«Открытые системы»

Трудно представить себе, как сегодня выглядела бы компьютерная индустрия, если бы в 60-х в IBM не приняли решение о выпуске семейства System/360, ставшего началом новой компьютерной эры

По своему неправдоподобному размаху проект создания семейства IBM System/360 сродни тем историческим архитектурным сооружениям, которые много-много лет назад были построены и никогда и никем не будут превзойдены, как бы ни развивались технологии. В компьютерной индустрии подобный прецедент вряд ли повторится. А тогда в один проект в течение короткого промежутка времени было инвестировано свыше 5 млрд. долл. (по современному курсу это свыше 30 млрд. долл.). Даже для IBM это была рискованная игра. За несколько лет было заново создано практически все: архитектура, элементная база и системное программное обеспечение.

Многое из того, что заложено в System/360, стало фундаментальной базой для развития компьютеров на следующие десятилетия

Многое из того, что заложено в System/360, стало фундаментальной базой для развития компьютеров на следующие десятилетия. Это разнообразные аппаратные и программные технологии, но прежде всего — программная совместимость в пределах всего семейства компьютеров — от самого младшего до самого старшего. Сегодня трудно представить себе, но до System/360 каждый компьютер был уникален, имел отличную даже от других изделий той же компании архитектуру, поэтому такая естественная ныне вещь, как перенос программ, была невозможна. Можно представить себе трудозатраты, связанные с вынужденным перепрограммированием, когда возникала необходимость перехода на новую модель, и то, как бизнес стремился избавиться от этой рутинной процедуры.

Идею создания семейства, состоящего из программно совместимых и родственных по архитектуре моделей, предложил не ученый и не инженер, а представитель отдела продаж IBM Дональд Спаулинг. Он был не только выдающимся продавцом компьютеров, но и близким соратником будущего президента IBM Винсента Лирсона. По всей видимости, поэтому идея и получила положительную оценку на уровне топ-менеджмента корпорации.

Но и в самой IBM инерция была велика. Для того чтобы развернуть этот огромный корабль, сломать сложившиеся традиции, требовался человек необычайной воли и упорства, способный пойти против мнения большинства коллег. И такой человек оказался в нужном месте и в нужное время. Это был Роберт Эванс, доказавший ранее свою невероятную способность реализовывать самые ответственные проекты; его усилиями были внедрены компьютеры в Военно-морском флоте и в Агентстве национальной безопасности США, он курировал самые секретные разработки IBM.

В 1958 году Эванс возглавил одно из двух проектных подразделений IBM — General Product Division (GPD), которое отвечало за разработку более дешевых машин (параллельно существовало еще подразделение Data Systems Division, DSD, в ведении которого были дорогие машины). В 1961 году в DSD был подготовлен проект нового семейства компьютеров 8000-й серии, которые должны были заменить семейство 700/7000; проектом руководил Фредерик Брукс.

Первым недовольство недостаточной революционностью нового проекта и его несовместимостью с проектами GDP выразил Лирсон; была проведена административная перестройка, две команды слили вместе, и объединенный коллектив возглавил Эванс. Однако объединение было нелегким, некоторые даже называют его внутрикорпоративной войной, в которой победил Эванс. С его подачи была похоронена стоившая немалых денег разработка серии 8000 и принята «новая линия продуктов» New Product Line (NPL), которая со временем трансформировалась в System/360. Число 360 символизировало готовность нового семейства ко всем возможным приложениям.

Для выработки концепции NPL был создан комитет SPREAD (Systems Programming Research and Development), состоящий из 13 членов. В лучших традициях американских компаний в обстановке строгой секретности на всю осень 1961 года он уединился в одном из небольших отелей неподалеку от Нью-Йорка. Скрытая работа закончилась тем, что за три дня до наступления нового 1962 года комитет предложил отчет, в котором были изложены основы NPL. В этом документе были перечислены семь основных принципов:

  • центральный процессор должен с равным успехом использоваться для научных и деловых вычислений;
  • все члены будущего семейства должны быть способны работать с одним и тем же набором периферийных устройств;
  • для центрального процессора была выбрана гибридная технология, допускавшая использование микросхем и навесной монтаж дискретных элементов (к тому времени уже существали микросхемы, но они еще не обладали достаточной надежностью);
  • и для научных, и для бизнес-вычислений должен использоваться один и тот же язык программирования высокого уровня;
  • между всеми членами семейства должна сохраняться программная совместимость;
  • адресация в семействе должна обеспечивать доступ к 16 млн. символов, а в перспективе — к 2 млрд.;
  • минимальной единицей представления данных будет 8-битовый байт.

Поначалу разработку аппаратного обеспечения возглавили Брукс и Джин Амдал (последний получил широкую известность, когда впоследствии, уйдя из IBM, наладил производство конкурирующих компьютеров, но это отдельная история). По возрасту и образованию Брукс и Амдал были представителями разных поколений, конфликт между ними был неизбежен. В какой-то момент Эвансу пришлось выбирать, и он отдал предпочтение более молодому — Амдалу, быть может, руководствуясь желанием разорвать связь с разработкой семейства 8000. Однако и Брукс не остался в тени; несколько позже он сыграл выдающуюся роль в создании операционной системы OS/360. Тогда история повторилась. Коллектив, готовивший будущую операционную систему, назывался Roman, поскольку именовал свои продукты римскими цифрами I, II, III и IV, сделал четыре разные версии ОС для разных по мощности машин. Теперь уже настала очередь Брукса для резких движений; он разогнал Roman, собрал разработчиков в новую группу и уже в марте 1965 года продемонстрировал альфа-версию новой ОС.

Но помимо архитектуры и программного обеспечения нужна была элементная база. Выдающуюся роль в ее создании сыграл Эрик Блох, усилиями которого была разработана твердотельная логика и налажена технология выпуска микросхем. Брукс писал о нем: «Без Эрика игра была бы проиграна».

Так или иначе, все сложилось удачно. Первый промышленный образец — модель 360-40 была выпущена в апреле 1965-го, а вскоре было начато производство и других моделей. Сразу же корпорация стала получать намного больше заказов, чем могла произвести, поэтому в 1965 году пришлось создать 25 тыс. новых рабочих мест. Ежемесячный выпуск компьютеров исчислялся тысячами; столь массового производства компьютеров прежде не было. Уже к 1971 году IBM смогла компенсировать те огромные затраты, которые пошли на создание System/360. Отчет SPREAD оказался практически полностью реализованным, за исключением одного пункта: PL/I не стал универсальным языком, в бизнесе сохранил свою позицию Кобол, а в науке — Фортран.


Эрих Блох родился в 1925 в Зальцбурге (Германия). Он окончил Федеральный политехнический институт в Цюрихе по специальности электротехника. Диплом бакалавра по этой же специальности он получил уже в Университете города Буффало в 1952 году. С 1952 по 1955 Блох продолжал обучение в Университете города Сиркузы. В 1952 он начал работать в корпорации IBM. В конце 50-х — начале 60-х он принимал участие в качестве менедежера-разработчика в создании суперкомпьютера STRETCH. В 1962 году он возглавил работы по программе Solid Logic Technology, в рамках которой создавалась вся микроэлектроника для компьютеров System/360. Затем Блох занял пост вице-президента подразделения Data Systems Division и генерального менеджера производства East Fishkill, на котором производились полупроводниковые компоненты, используемые в семействах продуктов IBM. В 1981 году Блох стал корпоративным вице-президентом по работе с техническим персоналом. С 1981 по 1984 годы он занимал пост председателя группы Semiconductor Research Cooperative, объединявшей ведущие компьютерные и электронные фирмы, финансирующие университеты, ведущие передовые исследования. В 1984 году Блох был назначен директором Национального научного фонда США.


Боб Эванс (1927-2004) получил высшее образование в Университете города Сиракузы, и в 1949 году защитил степень бакалавра в области электротехники в Университете штата Айова. В 1951 году он стал младшим разработчиком корпорации IBM и принял участие в разработке первых суперкомпьютеров. Вся последующая карьера Эванса была связана с корпорацией IBM. В 1962 году он занял пост вице-президента по разработке и возглавил подразделение Data Systems Division, то есть стал руководителем всех работ, связанных с компьютерами System/360. Архитектура, предложенная Эвансом и его коллективом используется вот уже более 40 лет в мэйнфреймах IBM. В 1972 году он был избран вице-президентом IBM, в 1975 году занял пост президента подразделения System Communications Division, а в 1977 году стал вице-президентом IBM по вопросам разработки, программирования и технологии. В дополнение к своей основной работе, в 1974 году Эванс стал членом Комитета партнеров и руководителей высшего звена спутниковых систем, в который входили также представители Aetna, Comsat General и IBM. С 1981 по 1995 годы Эванс работал на Тайване, где оказывал содействие развитию микропроцессорной промышленности этой страны.


Джерьер Хаддад родился в 1922 году, получил образование в Корнельском университете и в 1945 году поступил на работу в IBM. Он участвовал в проекте разработки IBM 604 и возглавил разработки по проекту IBM 701 (Defense Calculator). В обязанности Хаддада входило системное проектирование, проектирование схем и тестирование работы каждой функции компьютера. Его задачи не ограничивались проектированием: он также отвечал за организацию труда примерно 200 высококвалифицированных специалистов и координацию их труда. Талант Хаддада в области управления был высоко оценен в IBM: с 1977-го до своего увольнения в 1981 году он оставался вице-президентом корпорации по работе с кадрами. При необходимости он мог обратиться к сотруднику, находящемуся значительно ниже его по служебной иерархии, и не допускал поверхностного отношения к мнениям и предложениям любых сотрудников. Стиль работы Хаддада называли жестким, но эта жесткость не имела ничего общего с неуважительным отношением к сотрудникам. В 1968-м он получил звание академика National Academy of Engineering, а в 1984-м получил премию IEEE Computer Society Pioneer Award.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями