Оправдывают ли наилучшие решения те сложности, которые связаны с их поиском? Спросите об этом специалистов корпорации Procter & Gamble, которая экономит около 125 млн. долл. в год за счет использования наилучших решений в области управления ИТ-услугами.
Френк Хэйес, старший обозреватель Computerworld, наблюдает за ИТ-рынком более 20 лет. Ему можно написать по адресу: frank_hayes@ computerworld.com

Об этом заявил Мортон Коэн, менеджер P&G по управлению глобальными ИТ-услугами, на состоявшейся в Бостоне конференции International IT Service Management Summit. Коэн не сообщил, как эта сумма соотносится с величиной всего ИТ-бюджета P&G, но по некоторым оценкам она составляет примерно 10-15%.

Все это производит впечатление, но рождает три важных вопроса.

Первый из них, конечно, как удалось этого добиться? Четыре года назад P&G приступила к реализации нескольких программ, основанных на предложениях библиотеки передового опыта организации ИТ Information Technology Infrastructure Library (ITIL), которую начали разрабатывать по инициативе британского правительства более 10 лет назад в качестве набора требований для поставщиков ИТ-услуг.

ITIL, которая достаточно популярна в Европе, но только начинает привлекать внимание в США, описана в многочисленных книгах, на компакт-дисках и в других учебных материалах. Как и в отношении других методик, закрепляющих наилучшие решения, таких как Six Sigma и ISO 9000, для ITIL созданы специальные организации по ее поддержке, выдаются сертификаты, проводится регулярное обновление списка наилучших решений.

И в том, что сделала P&G, нет никакого чуда. Компания вложила средства в обучение, а не в управление и в конечном итоге тысячи ее ИТ-специалистов работают по единой схеме. Такая согласованность позволяет избежать неприятных сюрпризов и сокращает время, которое тратится на дублирование действий, разработку решений, которые уже существуют, и распутывание нестандартных подходов к традиционным для ИТ задачам.

Все, что позволяет сократить непроизводительные затраты времени, обеспечить более согласованную работу и увеличить эффективность, и стало причиной экономии 10-15% средств, выделенных на ИТ.

Второй вопрос. Почему столь значительная экономия от внедрения наилучших решений была воспринята как нечто необычное? Потому что P&G сделала то, что большинство из нас считают невозможным.

Мы отказываемся использовать наилучшие решения, поскольку не в состоянии поверить, как кому-то другому удалось что-то сделать лучше нас самих. В конце концов, мы неплохо разбираемся в своей работе. Мы отлично с нею справляемся. И нам претит одна только мысль о том, что кто-то будет объяснять нам, чего мы не знаем, и рассказывать, как нужно делать.

Мы игнорируем тех, кто успешно реализуют наилучшие практические схемы и пытается объяснить нам, как все эти схемы реально работают.

И нам долгое время удавалось ускользнуть от необходимости что-то предпринимать, поскольку дела в компании шли хорошо, значимость ИТ продолжала расти, а крупных организаций, которым удалось бы внедрить подобный опыт и добиться значимых результатов, доказывающих реальные преимущества от реализации подобных решений, попросту не было.

Но сегодня нет причин надеяться на какие-либо волшебные изменения в ближайшем будущем. Весь навар с ИТ уже снят. И многие готовы согласиться, что экономия в 10-15% от внедрения наилучших решений (или даже 5%) — серьезный аргумент.

Это значит, что компании стали намного серьезнее относиться к передовому опыту в области ИТ. И даже если вы пока все это воспринимаете с прежним скепсисом, будьте уверены, что ваши конкуренты думают по-другому.

Так что вопрос не в том, будет ли кто-то из фирм, работающих в вашем секторе рынка, внедрять эти наилучшие решения. Вопрос в том, когда они намерены это сделать. В связи с чем и возникает третий вопрос.

Станете ли вы той организацией, которая получит преимущество в 10-15% над своими конкурентами за счет внедрения передового опыта в области ИТ? Или это сделают ваши конкуренты, и подобное преимущество получат они?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями