовой формы, от предоставления услуг связи и информатизации».

Иными словами, суть «изобретения» сводилась к тому, что операторов и провайдеров услуг обязали перечислять на указанный министерством счет всего «какие-то» 0,3% от общей выручки за предоставленные услуги. Как говорится, заплати налоги и спи спокойно.

Многие, между прочим, так и сделали. Другие же, из тех, кто «страдает бессонницей», потревожили депутата Государственной думы Петра Шелища, который направил запрос Генеральному прокурору РФ Владимиру Устинову. 15 июня с. г. от генпрокурора был получен ответ, подтверждающий, что вышеназванное постановление Правительства противоречит требованиям законодательства, о чем в адрес Президента РФ была направлена соответствующая информация. Так или иначе, незаконный налог до сих пор не отменен.

Не лишним будет отметить, что Минсвязи, собрав со всех лицензиатов по 0,3% доходов, попросту удвоило бы свой бюджет. Причем одна его часть состояла бы из бюджетных средств, от расходования которых во всех смыслах — одна головная боль, а другая представляла бы собой честно заработанные подопечными операторами и никем не контролируемые 15 млн долл. (согласно пресс-релизу Минсвязи «Итоги работы отрасли связи и информатизации в 2000 году» всеми организациями было оказано услуг связи на сумму 140,7 млрд руб., откуда и следует искомая сумма).

Между тем Налоговый кодекс РФ в России никто не отменял, включая его ст. 3 п. 5, в соответствии с которой, собственно, НК регулирует как введение, так и отмену или любые другие изменения в практике налогов и сборов. То есть если НК не против введения нового налога или сбора, то уж будьте добры отразить это непосредственно в статьях документа.

Чтобы не возникало каких-либо иллюзий относительно природы обсуждаемого здесь предмета, стоит процитировать ст. 8 п. 2 НК РФ, определяющую разницу между понятием налога и сбора:

«Под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий)».

Здесь как будто специально сделана оговорка для ведомств, желающих дополнительно финансировать затраты «по контролю за рынком» за счет собственных лицензиатов. Налоговый кодекс также подчеркивает, что введение новых налогов — вопрос компетенции законодательных (представительных) органов власти, а не правительства или отдельно взятого министерства.

Трудно заподозрить чиновников Минсвязи в непонимании смысла законов. Другое дело, что Минсвязи, в конце концов, не Министерство РФ по налогам и сборам, и Налоговый кодекс там знать не обязаны. Налогоплательщики, напротив, кодекс читают, и вследствие этого оказываются в гамлетовской ситуации: платить или не платить.

С одной стороны, действуют ведомствненные указы, в которых четко написано, кому и сколько нужно платить. Генпрокурор хоть и запротестовал, но действия этих постановлений не отменил. С другой стороны, Налоговый кодекс допускает, что приказ Минсвязи «О введении норматива отчислений» можно вообще игнорировать, поскольку нет такого закона, позволяющего отдельному министерству или даже правительству самостоятельно определять налоги.

На самом деле альтернатива «не платить» ни у кого возражений не вызывает, но за ней кроется пугающая неизвестность: что будет, если не стану платить (более конкретные формы вопроса: «не отберут ли у меня лицензию?» или «какие штрафы могут наложить?»). Мотивация уплаты сборов не отличается изощренностью, поскольку Минсвязи дополнило лицензионные требования к операторам услуг условием уплаты сбора. Логика такого шага проста: платишь — значит, соответствуешь лицензионным требованиям, а не платишь — не соответствуешь.

На этом история с отчислениями не закончилась. Летом нынешнего года очень тихо были приняты поправки в Налоговый кодекс, которые формально узаконили «ведомственные» сборы.

В частности, изменения коснулись п. 46 ст. 264 НК, который теперь относит к «прочим расходам, связанным с производством и реализацией», и «отчисления налогоплательщиков, осуществляемые на обеспечение предусмотренной законодательством Российской Федерации надзорной деятельности специализированных учреждений… а также отчисления налогоплательщиков в резервы, создаваемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим деятельность в области связи» (федеральный закон Российской Федерации от 6 августа 2001 года № 110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в ч. 2 НК РФ и некоторые другие акты, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства РФ о налогах и сборах»).

Помимо того что эти изменения НК вступают в силу с 1 января 2002 года, они никак не проясняют вопросов законности введенных Минсвязи сборов, так как в указанном пункте речь идет лишь об отчислениях, установленных «в соответствии с действующим законодательством». Несмотря на то что стало ясно, каким образом учитывать в бухгалтерских балансах эти «отчисления», вопрос законности (точнее — незаконности) самих этих сборов не утратил своей актуальности. Употребление слова «отчисления» вместо «сборов» (которые НК запрещает вводить по желанию исполнительных органов власти), по сути, процесса не меняет: понятие сборов, установленное НК, полностью охватывает установленную Минсвязи «десятину».

А до тех пор пока легитимность акта не доказана, позволим себе процитировать одно из положений НК: «никто не обязан платить незаконно установленный налог или сбор», а «все неустранимые противоречия толкуются в пользу налогоплательщика». Незаконность введения нового налога или сбора может быть установлена только судом, и до получения результатов первого судебного разбирательства по этому вопросу лицензиаты Минсвязи будут находиться в состоянии полной неопределенности.

Денис Лазарев (den@parkmedia.ru), юрисконсульт компании «Парк-Медиа»

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями