С предполагаемого создателя вируса ILOVEYOU сняты все обвинения

Дело Онела де Гузмана прекращено «в связи с отсутствием состава преступления»

Джовенсито Зуно заявил, что Акт об электронной коммерции, принятый в июне, лишен конкретности и не действует в случаях, аналогичных ILOVEYOU. Этот вирус, как предполагается, был создан на Филиппинах и нанес ущерб огромному числу информационных систем по всему миру. Данное заявление последовало за снятием обвинений с Онела де Гузмана, который подозревался в распространении этого вируса; формально акт, которым предусматриваются меры защиты от действий хакеров, не может быть применен к Гузману, поскольку не имеет обратной силы.

Однако, как утверждает Зуно, закон в его нынешнем виде в принципе не конкретизирует в достаточной степени форму обвинения для подобных случаев. По утверждению генерального прокурора, требуются подзаконные акты, в полном объеме описывающие меры пресечения такого рода преступлений.

«Не могу согласиться с доводами генерального прокурора. Закон с юридической точки зрения безупречен и позволяет применять карательные санкции к хакерам и взломщикам. Раздел 33 Акта предусматривает ответственность за действия, предшествующие совершению такого преступления, как распространение вируса ILOVEYOU», — пишет конгрессмен Леонардо Верселес, один из авторов закона.

По его словам, в законе перечислены соответствующие признаки незаконных манипуляций: несанкционированный доступ к компьютерной системе с намерением украсть или повредить информацию, а также обращение к компьютерной системе без уведомления и разрешения со стороны ее владельца. Распространение вируса, который способен привести к разрушительным последствиям для данных или их краже, в соответствии с этим пунктом также квалифицируется как преступная деятельность.

«К хакерам и взломщикам, безусловно, могут быть применены карательные меры», — пишет Верселес.

Дж. Дж. Дисини, управляющий партнер адвокатской фирмы Disini & Disini Law Office, специалист в области законодательства, регулирующего работу Internet, считает, что описаны далеко не все типы компьютерных преступлений.

«Технологии всегда развиваются быстрее, чем закон, так что отдельные действия хакеров могут быть не предусмотрены в законодательстве», — подчеркнул Дисини.

Бывшему студенту компьютерного колледжа Amable Mendoza Aguiluz Computer College, 24-летнему Гузману, было предъявлено обвинение в краже в соответствии с законодательством Филиппин. Местное правосудие привлекло его по статье, связанной с кражей и незаконным использованием кредитных карт и предусматривающей максимальное наказание в виде 20 лет тюремного заключения. Однако вскоре Гузман был отпущен на свободу, поскольку его адвокатам удалось убедить суд в том, что их подзащитный разослал вирус по ошибке, не предполагая, что вирус распространится так широко.

Архимедес Манабат, один из обвинителей комиссии министерства юстиции, надзиравшей за этим делом, подтвердил, что с Гузмана сняты все обвинения.

«Дело прекращено в связи с отсутствием состава преступления», — сообщил он.

Национальное бюро расследований продолжает в одностороннем порядке следствие по делу Гузмана, но, как подчеркнул Зуно, пока не понятно, по какой статье оно в конце концов предполагает привлечь Гузмана к ответственности.

Компьютерный вирус ILOVEYOU появился 4 мая и молниеносно поразил тысячи серверов электронной почты во всем мире. По оценкам аналитиков, финансовый ущерб, нанесенный вирусом, составил около 10 млрд. долл. Он был разослан почти 84 млн. пользователей; серьезно пострадало до 3 млн. человек.


Как же так?

Эти словами начиналось письмо, распространенное пресс-службой компании «ДиалогНаука» и посвященное этому решению филиппинских властей. Письмо содержало, в частности, комментарий Георгия Викторовича Виталиева, заведующего кафедрой правовой защиты информации и интеллектуальной собственности РГГУ, утверждавшего, что российское законодательство кардинальным образом отличается от законов Филиппин. Мы решили привести фрагмент этого комментария.

«С января 1997 года в УК РФ имеется глава 28 (статьи 272-274) и статья 273, которые предусматривают, что:

?1. Создание программ для ЭВМ или внесение изменений в существующие программы, заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, а равно использование либо распространение таких программ или машинных носителей с такими программами — наказываются лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев.

2. Те же деяния, повлекшие по неосторожности тяжкие последствия, — наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет?.

Формулировки эти критикуются как не самые удачные, но в подобной ситуации они вполне могли быть использованы. Достаточно очевидно, что действия Гузмана на территории РФ могли быть квалифицированы как по первой, так и по второй части ст. 273 УК. Вопрос был бы лишь в том, чтобы собрать сведения и надежно закрепить доказательства того факта, что вирус был создан и распространен именно Гузманом, а перечисленные выше квалифицирующие признаки имели место и в отношении воздействия вируса на компьютеры и сети российских юридических и физических лиц».

Computerworld Россия

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями