Действительно ли Microsoft — «единственная компания, занимающаяся серьезными инновациями в Linux?» Это именно так, утверждает Джесси Фразель. Столь смелым заявлением Фразель, получившая известность благодаря своему вкладу в проект Docker, а затем и в Google Cloud, попыталась оправдать свой переход в Microsoft.

Конечно, придумывать оправдания такому карьерному шагу совершенно ни к чему. Но вместе с тем происходящее говорит о вполне вероятных перспективах дальнейшего развития — корпорация не просто налаживает мирное сосуществование с Linux, но воспринимает его как ключ к своему будущему.

Нет, быстрое появление версии Microsoft SQL Server для Linux пока не гарантировано. Речь идет лишь о признании многообразия корпоративных компьютерных сред. И с учетом этого фактора в Microsoft должны вносить активный и осязаемый вклад в совершенствование Linux.

Microsoft сегодня уже не является абсолютным повелителем проприетарного программного обеспечения, каким она когда-то нам представлялась. Времена «балмеризма» и «раковой опухоли Linux», о которой заявлял прежний генеральный директор Microsoft в 2001 году, канули в Лету. Мы живем в мире, где одно облако пожирает другое, и Microsoft не может позволить себе игнорировать необходимость написания программного обеспечения для Linux и активного участия в проектах с открытым кодом.

Нельзя, впрочем, и полностью согласиться с утверждениями Фразель об инновациях. По словам исполнительного директора ассоциации Linux Foundation Джима Землина, в рейтинге наиболее активных участников проекта развития ядра Linux корпорация занимает 47-е место.

Да, в прошлом году Microsoft получила от Linux Foundation статус платинового члена, но это не инновация. Кто был первым спонсором конференции Open Source Business Conference в 2004 году? Microsoft. Это можно только приветствовать, но деятельность Microsoft не была инновационной ни тогда, ни сейчас.

То же самое можно сказать и о проектах Microsoft, упомянутых в пресс-релизе Linux Foundation.

Корпорация представила версию.Net Core 1.0 с открытым кодом; в сотрудничестве с Canonical переносила Ubuntu на платформу Windows 10; готовила образ FreeBSD для Azure; а после приобретения Xamarin открыла исходный код ее пакета программного обеспечения для разработчиков. Кроме того, Microsoft поддерживала в своих продуктах решения Red Hat, Suse и ряда других поставщиков.

Все перечисленное делалось для того, чтобы платформа Microsoft была успешной. Не спорю, это полезно, но особых инноваций здесь нет.

Впрочем, нельзя утверждать и того, что Microsoft не внесла в Linux вообще никаких инноваций.

На упрек в том, что ее заявления не вполне соответствуют существующему положению дел, Фразель признала, что не имела в виду ядро Linux, а говорила об инновациях для тех, кто использует Linux «необычными» способами.

У Фразель, напомним, богатое контейнерное прошлое. А в этой области Microsoft отлично зарабатывает на звании «инноватора». Даже, казалось бы, вполне приземленная задача адаптации контейнеров Docker для Windows, а не только для Linux — это уже большое дело для предприятий, которые не желают свою ИТ-политику связывать с проектами с открытым кодом.

А как насчет контейнеров Hyper-V, которые сочетают высокую плотность контейнеров с изоляцией традиционных виртуальных машин? Ведь это действительно очень важно. Приверженность Microsoft к Linux оказалась так велика, что за последний год доля виртуальных машин Azure, работающих под управлением Linux, по словам технического директора Microsoft Azure Марка Руссиновича, выросла с 25 до 33%.

Точнее всего, пожалуй, было бы назвать Microsoft единственной компанией, занимающейся серьезными инновациями «вокруг» Linux. И хотя без споров здесь тоже вряд ли обойтись, Microsoft изменила в данной области так много, что следует по крайней мере прислушаться к ее утверждениям.

Тем не менее, с учетом того что Microsoft все сильнее зависит от Linux, корпорации неплохо было бы приступить к созданию инновационных решений не только на периферии экосистемы Linux, но и непосредственно в ее ядре. Причем инновации должны быть сопоставимы со всеми выгодами, которые извлекает корпорация из Linux. Лет десять назад к такому предложению в Microsoft отнеслись бы с подозрением. Но сегодня времена изменились.

Как и всегда, когда речь идет о проектах с открытым кодом, все начинается с людей. Вот и Microsoft начала нанимать разработчиков ядра Linux: в компанию пришли Мэтью Уилкокс, Пола Шиловски, а в середине 2016 года и Стивен Хеммингер. Приглашение Хеммингера особенно интересно не только потому, что он один из самых известных разработчиков ядра, но и потому, что в 2009 году (работая над Vyatta) он обвинял Microsoft в нарушении условий публичной лицензии GPL в коде Hyper-V.

Сейчас в Microsoft трудятся уже 12 разработчиков ядра Linux. По свидетельству Грега Кроа-Хартмана, поддерживающего ядро Linux, «теперь у Microsoft есть разработчики, вносящие свою лепту в совершенствование различных областей ядра (в подсистему управления памятью, основные структуры данных, сетевую инфраструктуру), в файловую систему CIFS и, конечно, в улучшение функционирования Linux под управлением Hyper-V».

Землин подчеркивает: «Мы не погрешим против истины, если скажем, что Microsoft уже превращается в ключевого участника проекта».

Microsoft, сохраняя приверженность Windows, делает необходимые шаги не только для обеспечения совместимости своих продуктов с Linux, но и для формирования будущего этой операционной системы.

Десять лет назад такое утверждение звучало бы смешно. Сегодня же, несмотря на чрезмерный оптимизм Фразель, мы видим, что все сказанное ею вполне может через год-два стать реальностью.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF