После разделения Lucent основное внимание компьютерной прессы было естественным образом привлечено к появлению нового крупного игрока на рынке корпоративных сетей — компании Avaya Communication. При этом сама Lucent Technologies как бы оказалась в «информационной тени» своего бывшего подразделения, тем более что она ориентируется на другой рынок — оборудование для операторов связи; к тому же все новое всегда привлекает внимание в первую очередь. О том, как разделение воспринимается в Lucent и чем компания занимается в России, мы решили узнать у Дмитрия Каменского, недавно назначенного генеральным директором Lucent в России и СНГ.

LAN/Журнал сетевых решений: Что собой представляет Lucent после разделения и чем оно было вызвано?

Дмитрий Каменский: Lucent сейчас проводит внутреннюю реорганизацию, главная цель которой состоит в концентрации усилий на операторском бизнесе, т. е. на производстве оборудования и предложении решений для операторов связи. Поэтому подразделение корпоративных сетей и было выделено в отдельную компанию, которая получила название Avaya Communication. После этого, буквально пару месяцев назад, было объявлено об отделении подразделения микроэлектроники. Если посмотреть на продукцию, которую выпускают эти подразделения, то станет очевидно, что операторы связи их заказчиками не являются. Lucent же хочет сконцентрироваться именно на операторском рынке. Это не значит, что рынки корпоративных сетей или компонентов микроэлектроники неперспективны. Просто Lucent хочет направить все свои усилия на осуществление прорыва в области бизнеса с операторами.

LAN: Какие направления деятельности являются основными для Lucent?

Каменский: Если говорить кратко, то это производство и предоставление решений для операторов связи. Помимо производства оборудования Lucent занимается его разработкой в Bell Labs (в результате реорганизации этот центр исследований и разработок компании остается за Lucent). Мы разрабатываем, производим и поставляем практически весь спектр оборудования, которое операторы связи используют в своем бизнесе. Это и оборудование для сетей передачи данных — и ATM, и IP, и frame relay. Это и беспроводные системы связи стандартов CDMA и GSM, а также AMPS и D-AMPS, средства беспроводного фиксированного доступа для организации так называемой беспроводной абонентской линии (Wireless Local Loop, WLL). Это и транспортные системы SDH, WDM, системы коммутации на базе 5ESS и нового решения 7R/E. У нас есть открытая коммутационная платформа Excel, которую мы предоставляем операторам и системным интеграторам как аппаратную основу для разработки различных приложений и внедрения дополнительных видов обслуживания. Мы также производим оптоволокно и волоконно-оптический кабель. Вот крупными мазками тот перечень оборудования, которое Lucent предлагает и использует в своих решениях.

В исследованиях и разработках Bell Labs основными направлениями остаются оптические сети, фотоника и программное обеспечение для телекоммуникаций. Последнее направление также является весьма важным для Lucent, так как большая часть разрабатываемого ПО предназначена для операторов связи. В частности, мы предлагаем операторам коммуникационное программное обеспечение — системы управления и системы биллинга. Несколько лет назад Lucent купила одного из ведущих поставщиков биллинговых систем, в результате мы получили интегрированную систему — она может использоваться и провайдерами Internet, и сотовыми операторами, и традиционными операторами, и операторами операторов.

LAN: В своем интервью в качестве одной из главных, если не главной причиной разделения Дмитрий Иванников назвал стремление Lucent сосредоточиться на оптических сетях. Действительно ли направление оптических сетей является приоритетным для Lucent?

Каменский: Наверно, Дмитрий несколько сузил сферу интересов Lucent; приоритетными для нас являются не только оптические сети, но и, как я уже говорил, быстроразвивающийся рынок операторского оборудования. Ежегодно появляются сотни новых операторов. Это связано и с процессами демонополизации рынка связи в Европе, и с развитием телекоммуникаций в таких странах, как Китай, Россия, Индия, и с появлением электронной коммерции.

Развитие оптических сетей — это одно из направлений, в котором мы работаем. Такая крупная компания, как Lucent, не может позволить себе сконцентрироваться только на одной области. Мы занимаемся и средствами доступа, у нас есть решения и для провайдеров Internet. Мы много работаем не просто в области передачи данных, а в области беспроводного Internet — это тоже одно из ключевых направлений нашей деятельности, поэтому будет некорректно говорить, что Lucent концентрируется только на оптических сетях.

LAN: Какие из направлений деятельности Lucent являются приоритетными в России?

Каменский: Россия — уникальный рынок. К сожалению, мы работаем здесь по всем направлениям, и нельзя сказать, что одно направление менее приоритетно, чем другое. Я говорю «к сожалению», потому что нам требуется очень много ресурсов, чтобы поддерживать каждое из этих направлений.

На самом деле, рынок постоянно меняется. Сейчас в России активно идет строительство оптических сетей: прежде чем что-то начинать, надо построить инфраструктуру связи, а это оптические сети. Кроме того, в настоящее время наблюдается рост поставок оборудования для передачи данных, так как имеющиеся сети не предназначены для предоставления таких услуг, как доступ в Internet, и требуют реконструкции. Очень бурно развивается и рынок беспроводной связи. «Связьинвест» и Министерство связи ведут сейчас активные работы по введению со следующего года повременной оплаты, а это требует решений по организации биллинга.

Я думаю, что Россия проходит весь путь развития телекоммуникаций гораздо быстрее, чем другие страны, потому что нам надо сделать сразу очень большой прыжок, чтобы достигнуть уровня развитых стран, и в силу этого многие направления развиваются параллельно. Поэтому нельзя утверждать, что наблюдается большая потребность в том или ином виде оборудования. Я могу лишь отметить, что по поставкам систем коммутации мы начали выходить на кривую насыщения, но это опять же временное явление, так как развитие транспортных сетей неизбежно повлечет за собой повышение спроса на системы коммутации. На сегодняшний день мы поставили достаточно много коммутаторов, но расширение их поставок ограничивается отсутствием инфраструктуры. Поэтому фокус спроса все время смещается, и перемены происходят иногда в течение одного года. Все зависит от состояния экономики страны, а сейчас, по всем данным, экономика страны на подъеме, и поэтому практически все направления развиваются очень бурно.

LAN: Насколько активно при построении оптических сетей в России используется оборудование для спектрального уплотнения?

Каменский: В настоящее время мы прорабатываем ряд проектов с применением оборудования спектрального уплотнения, но на сегодняшний день это достаточно новое для российского рынка оборудование, хотя во всем мире сейчас практически все сети строятся именно на базе технологии спектрального уплотнения. Здесь также все очень сильно зависит от потребностей операторов и их бизнес-планов. Мы никогда не агитируем заказчика против SDH в пользу спектрального уплотнения, если в этом нет необходимости.

Выбор зависит от планируемых объемов трафика. Сегодня, к сожалению, российский трафик еще очень невелик, это связано с покупательной способностью населения, и поэтому пока речь идет просто о построении современной инфраструктуры.

Что касается перспектив на будущее, наше оборудование позволяет проводить обновление: от SDH заказчик может перейти к WDM, тем самым значительно увеличивая пропускную способность имеющихся линий. Но поскольку операторам нужно на чем-то зарабатывать деньги для дальнейшего развития, а SDH, конечно, стоит несколько дешевле, чем оборудование для спектрального уплотнения, они начинают с SDH. Тем не менее несколько проектов по WDM мы сейчас прорабатываем, и в ближайшее время они начнут реализовываться. Однако все это сильно связано с тем, как будет развиваться экономика страны.

LAN: Кто является вашими основными заказчиками в России — по отраслям, размерам, регионам?

Каменский: У нас достаточно много заказчиков, мы работаем и с традиционными операторами, такими, как «Связьинвест», МГТС, СПбГТС. В то же время мы работаем и с появляющимися новыми операторами, например с компанией «Транстелеком», и с сотовыми операторами, в частности с МТС. Сектор корпоративных сетей полностью отошел к Avaya Communication. Когда в числе своих клиентов мы называем компанию «Транстелеком», которая принадлежит Министерству путей сообщения, то речь идет именно об операторе связи. Сеть, которую строит эта компания, — не корпоративная сеть Министерства путей сообщения, хотя на нее и возложено выполнение определенных ведомственных задач. Эта сеть строится для предоставления операторских услуг.

LAN: У Lucent в основном крупные заказчики... Как вы работаете с ними — самостоятельно или с помощью партнеров?

Каменский: У нас есть партнеры на рынке, их не так много, но это направление мы развиваем. Мы уже сделали несколько достаточно успешных проектов с помощью наших партнеров. Например, в прошлом году в Твери компания «Диалог-Сети» поставила сеть SDH для «Тверь-Телекома». На сегодняшний день мы работаем над несколькими проектами с партнерами по поставке и оборудования SDH, и коммутационного оборудования 5ESS. Что касается оборудования передачи данных, то здесь основные объемы бизнеса делают партнеры.

LAN: Наверное, имеет смысл назвать ваших основных партнеров?

Каменский: На сегодняшний день нашими партнерами по оборудованию Lucent являются «Диалог-Сети», «Телекомстрой Санкт-Петербург», «Классика», MAS, CPM и др.

LAN: Большинство региональных представительств отошло к Avaya. Как Lucent собирается работать в регионах?

Каменский: Если задуматься, кто из операторов работает в регионах? Это, в основном, те, кто входит в структуру холдинга «Связьинвест», а сам «Связьинвест» находится в Москве. Что касается региональных операторов связи, которые не входят в состав «Связьинвеста», то мы тоже поддерживаем с ними отношения. Одно дело купить УАТС, ее проще приобрести у местного дилера, чем ехать за ней в Москву (хотя я помню такие времена, когда за УАТС люди приезжали в Москву из всех республик бывшего Союза). Другое дело, когда речь идет о достаточно крупных поставках, когда мы строим целую сеть или часть сети оператора. В этом случае вполне можно работать из Москвы: специалисты заказчика прилетают в Москву, наши специалисты выезжают на место. Те партнеры, которые у нас есть, — это не региональные, а московские или петербургские компании. Надо учитывать и специфику нашей работы. Это не просто продажи: сначала мы составляем техническое предложение, согласуем его с заказчиком, и только после подписания контракта, отражающего все особенности конкретного проекта, мы приступаем к его реализации. При этом мы занимаемся обучением специалистов заказчика работе с нашими системами, оказываем гарантийную и послегарантийную техническую поддержку по проектам. Нами создана система, позволяющая предоставлять нашим клиентам профессиональные услуги не только в центральной части России.

LAN: Какое место занимает российский рынок на общеевропейском и мировом фоне?

Каменский: Два года назад в Lucent Technologies было принято решение, что Россия входит в состав одного из шести стратегических рынков в мире, где Lucent хочет присутствовать. Это свидетельствует об определенном стремлении со стороны высшего руководства Lucent к достижению успеха на данном рынке. Тому есть уже несколько подтверждений... Так, несмотря на августовский кризис 1998 г., 18 февраля 1999 г. мы открыли совместное предприятие АООТ «Связьстрой-1» по производству волоконно-оптического кабеля в Воронеже. Если я не ошибаюсь, ни одна из телекоммуникационных компаний, а, может быть, даже не только телекоммуникационных, не открывала совместных предприятий менее, чем через полгода после кризиса. Это один из показателей того, что Lucent действительно серьезно воспринимает российский рынок.

Что касается оборота, то по корпоративным правилам мы не разглашаем цифры, хотя, конечно, сейчас наша доля в общем обороте компании не так велика. Однако компания твердо уверена, что Россия — это очень перспективный рынок, и на нем имеет смысл работать. Если же говорить о нашем регионе, объединяющем Восточную Европу, Ближний Восток и Африку, в который входит и Россия, то в этом году мы можем выйти на первое место по обороту среди данной группы стран.

LAN: Насколько самостоятельно московское представительство в определении своей стратегии на российском рынке?

Каменский: Как, наверное, в любой компании, если ты приносишь компании те результаты, которые от тебя ожидают, то ты самостоятелен; если ты не отвечаешь ожиданиям компании, то начинается то, что мы называем «микроменеджмент». Последнее время нам удавалось добиваться хороших результатов, поэтому у нас достаточно самостоятельное представительство. Я несу полную ответственность за доходы и убытки и, в рамках деятельности компании в России, обладаю необходимой самостоятельностью для принятия решений.

LAN: Как обстоят дела на заводах в Санкт-Петербурге по производству 5ESS и в Воронеже по производству оптических кабелей?

Каменский: Воронежский завод работает в соответствии со своим бизнес-планом: заказов очень много, иногда от них даже приходится отказываться. Санкт-петербургский завод постепенно набирает обороты, последние два-три месяца там также очень много заказов, даже приходится вводить дополнительные смены для того, чтобы успеть в срок. Таким образом, оба предприятия работают весьма неплохо. Можно считать, что рынок возвращается к жизни после кризиса, и на следующий год у нас достаточно светлые перспективы.

LAN: Продукция этих заводов идет только на российский рынок или в другие страны тоже?

Каменский: Продукция санкт-петербургского завода идет и за рубеж, а вот продукция воронежского завода — только на российский рынок. Это связано не с тем, что она хуже и не ценится за границей. На ней стоит такое же клеймо Lucent, и она сертифицирована компанией. Просто у нас есть заводы по производству кабелей в Дании и Германии, и Lucent старается, чтобы между ними не было конкуренции. Кроме того, это связано с квотами на само волокно. Просто нет смысла производить в России волоконно-оптический кабель, а потом везти его в страны Европейского сообщества, где он будет облагаться пошлиной. В принципе, предприятие изначально создавалось для работы на российском рынке.

LAN: В связи с большими объемами заказов планирует ли Lucent расширять имеющиеся или создавать новые производства?

Каменский: Мы рассматриваем с нашим партнером возможности развития производства в Воронеже.

LAN: Какие из стран СНГ помимо России являются приоритетными для Lucent?

Каменский: Мы работаем в Казахстане, у нас там также есть офис. Кроме того, мы работаем в Узбекистане, Азербайджане и рассматриваем ряд других стран. Офис на Украине не подчинен московскому офису.

LAN: Как эти рынки соотносятся с российским и чем занимается на них Lucent?

Каменский: Совсем недавно в результате тендера был подписан контракт с «Казахтелекомом» на модернизацию республиканской сети, причем поставки коммутационного оборудования для проекта будут осуществляться с санкт-петербургского завода. В принципе, эти рынки мало чем отличаются от российского, просто состояние сетей иное, и численность населения меньше. Поэтому если говорить о требуемых мощностях оптических сетей, например, в Казахстане, то, естественно, они меньше. Что касается интереса к оборудованию для передачи данных, для построения интеллектуальных сетей связи, для беспроводного доступа, то интерес к нему такой же, как и в России. В частности, оборудование беспроводного доступа используется либо для захвата доли рынка, пока новые операторы не наберут клиентскую базу, после чего они уже прокладывают кабель; либо в труднодоступных районах, где невыгодно прокладывать кабель до объектов в сельской местности. Нельзя сказать, что бывшие республики СССР серьезно отстают в области связи. Процент цифровизации сетей у них достаточно высок, так как для этих целей им выделялись иностранные кредиты. Плотность телефонизации, конечно, ниже, чем в России, но высокотехнологичное оборудование там есть, кадры тоже есть — практически все учились в России. В основном, все они признают российские стандарты на оборудование.

LAN: Насколько препятствует вашей работе отличие российских стандартов от общеевропейских и мировых?

Каменский: С каждым днем все меньше и меньше. Наверное, в начале 90-х это была серьезная проблема, но сегодня, когда сеть стала цифровой, никаких отличий практически нет: все станции соединяются по сигнализации ОКС-7 и т. д. К тому же сети связи строятся таким образом, чтобы они состояли из кластеров цифровых сетей. Для примера, если в московской городской сети номер начинается на 7 или 9, то это цифровая станция. Когда мы ставим цифровую станцию, то в основном она соединяется с другими цифровыми станциями, и проблем с сигнализацией практически не возникает.

LAN: Т. е. российское отделение Bell Labs скоро останется без работы?

Каменский: Российское отделение Bell Labs занимается не только российскими проблемами, оно работает над проектами для Великобритании, Японии и других стран. В общем-то, адаптация систем к местным условиям — это только одна из функций Bell Labs. Российское отделение занимается более фундаментальными вещами, поэтому, наоборот, мы планируем расширение, потому что наши специалисты хорошо работают, и в компании высоко оценивают их работу. В частности, в штате российского отделения есть специалист со статусом Distinguished Member of Technical Staff, а это очень высокое звание. Вопросы адаптации, конечно, актуальны; другое дело, что, имея большой опыт работы с нюансами российской сети, нам гораздо легче преодолевать возникающие проблемы. И потом, наши заказчики все реже и реже используют специфические российские сигнализации для соединения. Если взять ту же ОКС-7, то, конечно, она имеет отличия от своего европейского аналога, но они очень незначительны.

LAN: Как в России осуществляется сервисная поддержка?

Каменский: У нас есть два центра технической поддержки — один в Москве, другой в Санкт-Петербурге. И на их базе мы организовали для наших клиентов круглосуточное обслуживание. В центрах дежурят специалисты по разным видам оборудования, по разным направлениям. Все они работают по несколько лет, прошли обучение, имеют постоянную практику. Для того чтобы стать сотрудником службы технической поддержки, инженеру требуется два года. Отчасти это связано со спецификой рынка, потому что технический уровень заказчиков очень высок — базовые вещи они берут на себя, и естественно, если мы хотим выглядеть в выгодном свете перед заказчиками, квалификация наших специалистов должна быть выше. Поэтому сервисная поддержка — дорогостоящий процесс, мы очень много вкладываем в обучение. Минимум два раза в год инженеры технической поддержки проходят дополнительное обучение по всем тем новым продуктам Lucent, которые появляются в той области, за которую они отвечают. Служба автоматизирована, т. е. каждая поступающая от заказчика заявка вносится в систему учета. Из этой системы информация передается в штаб-квартиру, Bell Labs и т. д., т. е. к заявкам имеют доступ все специалисты компании, работающие в этой сфере. Центр обучения находится в Санкт-Петербурге, где мы проводим занятия в основном по 5ESS и оборудованию для оптических сетей, но там же мы организуем обучение и по другим продуктам с помощью приглашенных инструкторов. При необходимости группы с преподавателем выезжают в учебные центры компании в Голландию, Германию и др.

LAN: Как прошло разделение московского офиса или оно еще не завершено?

Каменский: Разделение практически уже завершено, однако, что лукавить, оно прошло достаточно болезненно. Два года назад мы объединились, причем очень успешно — это помогло росту нашего бизнеса на российском рынке. У нас все было полностью интегрировано — и отдел продаж, и финансы, и маркетинг, и кадры. Мы привыкли вместе работать, и у нас была очень хорошая команда.

LAN: Вы будете работать теперь полностью отдельно или у вас будут какие-то совместные проекты?

Каменский: Естественно, у нас будут совместные проекты, и мы планируем, что Lucent будет партнером Avaya, a Avaya — партнером Lucent, причем мы можем договориться на местном уровне — для этого нам не требуется согласие штаб-квартиры. Если это нам нужно, если мы считаем это эффективным для бизнеса, то мы можем заключить партнерское соглашение здесь, в России.

LAN: Как отнеслись заказчики и партнеры Lucent к разделению компании?

Каменский: Степень доверия к компании достаточно велика. Никаких негативных комментариев мы не получали. К тому же все еще помнят то время — это было в 1996 г., — когда мы выделились из состава AT&T, и тогда не возникло никаких проблем. Что касается Avaya, то не каждый день появляется новая компания с оборотом 8 млрд долларов. Конечно, у нас остаются определенные юридические обязательства по контрактам. Кроме того, дело осложняется тем, что в российском налоговом законодательстве процедура разделения компаний проработана недостаточно, и это нередко ведет к дополнительным расходам на налоги при оформлении формального разделения двух офисов. Но это рабочие моменты, и заказчиков они не затрагивают. К тому же очень многие заказчики имеют дело с продукцией только Lucent, и оборудование Avaya не используют.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями