Понятие свободы информации, равно как и свободы слова, может иметь весьма широкую трактовку; любые обсуждения, связанные с данными темами, следует начинать с конкретизации определений. На пленарном заседании конференции «Информационное общество и современные технологии доставки информации», прошедшей в первый день выставки «ИнфоКом 2008», были затронуты темы свободы информации и информационной безопасности, однако не были раскрыты — и не в последнюю очередь из-за проблем с определениями.

Министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев считает свободу слова базовым условием создания информационного общества, поскольку «характер интеллектуального продукта наших дней предполагает, что ученый, изобретатель или, скажем, главный редактор должны иметь возможность выходить на связь со всем миром». Правда, неясно, почему ничего не было сказано в данном контексте о доступности информации для людей, не являющихся учеными, инженерами или представителями других творческих профессий.

Вице-президент общероссийской общественной организации работников СМИ «МедиаСоюз» Елена Зелинская выступила с докладом «Цензура и свобода слова в Сети». Она перечислила следующие проблемы, связанные с Internet: порнографические сайты, сайты, культивирующие насилие и межнациональную рознь, атаки на информационные системы, спам, психологическую зависимость пользователей от социальных сетей, распространение недостоверной информации, клеветы. Цензуру Зелинская однозначно определила как «предварительный контроль». А так как «предварительно контролировать» всю информацию, размещаемую в Internet, невозможно, это дало ей основания назвать разговоры о введении цензуры «предельно беспочвенными». По словам Зелинской, цензура абсолютно неприемлема в современных условиях.

Относительно методов решения перечисленных проблем Зелинская отметила, что реагировать на происходящее в Internet следует по факту, и что для этого существует Уголовный кодекс. «У нас есть уже случаи привлечения к уголовной ответственности людей, которые нарушали законы, пользуясь Internet». Но допустимо ли, к примеру, ждать подмены содержания или блокировки важнейших информационных каналов, когда за время от выявления факта до реакции на него последствия могут стать критическими? Или как может помочь УК, если сайт с угрожающей общественному сознанию информацией размещен на зарубежном хостинге и за пределами пространства доменных имен РФ?

Очевидно, что любые обсуждения информационной безопасности и свободы доступа к информации должны содержать четкую классификацию проблем и не могут считаться исчерпывающими, если комплекс рассматриваемых решений не охватывает всех проблем.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF