Реклама

На пути к цифровому суверенитетуИнформацию часто называют нефтью цифровой экономики, в таком случае системы обработки данных — это нефтеперерабатывающие заводы, однако получается, что сейчас почти вся отечественная «цифровая нефть» обрабатывается на зарубежных НПЗ. В ходе форума «Мир ЦОД 2016. Услуги. Облака», организованного издательством «Открытые системы», Владимир Рубанов, управляющий директор компании «Росплатформа», российского партнера компании Virtuozzo (входит в состав Parallels Holding. — Д. В.) рассказал о том, что такое цифровой суверенитет ЦОД и как национальным информационным системам обрести санкционную устойчивость.

— Что вы подразумеваете под цифровым суверенитетом?

Цифровой суверенитет — это независимость в технологическом плане, то есть способность государства сохранять в рабочем состоянии свою ИТ-инфраструктуру, независимо от действий зарубежных государств и подконтрольных им производителей оборудования и ПО. Например, для ЦОД цифровой суверенитет определяется тремя составляющими: месторасположением (серверы должны быть физически размещены на территории страны), технологической независимостью составляющего «железа» и «софта» (чтобы его нельзя было ограничить санкциями) и наличием средств информационной безопасности. Есть три пути достижения суверенитета в области ПО: создавать все самим с нуля, дорабатывать открытые технологии и обеспечивать трансфер технологий от международных лидеров в своей области с передачей исходных кодов и полного набора прав на независимую разработку в России. Вряд ли первый путь годится для создания новых сложных решений, ведь задача не в том, чтобы написать все с нуля, а в получении санкционно устойчивых продуктов, которые могут развиваться российскими разработчиками, в том числе в кооперации с международным сообществом. В компании «Рос­платформа» мы используем комбинацию всех трех подходов: развиваем программные компоненты, взятые у международного сообщества Open Source, и код, переданный нам партнерами — лидерами в своих областях по свободной лицензии, подразумевающей полные права на модификацию исходных кодов и на дальнейшую доработку. Кроме того, мы с нуля разрабатываем код, учитывающий российскую специфику и особенности целевого сегмента заказчиков. Оба наших главных продукта, «Р-Виртуализация» и «Р-Хранилище», на 100% российские, как в юридическом плане, так и в смысле контроля полных исходных кодов, осуществляемого отечественными специалистами на территории нашей страны. При этом, опираясь на локальную инфраструктуру и отечественных специалистов, мы активно поддерживаем международное сотрудничество. В итоге в наших продуктах удается совмещать устойчивость к санкциям и мировой уровень инноваций.

— Что «Росплатформа» дает международному сообществу Open Source?

По количеству принятых заплат за последний год объединенная команда «Росплатформы» и Virtuozzo заняла вторую строчку в мире в сообществе Libvirt.org, разрабатывающем ключевые компоненты для систем виртуализации. Кроме того, мы в пятерке лидеров в сообществе QEMU/KVM, которое занимается созданием средств эмуляции аппаратного обеспечения различных платформ и развитием соответствующего гипервизора. При этом мы вносим ряд улучшений поверх открытого кода, исправляем ошибки, добавляем функционал.

— Какие проблемы имеются на пути продвижения российского ПО?

Предприятия, заново строящие свою ИТ-инфраструктуру и особенно находящиеся под санкциями, не сталкиваются с проблемами выбора при наличии российских решений в нужном сегменте. Например, наша «Р-Виртуализация» дешевле зарубежных аналогов, а ее полноценная поддержка и развитие, осуществляемые отечественными специалистами, гарантируют санкционную устойчивость и технологическую независимость. В таких случаях выбор очевиден. Сложности возникают с предприятиями, имеющими устоявшуюся ИТ-инфраструктуру на базе закрытых западных решений, для которых пока нет явной угрозы ограничений на приобретение или модернизацию зарубежных технологий. Долгое время наши «айтишники» привыкали к западным продуктам и сегодня не желают что-либо менять. Международные ИТ-компании, в течение многих лет ведя бизнес в России, систематически «подсаживали» отечественные предприятия «на иглу» зависимости от своих технологий. Устоявшийся рынок, налаженные связи и ряд других факторов объясняют инертность местных ИТ-специалистов.

В какой-то мере санкции открыли предприятиям глаза, однако по-прежнему многие надеются, что все вернется на круги своя. Конечно, предприятия, особенно из «зоны риска», так или иначе тестируют свои ИТ-инфраструктуры на санкционную устойчивость, однако должно пройти еще два-три года, чтобы при выборе решения приоритет отдавался отечественным продуктам и чтобы этот процесс стал необратимым.

— Какова роль государства в поддержке производителей отечественного ПО?

После введения западными странами ограничений на закупку высоких технологий наши политики осознали проблему и увидели, что санкции могут вполне реально выбить почву из-под ног целым отраслям экономики, ведь ИТ — важнейшая часть инфраструктуры. Страна просто обязана быть готова к давлению и шантажу в области ИТ. Сегодня формируется соответствующая нормативная база, например вышел 188-ФЗ и соответствующее постановление Правительства, регламентирующие приоритетную закупку российского ПО государственными учреждениями, готовятся новые нормативные документы по развитию отечественной ИТ-отрасли. Создано Агентство по технологическому развитию, миссией которого является содействие российским предприятиям в трансфере технологий мирового уровня с целью достижения конкурентоспособности отечественной продукции. Однако здесь следует предостеречь от перегибов — на волне патриотизма появляются компании, которые пытаются делать на основе открытого ПО какое-то решение, не имея ни связей с международным сообществом, ни экспертизы по развитию продукта, что неизбежно приведет в тупик. Российским разработчикам надо выпускать не просто национальные, а востребованные и качественные программы с учетом мирового уровня технологического развития.

— Как происходит переход на решения «Росплатформы» на российских предприятиях, есть ли опыт миграции?

При миграции существующих инфраструктур нужно рассматривать техническую и организационную части этой процедуры. В техническом плане перенести виртуальные машины на «Р-Виртуализацию» несложно, достаточно создать сегмент «российской» виртуализации и постепенно его расширять. Однако, если предприятие хочет не только сменить гипервизор, но и воспользоваться всеми возможностями виртуализации от «Росплатформы», например высокоплотными контейнерами, то такой проект может потребовать более серьезной технической и организационной работы. Наградой послужит кратное повышение числа работающих виртуальных систем на том же оборудовании.

Об актуальности российских средств виртуализации можно судить по тому факту, что, начав свою деятельность лишь в этом году, мы уже внедрили наши технологии в крупном федеральном ведомстве, на нескольких предприятиях ВПК и в ряде вузов. Идет работа в пилотных проектах по созданию сегментов «российской виртуализации» на других предприятиях, для которых важно сокращение затрат и использование решений, поддержку и развитие которых нельзя «отключить» санкциями.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF