От ATM до DSPoP очертания сети XXI века начинают наконец-то вырисовываться более или менее отчетливо. Однако то, что становится видно, удивит многих.

Подобные споры представляются бессмысленными еще и потому, что все отлично понимают, что с наступлением 2000 г. всевозможные изменения в технологиях не проявятся вдруг и разом.

Однако, как бы то ни было, новому столетию на роду написано иметь сеть XXI века, и при этом она не будет отличаться — во всяком случае очень сильно — от знакомых нам сетевых технологий.

Объективные факты развития сетевых технологий и рынка позволяют мне с определенной степенью уверенности дать прогноз относительно того, что нас может ждать в ближайшее десятилетие и как эти события скажутся на провайдерах и потребителях услуг, а также на производителях оборудования. Я могу даже составить дорожную карту с достаточно четкими ориентирами и указать некоторые области, где требуется решить очевидные вопросы — вопросы, решение которых способно повлиять на некоторые существенные детали в будущей картине отрасли.

Большинство людей относятся к прогнозам как к занимательному чтению, лишь немногие ими восторгаются, и у стольких же они вызывают праведный гнев. Я надеюсь, что высказанные мною на этих страницах соображения заставят всех этих людей задуматься.

ПОБУДИТЕЛЬНЫЕ МОТИВЫ

Сетевой рынок определяется спросом и предложением, причем и то и другое быстро меняется в соответствии с тенденциями, набравшими силу в 90-х гг., и прежде всего — с распространением Internet. Кроме того, регулирующая законодательная база сетевого рынка претерпела изменения, а он, как и любой жестко регулируемый бизнес, чрезвычайно чувствителен даже к малейшим переменам в правительственных нормах и положениях. Взаимодействие этих факторов и определяет направление развития современных сетей; именно они порождают трех китов, на которых будет держаться сеть будущего.

В том, что касается спроса, главным фактором является, конечно, Internet. Начиная с 90-х рост популярности Internet привел к появлению новой отрасли, вызвал серьезные перемены в организации розничной торговли, создал в нашем обществе целую микрокультуру и породил больше преувеличенных ожиданий, чем, возможно, какая-либо другая технология когда-либо.

В денежном выражении глобальный трафик Internet дает совсем немного. До сих пор ни один из провайдеров Internet в Америке не работает с прибылью, а общие доходы от доступа и транспорта в Internet (исключая размещение информационного наполнения, консалтинг и т. п.) составляют менее 1% доходов провайдеров услуг в мире.

Несмотря на все это, Internet является наиболее важным фрагментом в мозаике будущей сети: он определяет сервисную модель общедоступной сети. Мы получаем голос с помощью тонального сигнала через RJ-11 и кнопочного набора с клавиатуры. Мы получаем общедоступные данные через сервисный пункт, выглядящий как шлюз в Internet. Приведя к появлению специфичных для Internet информационных устройств на наших настольных системах, Internet создал сообщество пользователей, с которым всем операторам общедоступных сетей передачи данных в будущем неизбежно придется считаться. Пользовательские интерфейсы для IP без установления соединения побеждают в качестве прикладных интерфейсов как в корпоративном мире, так и на пользовательском уровне. И это первый из трех китов будущего сетевого мира.

Очевидно, что инфраструктурой сети XXI века будет волоконная оптика. Волоконная оптика появилась в области связи в начале 80-х гг. и привела в итоге к стандартизации SONET/SDH. Спектральное уплотнение (Dense Wavelength Division Multiplexing, DWDM), новое поколение оптических технологий, намного расширяет емкость оптических волокон, к тому же все новые и новые компании прокладывают свои оптические кабели.

Сеть на базе DWDM с поддержкой сотен длин волн (или лямбда, как их иногда называют производители) по одному волокну позволяет создавать богатую инфраструктуру с практически неограниченной гибкостью. При использовании DWDM вместе с технологией коммутации трафика с одной длины волны на другую при его переводе из одного волокна в другое (а такое оборудование уже имеется у Sycamore Networks, Cisco Systems, Lucent Technologies и Nortel Networks) операторы могут строить сети без применения традиционных коммутаторов или маршрутизаторов в ядре сети. Такие сети представляют собой безликий пул пропускной способности, как невозделанная земля, ждущий своего часа. Коротко говоря, в ядре сети побеждает DWDM. Это второй из китов будущего сетевого мира.

Однако как же мы будем использовать этот безликий пул пропускной способности, в особенности с учетом того, что речь идет о просто гигантской пропускной способности? Одно волокно с 512 длинами волн, каждая из которых несет сигнал OC-48 (сегодня это уже достижимо, во всяком случае, в лабораторных условиях), имеет пропускную способность около одного с четвертью терабита в секунду — а это равняется объему практически всего сегодняшнего голосового и информационного трафика. Через пять лет ядро сети будет способно передавать в десять тысяч раз большие объемы трафика.

Как это скажется на доходе операторов? Если предложение вырастет многократно при отсутствии сопоставимого спроса, то это приведет к ценовой катастрофе, разорению провайдеров услуг и дестабилизации связи в общемировом масштабе.

Однако этого не произойдет по двум причинам. Во-первых, при снижении доходности у операторов не будет денег на расширение, в результате модернизация сетей остановится. Во-вторых, Акт о телекоммуникациях 1996 г. гарантирует, что развитие сетей не будет спущено на тормозах.

Акт о телекоммуникациях 1996 г. является третьим — регулирующим — китом сетевого мира и гарантом стабильности сети будущего. Авторы этого закона хорошо понимали, что развитие новых приложений сдерживает сеть доступа — последняя миля. Между тем новые приложения способны занять всю возросшую пропускную способность волокна и стать тем источником прибыли, который в состоянии компенсировать снижение цен и прибыльности сегодняшних, не требующих слишком большой пропускной способности сервисов, наподобие передачи голоса (а она дает около 88% дохода провайдеров услуг).

Для этого авторы законов придумали сложную формулу, благодаря которой традиционные операторы местной связи (Incumbent Local Exchange Carrier, ILEC, преимущественно это региональные операторы Bell — Regional Bell Operating Company, RBOC) могут успешно конкурировать на складывающемся рынке передачи данных (большая часть которых передается на дальние расстояния). В качестве противовеса они обусловили этот дар требованием предоставления конкурентам оптового доступа к их локальной инфраструктуре.

Некоторые, возможно, возразят, что роль ILEC, в особенности RBOC, сходит на нет. В телевизионной рекламе эти операторы изображаются неповоротливыми и консервативными — даже реликтами. На самом деле, это весьма прибыльные коммерческие предприятия, и их ведущая роль в доступе к сети сегодня не вызывает сомнений. То, что они будут доминировать в области доступа и в будущем, не удивительно. FCC признала эту доминирующую роль, а также то, что, только поощряя проведение RBOC модернизации, она в состоянии достигнуть поставленной цели обеспечить широкополосный доступ повсеместно в Соединенных Штатах.

Как и любой компромисс, где на кону стоят миллиарды долларов, Акт о телекоммуникациях подвергся изменениям в результате лоббирования интересов каждой из заинтересованных сторон. Однако, по всей видимости, суета вокруг закона заканчивается. В ноябре 1999 г. FCC опубликовала формальное решение (технически — «порядок»), с принятием которого внедрение широкополосных цифровых услуг в сетях местного доступа должно получить гигантский импульс и, в результате, создать базис для распространения приложений с высокими требованиями к пропускной способности в будущем.

Формула FCC очень проста: в той мере, в какой ILEC будут строить новую цифровую инфраструктуру для достижения общенациональной цели создания повсеместной широкополосной сети, правительство не будет применять к новой инфраструктуре требования Акта о телекоммуникациях, в соответствии с которым ILEC должны разъединить элементы своих сетей и предлагать их конкурентам оптом.

В результате этого решения все RBOC составили планы будущего развития сетей доступа, первого конкретного компонента инфраструктуры XXI века. Победителем среди технологий в области доступа, несколько неожиданно, стал ATM, так что именно с ATM мы и начнем наше знакомство с сетью будущего.

АРХИТЕКТУРА БУДУЩЕГО

Чтобы получать законодательную защиту, которую хотят иметь RBOC, оборудование ATM в сети местного доступа должно быть вынесено за пределы телефонного узла (Central Office, CO) на расстояние около 150 м от индивидуальных и коллективных пользователей. Сделать это RBOC могут с помощью модернизированных оптических удаленных концентраторов.

Удаленные концентраторы не являются чем-то новым — индивидуальным пользователям большая часть сервисов предоставляется как раз с помощью этих устройств. Новизна в том, что концентраторы будут базироваться на ATM и поддерживать комбинацию традиционных голосовых и продвинутых информационных сервисов. Конкретная картина внедрения этих новых устройств может меняться от оператора к оператору; в этом разделе я рассмотрю в качестве модели Project Pronto компании SBC Communications, поскольку о нем имеется достаточно подробная информация.

Как видно из Рисунка 1, волоконные и медные линии пользователей будут выводиться на удаленные концентраторы (или «окрестные шлюзы» в терминологии SBC), а те в свою очередь будут подключаться к коммутаторам ATM на телефонных узлах. Сами коммутаторы будут связаны соединительными линиями ATM с другими телефонными узлами, а также с оборудованием, предоставляющим пользователям голосовые и информационные услуги.

Эта инфраструктура будет обеспечивать поддержку аналоговой речи (основного сегодня товара на рынке), а также цифровой абонентской линии (Digital Subscriber Line, DSL). В конечном итоге большая часть пользователей будет подключаться именно таким образом, возможно, за исключением тех, кто живет в непосредственной близости от телефонного узла, вследствие чего для них будет иметь смысл прямой медный провод.

Для поддержки голосовых услуг оптические выносы будут производить мониторинг подключенных к ним медных линий для выявления признаков старомодного события «снятия трубки». При его обнаружении небольшой цифровой кодировщик преобразует аналоговый сигнал от телефона в цифровые биты, а затем в ячейки ATM.

Результат будет передан по постоянному виртуальному соединению ATM (Permanent Virtual Circuit, PVC) на шлюз между ATM и TDM. Этот шлюз будет подключен к голосовому коммутатору Класса 5, но надобность в шлюзе должна отпасть, после того как крупнейшие производители оборудования Класса 5, такие, как Alcatel, Ericsson, Lucent, Nortel и Siemens, оснастят свои коммутаторы пользовательскими интерфейсами ATM.

Кроме того, сеть ATM оператора доступа будет использоваться коммутаторами Класса 5 для передачи вызовов между офисами, т. е. как своего рода «виртуальный транзитный коммутатор». Это позволит отказаться от дорогостоящей практики использования голосовых коммутаторов в иерархических сетях для прокладки маршрутов для местных голосовых вызовов.

Другой шлюз или, возможно, имеющийся голосовой коммутатор будет связывать эту виртуальную транзитную сеть с междугородными сетями операторов межстанционной связи (Interexchange Carrier, IXC), т. е. будет выполнять функции коммутаторов Класса 4. Если оператор междугородной сети пожелает использовать для звонков инфраструктуру IP, то этот шлюз будет заменять и собственно шлюз, и контроллер голоса по IP (Voice over IP, VoIP).

В случае, если абоненту потребуется высокоскоростной информационный сервис, ту же самую медную линию можно будет использовать для транспортировки цифрового потока битов (опять же, в формате ячеек ATM). На каждом из концов линии эти цифровые данные будут, во избежание возникновения проблем совместимости с имеющимися телефонами и коммутаторами, отделяться с помощью разделителя от аналоговой информации. Цифровая часть будет представлена асимметричной цифровой абонентской линией (Asymmetric DSL, ADSL), а информационный трафик будет доставляться на коммутатор ATM на телефонном узле и далее на шлюз информационных услуг или, иначе, точку доступа к информационным услугам (Data Service Point of Presence, DSPoP) по отдельному виртуальному соединению ATM.

DSPoP свяжет ядро сети с ее новой периферией доступа на базе ATM. Если ядро сети окажется протокольно зависимым и будет содержать большое число электрических устройств, наподобие маршрутизаторов и голосовых коммутаторов, то DSPoP будут представлять собой концентраторы доступа, своего рода ATM-версию коммутатора Класса 5 или маршрутизатора доступа.

Однако, по всей видимости, DWDM исключает такую структуру ядра сети. Новые варианты DWDM обеспечивают недорогую «смену частот» при коммутации сигнала из одного волокна в другое, вследствие чего надобность в использовании электрической коммутации/маршрутизации отпадает. Ядро сети — некогда представлявшее собой смесь коммутаторов/маршрутизаторов и волокон — превращается в практически полностью оптическую сеть. Электрические устройства будут вытеснены на границу сети, где объемы трафика не столь велики, чтобы использование выделенных длин волн было оправдано.

Однако насколько глубока (или широка) будет эта прослойка электрических устройств с распространением широкополосного доступа? Объединяя трафик, объем которого сопоставим с емкостью одного или более телефонных узлов, DSPoP будет поддерживать тысячи и даже десятки тысяч пользователей. Таким образом, объемы трафика будут достаточны для окупаемости прямого соединения между DSPoP и оптическим ядром.

Таким образом, прогресс в области волоконной оптики и концентрация трафика сети доступа ATM приведут в результате к тому, что электрические компоненты будут составлять в сети оператора только тонкую прослойку между доступом и ядром.

В преддверии перехода от электро-оптического ядра к полностью оптическому ядру многие производители берут на вооружение многопротокольную замену меток (Multiprotocol Label Switching, MPLS) для создания виртуальной транспортной сети между своими устройствами сервисного уровня (см. Рисунки 1 и 2).

Поскольку по своей сути пути коммутации меток (Label-Switched Path, LSP) аналогичны соединениям и поскольку они могут прокладываться через магистральные сети ATM, оптику или IP, они позволяют скрыть от программного обеспечения сервисного уровня изменения в исполнительных сетевых устройствах. А поскольку MPLS сегодня оказывается полезной для решения задач консолидации и поскольку она способна поддерживать любой вид трафика и в будущем, весьма вероятно, что ядро сети перейдет на оптику с MPLS еще до конца этого десятилетия.

Высокий уровень концентрации трафика на DSPoP означает также, что владелец DSPoP (назовем его для определенности оператором сервисной сети) будет иметь достаточный вес для выбора среди все возрастающего числа специализированных операторов оптических сетей (AT&T, WorldCom, Sprint, Qwest, Level 3, William и др.) или даже для подключения к нескольким из них с целью получения разных сервисов и функций для продажи конечным пользователям.

В результате сеть будет иметь архитектуру, аналогичную показанной на Рисунке 2, со «стеком» магистральных сетей и серией DSPoP, комбинация которых должна дать возможность предложить пользователям совокупность разнообразных голосовых/информационных/видео сервисов. Каждый сервис будет предоставляться по отдельному виртуальному каналу ATM до устройства в помещении заказчика («агента сервиса в помещении»), где оператор и пользователь объединят свои усилия по управлению и мониторингу различных сервисов в соответствии с заключенными между ними соглашениями.

Комбинация оборудования агента сервиса в помещении заказчика и SPоP будет разработана, как ожидается, для каждого типа сервиса. Архитектура голосовых услуг ILEC вполне укладывается в эту схему: коммутатор Класса 5 (и шлюз, если он используется) соответствует точке доступа к голосовым услугам (Voice SPoP, VSPoP), а телефон — агенту сервиса в помещении. Хотя эти два устройства будут, возможно, вести себя аналогично современным традиционным устройствам, они могут также комбинироваться для создания других типов взаимосвязей между сервисами в области как данных, так и речи.

На Рисунке 3 показана архитектура голосовых услуг на базе модели CPE-VSPoP при традиционном подходе и в случае оборудования нового поколения. В обоих случаях пользователь сигнализирует о необходимом ему сервисе с помощью аппарата по своему выбору — например с телефона. Однако с этого момента модели значительно расходятся.

В случае традиционных голосовых услуг, как сегодня, так и в будущем, сигнальное устройство подключается напрямую к коммутатору Класса 5. Коммутатор подает тональный сигнал готовности, принимает вводимые цифры, интерпретирует их как запрос пользователя о предоставлении сервиса для осуществления местного звонка, междугородного звонка и т. п. То, что будущая сеть сможет работать точно так же, как существующая, означает, что телефонный сервис не будет ликвидирован и что пользователи и операторы смогут сохранить большую часть имеющегося оборудования.

В случае голосовых услуг нового поколения между пользовательским аппаратом и традиционной голосовой средой вводится сервисное агентское устройство. Агент сервиса может находиться в CPE, как отмечалось ранее, или устанавливаться в виде модуля на устройство VSPоP.

В этой новой конфигурации запрос пользователя о предоставлении сервиса не подается напрямую на коммутатор Класса 5, а поступает на агент сервиса. Агент сервиса вначале определяет природу запроса, а затем маршрутизирует его либо в сеть выполнения специальных функций, либо в традиционную телефонную сеть. Таким образом, новые и существующие голосовые функции можно создавать без отказа от оборудования, практики или стабильности имеющейся голосовой сети.

Потенциально такой подход к предоставлению услуг дает преимущество альтернативным операторам местной связи (Competitive Local Exchange Carrier, CLEC). Хотя CLEC и не могут столь же легко получить доступ к компонентам сети ILEC (если вообще могут), тем не менее они могут купить оптом услуги традиционной сети, под коими мы разумеем виртуальные соединения ATM с заказчиками. Благодаря VSPoP, сервисным агентским устройствам и ряду оптовых контрактов, CLEC будут иметь возможность использовать свое собственное оборудование для реализации вызова специальных услуг, таких, как унифицированный обмен сообщениями, и переложить малодоходные местные звонки на традиционных операторов!

При развитых голосовых услугах и инфраструктуре доступа на базе DSL альтернативным операторам с трудом удается держать рентабельность на уровне 20%. Однако в случае предоставления дополнительных услуг и оптовых соединений ATM она может возрасти до 80%.

Аналогичная архитектура на основе расширения базового, уже используемого заказчиками сервиса может быть применена и в мире данных, где «базовым сервисом» является Internet.

Как показано на Рисунке 4, в случае данных оператор сервисной сети начнет свой бизнес с заключения соглашения на приобретение оптовых соединений Internet у одного из крупнейших провайдеров Internet (как сегодня поступает большинство мелких провайдеров). Эта услуга Internet по умолчанию будет подключена к DSPoP, находящейся в каждом из мест, где оператор сервисной сети собирается предлагать свои услуги. От DSPoP виртуальные каналы будут оптом доводиться до местонахождения заказчиков.

Для дифференциации своих услуг оператор сервисной сети приобретет ряд альтернативных сервисов магистральной сети у операторов междугородной связи (Level 3, Qwest, Williams или любого IXC). Эти альтернативные магистральные сервисы могут иметь вид маршрутизируемой сети с поддержкой QoS, сети ATM с коммутируемыми виртуальными каналами, сети MPLS или практически любой другой сети.

Если заказчику требуется, чтобы сервис IP имел характеристики (защищенный транспорт, высокий уровень QoS и т. п.), которые путь в Internet по умолчанию обеспечить не в состоянии, то оператор сервисной сети введет в DSPoP правило перенаправления трафика. Таким образом, DSPoP будет разделять трафик заказчика для маршрутизации требующих специального обслуживания потоков приложений в альтернативную сеть, а остального трафика — в Internet. Правила перенаправления и сервисные соединения с ядром сети будут находиться под контролем новой системы управления сервисами — системы обеспечения функционирования виртуальной частной сети (VPN Operations Support System, VPNOSS). Более подробно о VPNOSS можно прочитать в статье «Телефонный счет будущего» в февральском номере LAN за этот год.

Одним из примеров того, как может использоваться такого рода архитектура, является организация виртуальной частной сети в случае, когда компания задействует один из «частных» IP-адресов в соответствии с RFC 1918. Эти адреса используются многими компаниями (в особенности адрес 10.x.x.x класса А) в собственных сетях IP, при этом пользователей, как правило, не заботит, что эти адреса нельзя маршрутизировать через Internet, поскольку они не являются уникальными.

Задав правило перенаправления пакетов с такими адресами на уникальный для данного конкретного пользователя «виртуальный маршрутизатор», оператор сервисной сети с DSPoP может создать общедоступную услугу IP, где будут без проблем сочетаться доступ в Internet и поддержка VPN. Кроме того, такого рода услуга позволит создать надежный барьер между двумя названными сервисами за счет запрета прямой маршрутизации между адресами Internet и закрытым адресным пространством. (Конечно, это можно сделать и иначе.)

Функциональность «Internet-плюс» позволит заменить часть или все частные линии, а также сеть frame relay на VPN на базе IP. Кроме того, она откроет короткий путь для выполнения транзакций электронной коммерции или организации сотрудничества по типу NetMeeting. С учетом того, что общедоступные услуги IP всех типов создаются под флагом «улучшения управляемости» Internet, имеющееся оборудование и принятая практика будут совместимы с новыми сервисами, упрощая их внедрение и принятие.

Сегодня сети строятся на базе оборудования, рассчитанного на предоставление конкретных сервисов: сети передачи голоса создаются на базе голосовых коммутаторов, а сети IP — на базе маршрутизаторов, и т. д. Предоставление пользователю сервиса сводится к подключению к выбранной им сети; это дилемма, которую ставит мультисервисная сеть. С учетом того, что имеющиеся в нашем распоряжении информационные устройства — телефоны, факсы и ПК — не поддерживают общий протокол, любая конвергенция предполагает либо замену имеющихся устройств, либо повсеместное внедрение преобразователей для их подключения к сети.

Рассмотренная модель сети снимает эту проблему. В архитектуре будущего сеть доступа будет практически полностью переведена на ATM. Вместе с тем, ядро сети вольно использовать любой протокол или архитектуру по своему выбору, но, скорее всего, господствующее положение в нем займет с развитием DWDM полностью оптическая маршрутизация. Как таковое, оно будет независимо от сервиса.

В результате агенты сервисов в помещении и SPоP на границе между периферией и ядром остаются единственными точками, где может быть реализована сервисная функциональность. Это новый подход к построению сети, и за ним — будущее.

НОВЫЕ ХОЗЯЕВА СЕТИ

Так кому же будет принадлежать ведущая роль в новой сети? Среди операторов она перейдет к операторам сервисных сетей, потому что услуги — товар высокоприбыльный, а прибыль является двигателем любого бизнеса. Самое большее, на что оператор может надеяться, если он рассчитывает исключительно на доходы от широкополосного доступа, — это максимум одна треть от теперешнего объема доходов операторов местной связи (Local Exchange Carrier, LEC).

За исключением ILEC, которым в силу принятого регулирования отводится зависимая роль, ни один оператор с собственными мощностями не сможет избежать участи стать оператором сервисной сети. ILEC уже планируют создание независимых дочерних компаний для предоставления расширенных услуг (в частности, планы SBC включены в ее предложение по объединению с Ameritech, одобренное осенью 1999 г.). Те из CLEC, кому удастся выжить, без сомнения, будут преобразованы в операторов сервисной сети.

В гонке за место поставщика оборудования для новой сети ATM-доступа региональных операторов Bell первое место принадлежит, по всей видимости, Alcatel, следом за ней идет Marconi. Благодаря опыту в области доступа по ATM, который они приобрели на европейском рынке, этим компаниям удалось опередить лидеров американского рынка, таких, как Cisco, Lucent и Nortel.

Приобретя Newbridge, Alcatel получила отличный коммутатор ATM в комплект к своим оптическим выносам ATM, благодаря чему у компании появился шанс прибрать к рукам весь рынок оборудования ATM для RBOC — а его объем может составить около 35 млрд долларов в ближайшие пять лет.

Что касается ядра сети, то там события могут приобрести несколько неожиданный оборот. Доминирующее положение Cisco в области услуг на базе IP может оказаться под угрозой, если операторы традиционных сетей — RBOC и IXC — решат строить консолидированную сеть с использованием только одной технологии, а ею в этом случае почти наверняка будет ATM.

Однако, скорее всего, в ядре сети будет использоваться иная технология, нежели в сетях доступа. Прирост трафика в будущем будет происходить главным образом за счет IP, поэтому IP, вероятно, будет доминировать в ядре сети. Вопрос лишь в том, в состоянии ли IP обеспечить ту степень контроля за качеством обслуживания и защитой, какая необходима пользователям? Многие специалисты считают, что для этого понадобится комбинация IP и ATM или IP и MPLS.

Для Cisco это может стать крупной победой, потому что компания имеет отличный послужной список развертывания сетей ATM/IP и MPLS для операторов. В своей коммерческой IP-сети AT&T использует коммутаторы Cisco MGX, а эта сеть составляла основу крупной демонстрации AT&T весной 2000 г. — демонстрации, где была показана практически та же архитектура сети, которую мы рассматривали выше.

Для Lucent и Nortel архитектура новой эры может оказаться настоящим камнем преткновения. Вероятно, обе компании надеялись, что их давние отношения с такими операторами, как RBOC, выведут их на рынок как сетей доступа, так и ядра сети. Однако в описанной здесь архитектуре новой эры оба игрока уступают (по крайней мере, на данный момент) Alcatel и Marconi в сетях доступа, а в ядре сети при доминировании IP им придется противостоять Cisco.

Решающее значение для всех крупнейших производителей оборудования будет иметь то, в какой мере новая архитектура создания услуг с агентами сервиса и SPоP может быть представлена как результат эволюции существующих архитектур IP и голосового оборудования.

Правда в том, что ни у одного из традиционных игроков нет идеального подхода к организации сервисов в будущей сети, поскольку все они предлагают архитектуры, в которых сервисы и сетевые соединения создаются на основе общей базы оборудования. Ни одна из этих архитектур не является идеальным решением для сети будущего, поскольку доступ и ядро должны быть независимы от предоставляемых услуг.

Поэтому вполне возможно, что на сервисном уровне в этой новой сети победу одержат молодые, недавно созданные компании. Так, агентами сервиса для помещений и SPоP занимается по крайней мере дюжина новых компаний, причем некоторые из них специализируются в обеих областях. Еще полдюжины компаний лихорадочно разрабатывает сервисное программное обеспечение для создания, управления и тарификации новых услуг.

Одна из причин интереса образующихся компаний к новому рынку состоит в следующем: если большинство крупных операторов не хотят приобретать продукты для инфраструктуры у незнакомых фирм, то технологию сервисного уровня они приобретают у таких компаний весьма охотно. Cascade Communications, этой Золушке сетевой эры, удалось добиться успеха благодаря признанию ILEC. Другие молодые компании надеются повторить ее успех.

Это, конечно, может и не понадобиться. Все крупнейшие поставщики оборудования уже продемонстрировали готовность покупать небольшие компании с новаторскими продуктами. Весьма вероятно, что заря новой эры в коммуникациях станет зарей второго раунда приобретений.

НЕРЕШЕННЫЕ ВОПРОСЫ

Кто из поставщиков выиграет, а кто проиграет, представляет значительный интерес лишь для немногих (в частности, для сотрудников и инвесторов этих компаний), и относительно небольшой интерес для остальных — в долгосрочной перспективе. Аналогично, забота о судьбе CLEC, провайдеров Internet и ILEC никак не повлияет на выбор услуг большинством пользователей — опять же, в долгосрочной перспективе. Однако это не исключает другие вопросы, большая часть которых касается того, как изменятся сервисы в ближайшем будущем.

На техническом уровне серьезные вопросы возникают в связи с природой сети ATM-доступа региональных операторов Bell. Эти сети не будут «настоящими» сетями ATM; скорее, они будут представлять собой специально разработанное подмножество ATM для поддержки перехода от модели бизнеса, где ведущее место занимали продажи голосовых соединений, к модели бизнеса с более широкой опорой на передачу данных. В этих сетях ATM заказчики, скорее всего, не будут иметь возможности позвонить друг другу напрямую на уровне ATM, им придется работать через SPоP.

Аналогично, первые планы предусматривают использование сервиса с нефиксированной скоростью передачи (Unspecified Bit Rate, UBR) без каких-либо гарантий QoS для соединений доступа ATM, за исключением тех, по которым будут передаваться обычные телефонные разговоры. В результате конкуренты не смогут приобретать «не голосовые» соединения и использовать их для подрыва голосового бизнеса ILEC.

Наконец, насколько можно судить по имеющейся информации, по крайней мере, индивидуальные пользователи будут иметь доступ только к одному соединению для данных в один момент времени, несмотря на то что ATM теоретически может поддерживать десятки соединений одновременно. Это даст преимущества тем, кто предлагает полный набор услуг, т. е. в минусе окажутся небольшие операторы.

То соображение, что сети ATM не будут предоставлять весь набор услуг ATM, как-то ускользает от внимания поставщиков (или пользователей), тем не менее это так. В конечном итоге RBOC могут увеличить число поддерживаемых функций ATM, но, когда это случится — сказать трудно. Таким образом, «ATM для доступа» следует пока рассматривать отдельно от «стандартного ATM», и этот момент следует учитывать при покупке продуктов и развитии планов.

Второй технический вопрос — как эта новая инфраструктура скажется на MPLS. Сегодня распространение MPLS определяется (будем честны перед собой) корыстными интересами сторонников IP и ATM. В будущем MPLS может вытеснить и того и другого, так что неясно, в какой мере IETF будет прилагать усилия для стандартизации MPLS в долгосрочной перспективе для выполнения ею своей миссии. Возможно, недавно созданный Форум MPLS даст ответ на этот вопрос, но пока утверждать это еще слишком рано.

Однако вопросом первостепенного значения может оказаться государственная политика в отношении новой сети. Она должна обеспечить баланс между общественным интересом в повсеместном распространении широкополосных услуг и общественным интересом в обеспечении конкуренции (и максимального снижения цен) в области традиционных услуг. Объем рынка коммуникаций в США составляет 200 млрд долларов, и многие игроки, как на самом рынке, так и вне его, были бы не прочь получить крупную долю доходов от этих услуг.

Мы не знаем, насколько доходными будут новые широкополосные услуги, поэтому мы не можем знать, потерей каких доходов от традиционных услуг рискуют операторы в качестве платы за модернизацию. Так, если линии DSL будут иметь 20 млн домов, а абонентская плата будет составлять 250 долларов в год (без учета стоимости соединений с Internet), то это приведет к увеличению объема услуг всего лишь на 5 млрд долларов. Заставлять LEC рисковать потерей, возможно, в десять раз большего дохода от имеющихся услуг — это все равно, что требовать от акционерной компании поступать безответственно перед своими акционерами. Многие из ограничений RBOC на «ATM для доступа» проистекают именно из стремления гарантировать стабильный уровень доходности услуг.

Эгоизм (как, наверное, подумали некоторые)? Нет, это цена, которую мы должны заплатить за безболезненный переход к совершенно новой модели бизнеса провайдеров услуг. Если разработчики политики разрешат конкурентам использовать новую сеть широкополосного доступа против тех, кому предстоит ее строить, то никакой новой сети доступа не будет. Без нее же никакие реальные изменения в природе услуг невозможны.

Большинство пользователей с готовностью согласятся с тем, что достигнутый компромисс между FCC и ILEC в интересах широкого внедрения широкополосных услуг стоит того. Конечно, некоторые конкуренты с этим не смирятся. Поэтому в будущем нас еще ждут ожесточенные стычки по поводу регулирования и, возможно, новая волна открытой дискуссии относительно целесообразности соглашений, на которые идет — и будет идти — FCC. Все эти споры малопродуктивны, да к тому же они могут заслонить гораздо более сложные и важные вопросы, как те, что мы перечислили выше.

В скором времени сеть доступа должна подвергнуться коренной модернизации, а модель бизнеса провайдеров услуг — претерпеть радикальные изменения. То, что эти перемены приведут к созданию совершенно иной инфраструктуры, не должно никого удивлять. То, что не все верят в эти перемены, также не вызывает удивления, но от этого они не становятся менее неизбежными.

Наконец-то те изменения в сервисе, о которых пресса писала на протяжении десятилетия, станут реальностью. Для некоторых из нас — как при исполнении желаний вообще — результат будет несколько иным, не тем, которого хотели. Время взглянуть в лицо правде, а затем — в лицо новому будущему сети.

Том Нолле — президент CIMI, консалтинговой компании в области стратегического планирования сетей. С ним можно связаться по адресу: tnolle@cimicorp.com.


Ресурсы Internet

Информация о решениях и предложениях FCC публикуется на http://www.fcc.gov/ccb/.

Описание MPLS можно найти на Web-сервере IETF по адресу: http://www.ietf.org/ids.by.wg/mpls.html.

Ресурсы и сообщения Форума MPLS размещаются на http://www.mplsforum.org.

Слайды с Project Pronto компании SBC имеются на http://www.sbc.com/Technology/data_strategy/project_pronto/dsl.html.

Дополнительные материалы по рассматриваемым в статье темам можно найти на Web-сервере автора http://www.cimicorp.com.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями