Александр Беленький: «Fusion находит свое отражение практически во всем, что мы сейчас делаем»Принятое в прошлом году в AMD решение перейти на так называемую fabless-модель было ожидаемым. Аналитики отмечали тогда, что отсутствие финансовых резервов для модернизации производства в условиях резкого падения полупроводникового рынка практически не оставляло компании иного выбора. Но выбор этот вовсе не означал автоматического решения всех проблем, тем более — в такое непростое время. С генеральным менеджером AMD в России и СНГ Александром Беленьким мы обсудили преодоление последствий кризиса, нынешние положение компании на ключевых для нее рынках и направления развития основных продуктовых линий. Приводим фрагменты этой беседы.

Судя по финансовым отчетам AMD, убытки в первом полугодии 2009 года снизились примерно втрое по сравнению с 2007–2008 годами. Можно сказать, что реструктуризация сразу же дала положительный эффект. Недавнее соглашение с Intel, безусловно, упрочит финансовое положение AMD. Но остается вопрос: куда движется бизнес компании?

О том, что ситуация в нынешнем году не будет простой, было известно еще до его начала. Тем не менее мы предполагали, что к третьему кварталу сможем пройти точку безубыточности. Собственно, это и произошло — по итогам третьего квартала чистая прибыль «продуктовой компании» AMD (без консолидации отчетности GlobalFoundries) составила 2 млн долл., операционная — 47 млн долл. В четвертом квартале мы планируем эти показатели улучшить.

Начало нынешнего года было очень обнадеживающим для AMD. Платформа Dragon получила лестные отзывы независимых специалистов и производителей материнских плат. Казалось, AMD возвращается на прежние позиции, и итоги первого квартала подтвердили такое предположение. Но развить успех не удалось. Чем это можно объяснить?

Во втором и третьем кварталах доля AMD на рынке процессоров в целом, по данным IDC и Mercury Research, была ниже, чем соответственно в первом и втором кварталах. Но выше, чем в третьем квартале 2008 года. Я бы сказал, что это некий циклический процесс. В начале года, когда кризис особенно свирепствовал, нам удалось распродать складские запасы недорогих 65-нанометровых процессоров, в том числе и в России. Наша доля в этом сегменте была подавляющей, но финансовые результаты были не так чтобы сильно хороши. В двух последующих кварталах у нас росла средняя отпускная цена продукции, что положительно сказалось на нашем бизнесе.

По данным IDC, доля AMD на рынке серверных процессоров в третьем квартале 2009 года упала до 9,6%. В прошлом году неудачи AMD связывали с приостановкой поставок процессоров Opteron на ядре Barcelona. Чего удалось и чего не удалось достичь с Shanghai и Istanbul?

Когда случилась известная проблема с Barcelona, доля рынка у нас упала взрывообразно. С новыми процессорами очень важно, что называется, попадать в окно, то есть предлагать продукт в тот момент, когда рынок его ждет. С Barcelona у нас был шанс открыть такое окно. Мы его потеряли. Shanghai был уже всем хорош, но и конкуренты к тому времени представили продукты, обладающие достаточно серьезными достоинствами.

Начиная с Shanghai мы перестали падать, но доля рынка все равно чуть-чуть проседала. И с Istanbul движение продолжилось в том же направлении — в чем-то он опережал конкурирующие продукты, в чем-то проигрывал. Но тем не менее ситуацию мы стабилизировали. И теперь вопрос в том, когда мы предложим рынку серверную платформу, обладающую значительными преимуществами. Чипсеты для этой платформы уже выпущены, а процессор Magny-Cours (до 12 ядер, серия Opteron 6100) выйдет в первом квартале 2010 года.

Как для AMD в России сложился год, прошедший после первой волны кризиса? Каковы виды на ближайшее будущее?

Кризисное падение было очень сильным. По данным аналитиков, в первом квартале 2009 года объемы поставок оказались в два с лишним раза ниже, чем в третьем квартале 2008-го. Но при этом относительно рынка падение AMD, например в сегменте настольных процессоров, было не столь резким; мы несколько увеличили свою рыночную долю.

Серьезной проблемой стало падение рубля по отношению к доллару — почти в полтора раза с сентября 2008 года по февраль 2009-го. Это тоже оказало негативное влияние на потребительский сектор.

Что касается будущего, то выход на докризисный уровень, опять же по текущим прогнозам аналитиков, ожидается не ранее 2012 года. Но мы видим, что рынок возвращается на траекторию роста. В будущем году в России ожидается рост ВВП (по различным оценкам, на 2,4-3%), и компьютерный рынок тоже должен вырасти.

Являясь частью полупроводниковой индустрии, AMD поневоле следует закону Мура, хотя и с некоторым отставанием от Intel. С техпроцессом 32 нм ликвидировать отставание вновь не удалось. Когда и с каким техпроцессом это станет возможным?

Не в техпроцессе смысл жизни. И даже представление о техпроцессе как об эффективном маркетинговом инструменте — тоже, на мой взгляд, иллюзия. Если вести речь о ближайшем будущем AMD, то после выделения производства из состава компании мы техпроцессом не занимаемся. Это уже вопрос к фаундри-партнерам. К примеру, переход на техпроцесс 40 нм для графических чипов у нас прошел быстрее, чем когда мы начинали использовать технологию 45 нм для процессоров. Для нас важно, чтобы фаундри-партнеры предлагали нам такой техпроцесс, который бы обеспечивал конкурентоспособность наших продуктов по себестоимости их производства. А как он будет называться, это в конечном итоге не принципиально.

Год назад, когда было объявлено, что производство будет выделено в самостоятельную компанию, много сомнений вызывала дальнейшая производственная стратегия, согласно которой процессоры собирались выпускать на бывших предприятиях AMD, а производство графических чипов ATI сохранить за фаундри-партнерами ATI. Что-то изменилось с тех пор? Что можно сказать о сравнительной эффективности этих двух моделей?

С фаундри-партнерами мы начали работать еще до поглощения ATI, размещая заказы на производство недорогих процессоров у Chartered Semiconductor Manufacturing. Так что fabless-модель нам была знакома, а сейчас мы перешли на нее полностью. Нас связывают хорошие отношения как с компанией TSMC, которая является изготовителем графических чипов ATI, так и с GlobalFoundries — еще недавно частью самой AMD. Думаю, еще рано говорить о возможном перераспределении производственных заказов между TSMC и GlobalFoundries. И не стоит забывать о том, что технологически это не всегда возможно.

После слияния AMD и ATI ожидалось, что именно в AMD в рамках проекта Fusion первыми выпустят процессор с интегрированным графическим ядром. Но мы видим, что у Intel такой процессор уже готов к выходу в первом квартале 2010 года. А процессоры Fusion, по всей видимости, в будущем году появятся только в виде инженерных образцов. Как вы это прокомментируете?

Концепция Fusion относится не только к процессорной архитектуре. Это, по сути, стало глобальной стратегией всей компании — у нас теперь нет обособленных подразделений, занимающихся только процессорами или только графикой. Недавно мы запустили AMD Fusion Partner Program — единую маркетинговую программу для канала продаж.

При этом в отношении Fusion для нас не является главным вопрос «когда». Важнее вопрос «как». И ключевой момент состоит не в том, чтобы совместить процессор и производительное графическое ядро на одном кристалле. Наша цель — разработать платформу, которая будет готова к прорыву, и в нужный момент вывести ее на рынок. А что касается реализации в кремнии, то мы к ней идем достаточно планомерно. И когда надо, мы ее выпустим.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF