Представители музеев, ставшие основными участниками конференции «Digital музей. Инновационные технологии для музейных и выставочных пространств», делились с коллегами опытом, рассказывали об аудиовизуальных и мультимедийных решениях в своих организациях.

Заместитель директора ГИВЦ Минкультуры Тимур Алейников представил платформу дополненной реальности для музеев Artefact. По его словам, сейчас смартфон конкурирует с музеем за внимание посетителя. Чтобы сделать его своим союзником, и было создано мобильное приложение Artefact. Наведя камеру смартфона на экспонат, посетитель видит либо интерактивные точки, на которые можно нажимать и получать информацию, либо дополнительные изображения, например показывающие, какими были эти произведения искусства до реставрации, и пр. Таким образом, считает Алейников, устройство не отвлекает, а работает как канал коммуникации между посетителем и музеем, вовлекает, обучает через развлечение, дает быстрый доступ к интересной информации и визуализирует ее.

Бесплатное для музеев, приложение доступно в App Store, Google Play и на ar.culture.ru. Чтобы подключиться, музею следут подать соответствующую заявку, получить приглашение по электронной почте и войти в систему. Далее нужно загрузить фото экспоната в хорошем качестве и протестировать его распознавание смартфоном, разместить активные точки, сверстать статью. Дополнительно загружаются другие изображения произведения искусства и переводы статьи на английский язык. Использовать технологию дополненной реальности можно применительно как к отдельным музейным экспонатам, так и к целым залам и выставкам.

К Artefact уже подключились около 20 музеев, в их числе Вологодский государственный музей-заповедник, музей-заповедник «Петергоф», Тульский музей оружия, Нижегородский государственный музей, ГМИИ им. А. С. Пушкина и др.

Заместитель генерального директора Политехнического музея Михаил Яковенко посвятил свое выступление использованию в управлении организацией Больших Данных. Однако, по его наблюдениям, музеи не спешат взять на вооружение такой инструмент, хотя он несет много возможностей. Так, полезной может быть статистика по билетно-кассовым системам, протоколы обмена данными, счетчики на входе и видеоналитика. В перспективе возможно также использование машинного зрения и искусственного интеллекта. По словам Яковенко, у музеев есть, в отличие от бизнеса, большой плюс — отсутствие жесткой конкуренции, они вполне могли бы объединяться, сотрудничать, использовать чужой опыт и исследования. Пока же каждый музей стремится изобрести свой велосипед.

Заведующий отделом фототехнологической работы государственного музейно-выставочного центра «Росфото» Алексей Тихонов рассказал о едином информационном пространстве музея и открывающихся новых возможностях доступа к цифровым музейным объектам. Репозиторий — главный элемент такого пространства, он аккумулирует в себе оцифрованные документы, фотографии и пр. Цифровая инфраструктура выстраивается вокруг него исследователями этих материалов: научными сотрудниками, хранителями, кураторами, создающими какие-либо проекты. Таким образом, все сотрудники музея вовлекаются в общую работу. К репозиторию могут иметь доступ сторонние кураторы и исследователи и даже посетители музея. Оцифрованные документы выкладываются в Интернет — если музей готов к подобной открытости. Кроме того, с помощью репозитория возможно и межмузейное взаимодействие, когда музеи делятся друг с другом своими данными.

Куратор проектов отдела по работе с музеями памяти Анна Кондратьева и руководитель проектной группы по мультимедиатехнологиям Государственного музея истории ГУЛАГа Иван Биченко поделились схожей концепцией развития цифровой инфраструктуры — только не пространства, а народной памяти на примере своего музея. Сначала, как рассказали выступающие, собирается и организовывается информация, затем она аккумулируется в знания, транслируемые музеем. Так, данные о жертвах репрессий структурируются в информацию по пунктам «место», «персона», «явление» с указанием различных сохраненных материалов о них (фотографии, документы, личные вещи). Вместе со свидетельствами (например, интервью очевидцев) эта информация формирует сеть знаний, к которой имеют доступ работающие с нею эксперты. Сеть транслируется посетителям.

На основе такой схемы возможно межмузейное взаимодействие и в итоге создание всеобщей сети знаний. Однако, отметили выступающие, создать «мировой музей» совсем не просто.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF