Брэд Смит: «Право на защиту личной информации означает право каждого человека определять, кто может видеть его информацию; и это так же важно, как и полтора десятилетия назад» Эти законы отражают реалии середины 90-х годов и не учитывают постоянный и объемный обмен данными между компьютерами пользователей и образующими структуру облака многочисленными серверами, география которых может охватывать весь мир.

Закон о хранении данных был принят в 2006 году, когда вычисления в облаке ограничивались, по сути, онлайновыми структурами электронной почты. Каждая страна, входящая в Евросоюз, могла назначать свой срок для хранения данных — от полугода до двух лет.

Доступ к такой информации, как IP-адреса и период использования каждого адреса электронной почты, телефонные звонки, полученные или отправленные текстовые сообщения, может получить только официальное лицо, имеющее специальное разрешение. Такое разрешение выдается только по постановлению суда.

Смит отметил, что периоды хранения данных у разных стран разнятся в широких пределах. Если подписаться на услуги вычислений в облаке, допустим, в Италии, режим хранения данных будет предполагать значительно более короткие сроки хранения, нежели при хранении данных в системе, поддерживаемой в Ирландии. Это положение затрудняет соблюдение нормативных требований для компаний, предлагающих подобные услуги.

Он призвал Евросоюз внести изменения в законодательство либо путем установки единого для всех стран срока, например на год, либо обязав страны применять принципы взаимного признания, согласно которым к пользовательским данным применяются сроки хранения, принятые в той стране, где данные хранятся.

Необходимо также придать большую согласованность директиве о защите данных 1995 года.

«На время принятия закона местоположение данных менялось редко. Принципы облака предполагают постоянное движение данных», — подчеркнул Смит.

Вместе с тем изменения в технологии и психологии пользователей не отменяют важности обеспечения конфиденциальности.

«Некоторые не придают конфиденциальности очень большого значения. Я не могу с этим согласиться. Право на защиту личной информации означает право каждого человека определять, кто может видеть его информацию; и это так же важно, как и полтора десятилетия назад», — заявил Смит.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF