Одна из самых долгожданных новостей пришла летом: комплекс поправок в законодательство, устанавливающих рамки применения информационных технологий в здравоохранении, принят Госдумой в третьем чтении, подписан президентом и вступит в силу с 1 января 2018 года. К ноябрю Мин­здрав должен подготовить проекты нормативных документов, определяющих правила информационного взаимодействия при выдаче электронных рецептов, порядки проведения телемедицинских консультаций, получения пациентами копий медицинских документов по запросу в электронной форме, обмена данными в Единой государственной информационной системе здравоохранения, а также других новых и трансформируемых процессов. Именно в этих документах будут сформулированы основные требования к цифровой медицине.

Когда в Госдуме еще только готовились рассмотреть принятый законопроект, Агентство инноваций города Москвы и Высшая школа экономики провели круглый стол, посвященный перспективам развития цифрового здравоохранения в столице. Будучи весьма заманчивыми, эти перспективы в то же время вызывают множество вопросов у всех участников процесса.

«Люди не хотят чувствовать себя больными и не будут пользоваться digital health», — считает Антон Владзимирский, главный редактор журнала «Телемедицина и Ehealth». По его словам, в преимуществах цифрового здравоохранения заинтересованы государство и работодатели, поэтому бизнес в этой области обязательно должен встраиваться в систему здравоохранения или социального обеспечения.

В поле зрения столичного Агентства инноваций находятся две солидные организации, готовые тестировать решения в области телемедицины: Мос­комспорт заинтересован в дистанционном мониторинге состояния здоровья спортсменов во время подготовки к соревнованиям, а Первый МГМУ им. И. М. Сеченова — в наблюдении за состоянием пациентов в стационаре. Однако, несмотря на высокую оценку экспертами динамики и перспектив развития рынка цифровой медицины, реальных предложений от участников этого рынка поступает не так уж много.

«Между тем у города есть огромный интерес к тому, чтобы такие технологии появились», — заявил глава Агентства инноваций Москвы Алексей Парабучев. Агентство ищет технологические компании, которые cмогут предложить решения, интересные не только столице, но и мировому телемедицинскому рынку. Кроме того, в Москве изучают способы стимулирования разработки такого рода решений.

Многие полагают, что серьезным стимулом станет принятие закона о телемедицине, который устранит основное препятствие для развития рынка — отсутствие нормативной базы. Но не поставит ли закон новых барьеров?

Альтернативный предложенному Минздравом законопроект интернет-сообщества был отозван, и в итоге Госдума проголосовала за скорректированный правительственный вариант документа.

При этом, по мнению вице-президента НИУ ВШЭ Игоря Агамирзяна, в законопроекте смешаны понятия АСУ и АСУ ТП — систем управления, которые в медицине можно было автоматизировать еще 20 лет назад, как это было сделано в других отраслях, и мониторинга, то есть систем управления технологическими процессами, которые являются частью киберфизических систем и сейчас стали стандартом Интернета вещей, Больших Данных и умных городов. В мониторинге используются сенсоры, снимающие ряд параметров, система их интеллектуальной обработки и актуаторы, которые осуществляют физическое воздействие. Телемедицина вставляет в этот полностью автоматизированный процесс элемент, связанный с принятием решения специалистом, но, по сути, отраслевых различий гораздо меньше, чем мы привыкли думать, уверен Агамирзян: «Самая опасная стратегия — полностью застраховаться от всех рисков, остановив развитие. К сожалению, по-моему, закон как раз про это».

Большие опасения вызывают у экспертов требования закона об идентификации пациентов через СМЭВ и ЕСИА, а также о наличии у пациента усиленной квалифицированной цифровой подписи.

«Проект надо гуманизировать, чтобы вовлечь людей, иначе он не реалистичен, — согласен Борис Зингерман, заведующий отделом компьютеризации Гематологического научного центра. — Хотя бы на первом этапе нужно, чтобы этими технологиями было пользоваться легко».

Новый закон определил важные моменты электронного взаимодействия, в том числе врачей с пациентами. Однако, как отметил Зингерман, в нем никак не решены и не регламентированы вопросы юридически значимого электронного документооборота в здравоохранении (в первую очередь, внутреннего документооборота медицинских организаций). «Отсутствие такой регламентации очень сильно тормозит внедрение информационных технологий в сфере охраны здоровья», — считает эксперт.

«Мы немного ‘заколдованы’ законодательным процессом, который регулирует отношения между обладателями усиленной цифровой подписи, то есть мало кого касается на практике», — полагает Евгений Паперный, руководитель проекта «Здоровье Mail.ru».

Гораздо серьезнее проблемы, к которым может привести развитие пациентоориентированной медицины в целом и телемедицины в частности: ранжирование врачей на основании предпочтений потребителя, оценка качества услуг вместо качества медицинской помощи, перекладывание капитальных расходов на рядовых исполнителей и завтрашних потребителей.

«Нас ждет появление ‘токсичных’ участников рынка, — предрек Паперный. — Экономическую конкуренцию будут выигрывать не те, кто применяет лучшие практики, а телемедицинские проекты, которые наберут врачей приятной наружности и будут назначать те препараты, которые хотят пациенты». По его мнению, телемедицина, скорее всего, станет не эксклюзивной услугой, а эрзац-медициной «для бедных».

Госдума приняла закон о телемедицине

Государственная дума РФ приняла в последнем, третьем чтении законопроект о телемедицине, разрешающий выписывать электронные рецепты и оказывать врачебную помощь дистанционно.

Согласно проекту закона, в целях идентификации участников будет использоваться единая специализированная система. Отмечается, что врачи смогут выдавать рецепты на лекарства и справки в форме электронного документа. Кроме того, предусматриваются консультации пациента с лечащим врачом дистанционно после очного приема или осмотра.

Закон должен вступить в силу с 2018 года.

Ко второму чтению в законопроект подготовили 20 правок. В частности, была внесена поправка, согласно которой дистанционные консультации не могут заменить первый очный прием врача. Удаленные рекомендации могут быть только предварительными, непосредственно перед приемом у врача, или использоваться для корректировки лечения, также назначенного очно. Ставить диагноз дистанционно поправки не разрешают. Дополнительно парламентарии прописали, что телемедицинская помощь должна соответствовать медицинским стандартам, а на информацию, полученную в ходе таких консультаций, распространяется врачебная тайна и законы о персональных данных.

Кроме того, упростили способ авторизации для пациентов. Документ предполагал авторизацию в ЕГИСЗ исключительно через квалифицированную электронную цифровую подпись, что снижало доступность телемедицины, а согласно новым поправкам пациенты смогут авторизоваться через портал «Госуслуги».

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF