Интеграция сложных прикладных систем
Для ИТ-служб интеграция приложений и данных остается одной из приоритетных задач

Самая распространенная метафора относительно состояния дел в области интеграции информационных систем — сравнение с тарелкой спагетти. Множество разнородных приложений и источников данных необходимо связывать между собой, чтобы добиться от корпоративной ИТ-среды слаженной работы на благо бизнеса. И если соединять каждого с каждым, как это часто делалось раньше, получается сложнейшее хитросплетение связей, в схематическом изображении напоминающее тарелку с длинными итальянскими макаронами.

Естественно, всегда прикладывались большие усилия для разработки «соусов», улучшающих вкус корпоративного «интеграционного блюда». Идеология сервис-ориентированной архитектуры с корпоративной шиной, трансформирующей бесформенные «спагетти» в стройную магистраль интеграции, методика и инструменты управления бизнес-процессами, подчиняющие механизмы интеграции единой идее выстраивания сквозного процесса для решения бизнес-задач, — все это рецепты совершенствования корпоративной интеграции.

Уже, кажется, утихли недавние баталии по поводу применимости SOA в повседневной практике — сервисные технологии интеграции общепризнанны. Но остаются проблемы перехода от хорошего рецепта к его использованию в реальной кухне корпоративной интеграции. И подоспели новые ингредиенты — облака, корпоративная мобильность, источники Больших Данных, которые привносят свои требования в и без того сложную интеграционную инфраструктуру предприятий.

Для ИТ-служб интеграция приложений и данных остается одной из приоритетных задач. По оценкам Gartner, в ближайшее трехлетие расходы на решения в области интеграции возрастут на мировом рынке на 33%. При этом к 2017 году более двух третей новых интеграционных потоков выйдет за пределы сетевого экрана — рецепты интеграции становятся глобальными.

Россия — на уровне

Мировые тенденции проявляются и на российском рынке. Многие его участники наблюдают рост зрелости отечественных предприятий в том, что касается решения интеграционных задач. Эдуард Долгалев, руководитель направления программного обеспечения IBM WebSphere компании IBM Россия и СНГ, говорит об огромном опыте, накопленном российскими клиентами IBM в области интеграции данных и систем: «Пять—восемь лет назад такие проекты были новыми, и значительное время в них занимали обучение, консалтинг, передача опыта. Сегодня в переговорах с клиентами по интеграционным проектам мы часто опускаем образовательную часть. Многие из них обладают не только теоретическими знаниями, но и практическим опытом, и потому проекты идут быстрее, а качество экспертизы на предприятиях в сфере интеграции значительно улучшилось».

Алексей Сидоров, технический директор компании Informatica Россия и СНГ, отметил тенденцию к внедрению высокотехнологичных решений по интеграции данных в соответствии с лучшими мировыми практиками. «Если пять лет назад мы в основном говорили об инициативах по консолидации отчетности и удовлетворению локальных потребностей конкретного департамента, то сейчас видим много успешных примеров внедрения общекорпоративных хранилищ данных, решающих целый спектр задач», — указывает он.

По мнению большинства поставщиков интеграционных решений на российском рынке, их заказчики уже на «ты» c SOA. Антон Шмаков, руководитель группы Oracle Fusion Middleware технологического консалтинга компании Oracle СНГ, считает, что задача интеграции бизнес-приложений сегодня упростилась благодаря тому, что практически все они реализованы в сервис-ориентированной архитектуре. Анна Харитонова, начальник отдела бизнес-анализа Центра программных решений компании «Инфосистемы Джет», напротив, отметила, что лавинообразный рост количества и сложности бизнес-приложений делает задачу интеграции все более трудоемкой. Но действительно, эффективно справляться с ней помогает современная сервис-ориентированная архитектура, идеология которой предполагает работу с сервисами, а не с приложениями. «Программный сервис позволяет вынести бизнес-логику из нескольких существующих приложений в единое композитное», — поясняет Харитонова. По ее словам, сейчас происходит постепенный отказ от парадигмы «новая задача — новый софт» в пользу идеи ИТ-ландшафта: пути решения очередной задачи ищутся на основе уже существующих приложений.

Такой подход требует соблюдения ряда важных условий. Харитонова обращает внимание на необходимость унифицировать и стандартизировать протоколы и интерфейсы решений, а также учитывать вероятность отказов отдельных сервисов и узлов. Причем если раньше акцент делался на технологии построения надежных сервисов, то теперь, по словам Харитоновой, больше внимания уделяется снижению рисков, связанных с принципиально ненадежными сервисами, поскольку это подразумевает значительно меньшие затраты.

Михаил Чепайкин, директор направления программных решений компании «МФМ-Интеграция», также убежден, что функциональная интеграция при помощи протоколов веб-сервисов не имеет альтернатив. Такая интеграция позволяет создавать системы, состоящие из взаимодействующих блоков. «Запрос на приобретение оборудования может создаваться в корпоративном портале на базе Microsoft SharePoint, передаваться в BMC Remedy ITSM для обработки, после чего инициируется процедура согласования запроса, например, в Lotus Notes и т. д., — говорит он. — И все эти «кубики» должны иметь двустороннюю интеграцию, ведь пользователю хочется не только зарегистрировать свой запрос в SharePoint, но и отслеживать его статус». Чепайкин подчеркнул, что функциональная интеграция позволяет повысить ценность интегрируемых приложений: дополняя друг друга, они создают синергетический эффект.

Сервис-ориентированная архитектура закладывает базу для перехода на следующий уровень интеграции — выстраивание бизнес-процессов, использующих данные разнообразных корпоративных приложений. Долгалев отмечает существенный рост интереса к этой задаче. Причем речь идет не просто о рисовании и документировании — компании хотят иметь полную автоматизацию и управляемость бизнес-процессов, видя в этом средство поддержать возможности бизнеса быстро адаптироваться к изменениям. «Наиболее инновационные компании обращают внимание на скорость улучшения процессов, когда на основе накопленной статистики выявляются узкие места, процесс модернизируется и выходит его новая версия — не на бумаге, а в промышленную эксплуатацию», — комментирует он.

Актуальные задачи

По мнению Максима Бурмистрова, технического специалиста компании Microsoft в России, интеграционные задачи за последние годы не изменились по сути, но требуют других масштабов реализации. Компании по-прежнему стоят перед необходимостью интегрировать множество разрозненных систем и данных, но количество связей между системами и объемы данных растут. «Сейчас всю информацию сложно собрать в одном хранилище, — указывает Бурмистров, — поэтому многие компании объединяют традиционные хранилища, витрины данных, решения для работы с Большими Данными, веб-сервисы и делают их доступными для работы и анализа через один интерфейс».

Шмаков и Чепайкин также считают актуальными задачами интеграции создание информационных шлюзов и использование стандартных интерфейсов к различным источникам данных. Большое значение приобретает интеграция справочных данных, которая позволяет системам оперировать едиными понятиями и сущностями. Чепайкин назвал несколько ключевых преимуществ выделения мастер-данных как единого и единственного источника данных для таких справочников, как организационная структура предприятия, контрагенты, сотрудники, номенклатура технических средств и т. д., это значительное сокращение издержек на администрирование, снижение влияния человеческого фактора, повышение актуальности данных. По наблюдениям Сидорова, локомотивом прогресса в области интеграции данных являются банки и операторы связи, которые активно расширяют существующие централизованные хранилища данных решениями по повышению качества данных и управлению мастер-данными.

Чепайкин рекомендует для интеграции данных использовать решения класса ETL (Extract, Transform, Load), которые обеспечивают трансформацию исходных данных в вид, требуемый на стороне получателя. Но Сидоров обращает внимание на развитие инструментов интеграции данных: «От типовых ETL-решений мы движемся к единым интеграционным платформам, системам виртуальных и федеративных данных». Передовые технологии нацелены на большую эффективность интеграции новых источников информации, таких как социальные сети, интернет-блоги, технологические датчики. Они относятся к поставщикам Больших Данных, интеграция и использование которых, по словам Сидорова, вызывает все больший интерес у российских компаний.

Вадим Федоров, директор по работе с ключевыми заказчиками компании InterSystems, выделил рост значимости отраслевых стандартов в решении задач интеграции. По его словам, в российском здравоохранении начинают использовать не только медицинские стандарты HL7 для обмена информацией, но и более высокоуровневые профили интеграции IHE (Integrating the Healthcare Enterprise), определяющие порядок обмена сообщениями в различных сценариях взаимодействия медицинских информационных систем. «Для российского здравоохранения интеграция — дело относительно новое, — объясняет Федоров, — но в мире эта область развивается давно и успешно. Сегодня у нас есть возможность сразу начать использовать самые современные подходы».

По мнению Алекса Чудновского, вице-президента SAP Cloud в Восточной Европе, подход к проектам интеграции принципиально меняется — компании начинают уходить от тяжелых и долгих проектов в сторону быстрых и легких решений: «Заказчики заинтересованы в готовых решениях, а не ИТ-платформах. Их все меньше интересуют вопросы сопровождения и поддержки, все больше — бизнес-результат с готовыми процессами». Возникает новая форма интеграции — мультивариативная, поддерживающая различные способы интеграции всех систем текущего ландшафта и бесшовную интеграцию с онлайн-средой.

Дотянуться до облака

Большинство поставщиков интеграционных решений подтверждают выводы Gartner — интеграция выходит за пределы корпоративного сетевого экрана. По утверждению Бурмистрова, многие из заказчиков Microsoft сегодня стремятся создать единое информационное пространство, доступ к которому будут иметь их партнеры и клиенты. «Это можно сделать как на базе внутренней интеграционной шины, так и с помощью облачного сервиса, причем последний вариант уже стал достаточно популярным», — объясняет он.

Публичное облако — не только среда для организации единого пространства взаимодействия компании со своими контрагентами, но и компонент сложных бизнес-процессов, интегрирующих облачные сервисы. По наблюдениям участников рынка, создание гибридной инфраструктуры также становится все более актуальным для российских компаний. По словам Харитоновой, первое, с чем приходится сталкиваться в обсуждении с заказчиком возможности перехода на облачные технологии, это недоверие к уровню защиты таких решений. Поэтому основной задачей в проектах, подразумевающих интеграцию с облачными сервисами, является обеспечение безопасности, включая защиту удаленного доступа к сервисам, хранения данных в облаке, а также резервного копирования. А Федоров обращает внимание на то, что эффективность решения задач интеграции во многом определяется технологией, на которой создаются облачные сервисы.

Бизнес или ИТ?

Участники рынка сходятся на том, что основным стимулом для очередного интеграционного проекта является необходимость решить определенную задачу бизнеса, а не технологическая проблема. «Портрет нашего типичного заказчика значительно изменился. — констатирует Сидоров. — Если в начале 2000-х идеи применения интеграционных продуктов исходили в основном от ИТ-подразделений, то сейчас нашими клиентами все чаще становятся высшее руководство компании, отделы стратегического планирования и маркетинга». Потребность бизнеса — аналитика на мобильных платформах, новый сквозной бизнес-процесс или сложная сводная отчетность — инициирует разработку интеграционных решений в ИТ-инфраструктуре компании.

В целом, как отмечает Шмаков, компаниям необходима надежная, гибкая, масштабируемая интеграционная инфраструктура, для того чтобы иметь возможность быстро реагировать на изменения на рынке, улучшать обслуживание клиентов, снижать операционные расходы и повышать продуктивность работы. И хотя владельцем интеграционных решений является ИТ-служба, наибольший эффект от них получают бизнес-подразделения.

Интеграция по телефону

По прогнозам Gartner, к 2016 году 20% расходов на корпоративную интеграцию будет приходиться на интеграцию данных для мобильных устройств. Эксперты свидетельствуют — распространение идей BYOD ставит перед ИТ-службой целый ряд новых задач, в том числе в области интеграции. По мнению Дмитрия Лисогора, заместителя генерального директора SAP СНГ, при работе с корпоративными приложениями на мобильных устройствах на первое место выходят три проблемы: доступность данных, надежность и безопасность. Они требуют комплексного подхода, так как решение одной проблемы зачастую ведет к обострению других.

Самый простой способ получить доступ к данным с мобильных устройств, считает Лисогор, — открыть базу данных приложения и предоставлять в нее онлайн-доступ, используя в качестве пользовательского интерфейса либо специально созданное нативное приложение, либо веб-интерфейс, например на основе HTML5. Однако надежность и безопасность в этом случае можно гарантировать на высоком уровне лишь внутри корпоративного периметра беспроводной сети. Поэтому в SAP рекомендуют этот подход, когда требуется повысить мобильность работников внутри офиса.

В ситуации, когда наличие доступа к данным не должно зависеть от надежности канала связи, например в работе разъездного персонала, приходится создавать приложение для офлайн-работы. Как поясняет Лисогор, это означает формирование распределенной базы данных, в которой множество копий данных находится на разных мобильных устройствах. При этом разработчику приходится решать задачи компактного хранения данных на устройстве, надежной репликации данных между устройством и стационарной базой данных, снижения объемов передаваемых во время репликации данных. «В разработке одного приложения под определенную мобильную ОС для доступа к заданной корпоративной системе эти задачи можно решить «в рабочем порядке», но, когда приложений, источников данных и типов мобильных устройств становится много, мы рекомендуем использование специальной мобильной платформы», — уточняет Лисогор.

Примерами таких платформ, которые выступают в роли промежуточного слоя между корпоративными системами и мобильными устройствами, могут служить SAP Mobile Platform, IBM Worklight, комплекс решений компании Oracle.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF