Игорь Белоусов: «В рамках нынешней концепции мне нужно налаживать связи с различными фондами поддержки науки, чтобы развивать фундаментальные технологии совместно»

Мартовская реорганизация в HP Labs затронула входящий в состав Лабораторий отдел University Relations, ответственный за связи с вузами и научное сотрудничество. Он был переименован в «Офис открытых инноваций»; изменилась и идеология сотрудничества. В частности, теперь Hewlet-Packard не претендует на то, чтобы интеллектуальная собственность, полученная в ходе работ на средства компании, полностью принадлежала лишь ей. О том, к каким переменам приведут изменения стратегии в России, рассказывает Игорь Белоусов, региональный представитель «Офиса открытых инноваций» в России, отвечающий за поиск исследователей для санкт-петербургской лаборатории компании и взаимодействие с отечественными вузами.

Что изменилось вместе со сменой названия?

Прежде всего, изменилась модель взаимодействия с партнерами. Согласно новой концепции, подразумевается, что все лучшие умы не могут работать у нас, и мы заинтересованы в том, чтобы искать партнеров по всему миру. При этом результаты совместных исследований не обязательно должны принадлежать только нам. Они могут принадлежать также партнеру, с которым мы работаем, или соинвестору.

Соответственно изменяется и финансирование проектов. Если раньше исследования в основном велись на средства HP, то теперь возможно и совместное финансирование — другими фондами, например.

Третье изменение касается поиска дополнительных проектов. Раньше мы изучали, чем занимаются внешние команды разработчиков. Если какая-либо идея нам казалась интересной, то мы обсуждали ее — в несколько этапов — внутри HP Labs, затем готовили проект совместной работы. Теперь процесс будет идти «обратным ходом»: директор каждой лаборатории и его сотрудники совместно с представителем офиса открытых инноваций — в России, соответственно, со мной — определяют возможные перспективы на три — пять лет у тех или иных направлений исследований. Отбирается не более трех направлений, по которым составляются предложения. Все заинтересованные университеты оповещаются о возможности поработать по отобранным тематикам. Они посылают свои заявки, мы их оцениваем и выбираем победителей.

То есть раньше вы искали команду с готовыми идеями, а теперь предлагаете идею командам?

Да. Получается более открытая модель; такую, скажем, использует Российский фонд фундаментальных исследований.

Эти дополнительные темы исследований лежат в русле общих исследований конкретной лаборатории?

Безусловно, потому что темы определяются руководством локальной лаборатории и согласуются с руководством HP Labs. Разумеется, мы в первую очередь будем искать партнеров в России. Однако теоретически выиграть грант может и зарубежная команда. Аналогично, российские исследователи могут бороться за гранты зарубежных лабораторий. Собственно говоря, моя работа — находить хороших партнеров как для HP Labs в Санкт-Петербурге, так и для других лабораторий.

Как ученым узнать, представляет ли то, чем они занимаются, интерес для HP Labs?

Все контакты, наработанные нами в прошлые годы, сейчас сводятся в единую базу. Все, кто в них попал, получили письмо о том, что у нас происходят изменения, мы переходим на новую модель. Для участников также создается специальный сайт, на котором будет размещаться вся необходимая информация.

Иными словами, со свободным поиском идей и проектов покончено...

С одной стороны, да. С другой — для того, чтобы об этом узнали сильные команды, нашим представителям необходимо с ними целенаправленно контактировать. Например, после того как в январе 2007 года было объявлено, что Hewlett-Packard собирается открыть лабораторию в Петербурге, несколько раз приезжала делегация «из центра», и я организовывал ей встречи с командами, ведущими исследования на мировом уровне по направлениям, которыми собирается заняться новая лаборатория. В результате за полгода после образования лаборатории мы заключили договоры с четырьмя институтами, и уже есть результаты сотрудничества.

Как предполагается искать новые команды исследователей?

Мы посещаем конференции — международные и российские, спонсируем их, читаем доклады. Люди слушают нас, знакомятся, рассказывают, чем занимаются.

Исследовательских центров западных компаний в России очень много. Вы не ощущаете конкуренции?

Нет. Мы ведь ищем не программистов, а ученых — докторов наук, кандидатов, как минимум аспирантов.

Тогда вы должны конкурировать, скажем, с РФФИ?..

Наоборот, при нынешней концепции мне нужно налаживать связи с различными фондами поддержки науки, чтобы развивать фундаментальные технологии совместно. Тогда мы сможем двигаться гораздо быстрее. Отсутствие требований в отношении передачи всей интеллектуальной собственности нашей компании развязывает руки ученым по части публикаций и доказательства своего первенства в тех или иных исследованиях.

Пресловутой гибели советской науки не чувствуется?

По тем проектам, которые мы ведем в России с 2005 года, — а таких проектов и по исследованиям, и по обучению у нас только крупных около двух десятков, — нет.

Но, конечно, для такой огромной страны, как Россия, их не много, их должно стать на порядки больше. 25 января мы объявили о старте в России очень важной программы — по созданию Российского института технологий HP, учебно-научных центров НР по информационным технологиям в ведущих университетах России. Пока в ней участвуют пять вузов — Московский физико-технический институт, Новосибирский государственный университет, Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций, Московский государственный университет печати и Ставропольский государственный университет.

Цель всех этих центров — разработка новых, современных обучающих программ по нашим технологиям. А для их популяризации мы хотим создать образовательное сообщество, которое обменивалось бы не только общими идеями, но и конкретными курсами — на безвозмездной основе, платим-то за разработку курсов мы. Фактически мы помогаем студентам, помимо классического образования, которое дает университет, получить еще и актуальные знания по информационным технологиям.

Кроме того, мы хотим заинтересовать студентов возможностью стажировки в наших лабораториях — чтобы они остались в науке. Одной из проблем на сегодняшний день является то, что молодые специалисты, которые хотели бы остаться в качестве преподавателей на факультете, возможно даже исследования проводить, не могут этого сделать по понятной причине. В результате сейчас много ученых гораздо старше среднего возраста, а молодых мало.

Эта программа будет расширяться, распространяться на другие вузы?

Я думаю, на втором этапе, в этом году, мы охватим еще пять учебных заведений. Дальше будем смотреть, как это сообщество станет самоорганизовываться. Я надеюсь, что дальше, когда у нас будут готовые курсы и преподаватели, процесс присоединения вузов к программе пойдет легче.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF