Технологии радикально изменили не только наш быт и работу, но и досуг. Суперкомпьютер побеждает в телевикторине, роботы играют в футбол, а нейросети покушаются на последнюю монополию человека — творчество. Московский международный форум «Открытые инновации» не мог обойти вниманием эту тенденцию, поэтому в его многотысячной аудитории были и ученые, и деятели культуры. Искусствоведы, художники, лингвисты на площадке фестиваля «Малевич Фест» рассуждали о механизме появления инноваций, о формировании инновационного мышления на примере русского авангарда, о конкуренции с машинами и перерождении языка, который упрощается до уровня пиктограмм в смайликах и лайках, глобализируется, наполняясь неологизмами и англицизмами, и даже становится невербальным в лабораториях, разрабатывающих нейроинтерфейсы.

C нейротехнологиями, стремительное развитие которых прогнозируется после завершения картирования работы мозга, футурологи связывают очередную технологическую революцию. Благодаря гибридным цифроаналоговым архитектурам компьютеры станут нейроморфными, а взаимодействие будет происходить посредством нейрокомпьютерных интерфейсов.

Сегодня технологии глубокого обучения развиваются столь стремительно, что опасаться конкуренции со стороны машин начинают даже художники. Если у человека и была «монополия» на творчество, то, похоже, она вот-вот разрушится. Профессионалам технологии дают такие возможности, о которых авангардисты XX века могли только мечтать. Компьютер прекрасно копирует индивидуальные стили поэтов, музыкантов и художников. Отличить произведения, созданные с помощью софта, от написанного «живыми» классиками не могут даже эксперты, не говоря уже о зрителях.

О пользе паники

Пока нейронные сети не настолько хорошо «обучены», чтобы составить серьезную и массовую конференцию деятелям культуры, но, похоже, это уже дело времени. А если учесть превосходство в производительности, объективные причины для беспокойства действительно есть. Но искусство — это область, где какие-либо потрясения могут стать прорывом к новым высотам, открыть совершенно новые пути для самовыражения художников.

«Иногда для инноваций нужны паника и разброд», — заметила Ольга Свиблова, директор «Мультимедиа Арт Музея».

«Страх будущего, связанный с быстрым развитием цифровых технологий, позитивно влияет на развитие искусства», — полагает искусствовед Елизавета Плавинская.

Татьяна Черниговская: «В скорости и комбинаторике мы давно проиграли компьютерам; но звук симфонии и мазок на картине художника — это не технологии»    
Источник: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Как в свое время появление фотографии не убило художественной школы, а, напротив, породило новое направление искусства, так и cегодня технологии одновременно преображают традиционные формы и способствуют появлению новых. Блокбастеры невозможно представить без спецэффектов, выставки стали интерактивными и даже театральные зрители получают возможность влиять на развитие сюжета спектакля. На улицы пришли шоу видео­мэппинга (проецирование видеоконтента на любую поверхность), а эксперты «Открытых инноваций» сулят дальнейшие радикальные преобразования в сфере досуга и индустрии развлечений: в скором времени артисты будут выступать на пустой сцене, а зрители — смотреть представления в шлемах виртуальной реальности. Привычные дорогие шоу сохранятся лишь как элитный продукт «не для всех».

«Технологии виртуальной и дополненной реальности развиваются такими темпами, что, возможно, скоро изменится концепция жизни, и через 15 лет мы будем путешествовать по музеям в VR-очках, не выходя из дома», — говорит хореограф Анна Абалихина.

Момент собственно творчества в искусстве сильно переоценен, считает Плавинская: гораздо больший вес имеет механическая отработка точного воспроизведения результата, то есть то, что лучше делает машина.

Другая игра

И все же конкуренции с киберхудожниками бояться не стоит. В защиту этой точки зрения участники дискуссии напомнили, что актом творчества является не результат, а процесс, изменяющий художника. При этом «неважно, кисточка у него под рукой или компьютерная программа». Некоторые даже полагают, что современный художник, не использующий искусственный интеллект, перестает быть современным. Сегодня мастера, занимающиеся таким традиционным рукоделием, как вышивка, на собственных работах обучают нейронную сеть создавать сюжеты для новых вышивок. Вероятно, и художественное ремесло уйдет от людей к машинам, оставив им лишь создание концепций. Хотя и созданию концепций нейроморфный компьютер можно научить, и это будет означать, что мир, описанный фантастами XX века, стал реальностью. «Когда нейронные сети начнут создавать концепции, останется только выключить электричество», — заметила Абалихина.

«В скорости и комбинаторике мы давно проиграли компьютерам, — напомнила Татьяна Черниговская, заведующая лабораторией когнитивных исследований Санкт-Петербургского университета. — Но звук симфонии и мазок на картине художника — это не технологии. Мы ничего не проиграли, потому что играем в другую игру».

Парадоксально, но, обучаясь на всем объеме современного искусства, нейросети могут стать не только помощниками в создании шедевров или самостоятельными творцами, но и искусственными зрителями, восполнив недостаток аудитории у малоизвестных художников.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF