Мы со своей стороны попробовали представить, к чему в конце концов все это приведет.

Если закон Мура сохранит свою силу в течение еще 20-30 лет, планета будет опутана сетями компьютеров, но управление этими компьютерами и контроль правильности их функционирования потребует усилий каждого человека, живущего на Земле

Об одном источнике опасности основатель корпорации Sun Microsystems Билл Джой весной писал в журнале Wired (свою позицию Джой излагал также в интервью, опубликованном в еженедельнике Computerworld Россия № 24. — Прим. ред.). Правда, мнение Джоя несколько отличается от моего. Он согласен с утверждением ряда специалистов, считающих, что в соответствии с законом Мура (согласно которому вычислительная мощность компьютеров удваивается через каждые полтора года) уже к 2020 году в мире будут созданы машины, чья производительность станет вполне сравнимой с мощью человеческого мозга. В этом случае вычислительные машины вряд ли «захотели» бы оставаться ящиками, начиненными электронными компонентами. Компьютеры превратились бы в роботов, подключенных к Сети и способных на самые невероятные трюки.

Они вполне в состоянии освоить нанотехнологии и организовать собственное воспроизводство и самосовершенствование. В один прекрасный день без всякого предупреждения компьютеры отодвинут человечество на обочину точно так же, как люди стирают с лица земли леса, дабы расчистить себе место для дальнейшего роста. А может быть, человечеству, даже если оно и сохранится, уготована незавидная роль, как в фильме «Матрица».

Даже если машины не станут уничтожать своих живых создателей, человечество не гарантировано от появления новых фюреров, способных подчинить технику своей воле и, манипулируя ею, нанести жителям планеты непоправимый вред. Существует и другой сценарий, который также рассматривался Джоем. Согласно ему биотехнологии продвинутся вперед настолько, что компьютеры смогут вносить изменения в код ДНК, как если бы он был написан на языке JavaScript. Если компьютеры окажутся в состоянии просчитать последствия применения лекарств, генетических мутаций и других биологических воздействий, а средства реализации подобных проектов окажутся достаточно дешевы, то все это вполне может принять характер эпидемии, направленной против каких-либо отдельных этнических общностей. По словам Джоя, средствами одних только биотехнологий, не подкрепленной мощными и дешевыми компонентами ИТ, нельзя реализовать подобный сценарий. Роль недорогого средства моделирования и манипулирования биологическими процессами отводится программному обеспечению, от которого в данном случае и исходит основная опасность.

Конечно, передать все соображения Джоя в двух словах невозможно, но надеюсь, что основную идею вы уловили.

На мой взгляд, основная опасность в другом. Ведь закон Мура применим к аппаратному, но не к программному обеспечению. Конечно, было бы хорошо, если бы программы развивались так же быстро, как и процессоры. А в некоторых случаях я был бы вообще не прочь приписать все заслуги именно программным средствам. Помню, в конце 70-х, когда я заканчивал школу, ОС Unix пользовалась необыкновенной популярностью среди моих товарищей. Сегодня я ненавижу эту операционную систему, собирающую весь информационный мусор, скрывающую назначение функций и являющуюся врагом пользователей! Я надеялся, что по прошествии нескольких лет от Unix останутся одни воспоминания. Но что же мы видим сейчас, когда человечество открывает для себя историю нового тысячелетия, а я уже переступил через черту, отделяющую молодость от среднего возраста? Оказывается, самой передовой системой, воодушевляющей студентов и вдохновляющей разработчиков, считается не что иное, как Linux — очередная версия начавшей было уходить в прошлое Unix.

Так или иначе, в области программного обеспечения мы наблюдаем нечто обратное закону Мура. По мере того как процессоры становятся все быстрее, а память — дешевле, эффективность программ уменьшается, а код разбухает, поглощая все доступные ресурсы.

Конечно, я понимаю, что мои оценки субъективны. Скажем, cегодня в нашем распоряжении имеются средства распознавания речи и переводчики с одного языка на другой, о которых раньше нельзя было даже мечтать. Мы научились эффективно управлять огромными информационными хранилищами и сетями. Но базовые программные технологии не поспевают за темпами развития оборудования. Нарождающееся поколение роботов претендует на покорение человечества, но, скорее всего, наш старый хилый род спасут ошибки Windows. Бедные роботы будут вынуждены молить о помощи, прося перезагрузки, хотя им прекрасно известно, что ничего хорошего это не сулит.

Что же принесет нам сценарий, при котором оборудование становится все лучше и лучше, а программное обеспечение остается весьма посредственным?

В первую очередь несовершенство ПО приведет к созданию множества новых рабочих мест. Если закон Мура сохранит свою силу в течение еще 20-30 лет, планета будет опутана сетями компьютеров, но управление этими компьютерами и контроль правильности их функционирования потребует усилий каждого человека, живущего на Земле. Мы превратимся в планету технической поддержки.

Пожалуй, это было бы совсем неплохо. Давняя социалистическая мечта о полной занятости наконец осуществится капиталистическими средствами. Но у такого сценария есть и обратная сторона.

Среди множества процессов, делающих информационные системы более мощным оружием, не последнюю роль играет сам процесс функционирования капиталистического общества. Освобожденная от пут и опирающаяся на современные технологии экономика позволит за несколько месяцев создавать то, на что ранее уходило несколько десятилетий. Таким образом, богатые люди получат шанс стать еще богаче.

Подобная ситуация порождает два источника опасности. Более явный и менее пагубный сводится к тому, что многие предприимчивые молодые люди при возникновении кризисных ситуаций получат весьма болезненные удары. Лично мне хотелось бы посмотреть, как мои студенты, пришедшие в стремительно разбогатевшие Internet-компании, поведут себя в случае финансовых потрясений. Удастся ли им достойно выдержать удар, избежать приступов ярости и не впасть в депрессию?

Более серьезная опасность заключается в увеличении разрыва между самыми богатыми слоями общества и всеми остальными. Конечно, во время прилива поднимаются все суда, но если темпы подъема самых высоких кораблей опережают скорость подъема самых низких, разница в их положении будет становиться все заметнее.

Если ход событий действительно подчиняется закону Мура или чему-то подобному, разрыв может достигнуть критической величины. Боюсь, что усиление различий между сверхбогатыми и просто состоятельными людьми негативно отразится на общем состоянии общества.

При существующих сегодня технологиях разница между богатыми и всеми остальными не так уж велика. Однако в ближайшие 20-30 лет различия между ними станут более заметными. Неизвестно даже, насколько корректно будет причислять сверхбогатых и остальных представителей общества к одному роду.

Возможные последствия вмешательства технологий настолько очевидны и выглядят столь пугающе, что говорить о них лишний раз даже не хочется. Дети богатых в силу своей генетической предрасположенности будут более интеллектуальными, красивыми и счастливыми. Возможно, в их генах даже будет закладываться способность к сопереживанию, но сочувствовать они будут лишь людям, отвечающим определенным критериям.

Чтобы было понятнее, давайте рассмотрим лишь один пример. Рано или поздно самые богатые смогут при определенных условиях обрести бессмертие, став для всех остальных почти богами. (В лабораторных условиях ученым уже сегодня удалось добиться прекращения старения клеточных структур и некоторых организмов, правда, к человеку это пока не относится.)

Я не хотел бы сейчас углубляться в обсуждение практического бессмертия: сразу возникают вопросы, насколько все это отвечает моральным принципам и где взять место для всех бессмертных, которые к тому же хотят иметь собственных детей? Вместо этого давайте подумаем, сколько будет стоить бессмертие.

Я полагаю, что переход к вечному существованию обойдется достаточно дешево, если информационные технологии станут более совершенными, и наоборот, обернется большими затратами, если они будут такими же неудачными, как сегодня. Биотехнологии можно считать попыткой сделать компьютеры одушевленными в смысле представления процессов с точки зрения биологии и совершенствования процедур управления. Нанотехнологии делают то же самое для неорганического мира. Когда органический и неорганический мир в целом становятся более управляемыми, единственным сдерживающим фактором остается качество программного обеспечения, отвечающего за выполнение всех операций.

Хотя теоретически компьютер можно запрограммировать на выполнение чего угодно, мы знаем, что на практике это не совсем так. Заставить компьютер решать сложные специализированные задачи, обеспечив при этом возможность модификации алгоритма, устранив сбои и ликвидировав бреши в системе безопасности, почти невозможно. Мы можем лишь приблизиться к этой цели, да и то путем огромных затрат.

Аналогичным образом ДНК гипотетически можно запрограммировать на выполнение любой модификации живого организма, но на деле внесение конкретных изменений в ДНК и контроль этого процесса связаны с огромными трудностями. Это одна из причин, препятствующих быстрой биологической эволюции. Нанотехнологии также теоретически можно применять для решения любых задач, но на практике выполнить ряд сложных операций без побочных эффектов пока не удается.

Рассматривая сценарии, в соответствии с которыми биотехнологии и нанотехнологии позволяют решать новые задачи быстро и без больших затрат, можно предположить, что в недалеком будущем компьютеры превратятся в самостоятельных, сверхинтеллектуальных, виртуозных инженеров. Но ничего этого не произойдет, если в последующие полвека ПО не будет совершенствоваться быстрее, чем прежде.

Иными словами, плохие программы сведут на нет все достижения биологических исследований, и желающим стать бессмертными придется выложить огромные деньги. Даже если все начнет дешеветь, решение задач, связанных с ИТ, по-прежнему будет стоить очень дорого.

В случае, если вопрос удастся решить положительно, дешевое бессмертие для каждого повлечет за собой немало осложнений. Ведь удовлетворив все запросы, со временем мы просто не оставим на Земле свободного места. Строго говоря, если процедура бессмертия станет дешевой, она, по сценарию Джоя, превратится в страшное биологическое оружие.

В этих тенденциях немало противоречий. Особенности компьютеров, которые сегодня сводят нас с ума, а в перспективе обеспечат работой, являются лучшей гарантией выживания рода человеческого. Для достижения этой цели необходимо лишь раскрыть уже достигнутые технические возможности. С другой стороны, стремление к подобным вершинам может превратить XXI век в сумасшедший дом, в котором бал править будут желания и фантастические проекты сверхбогатых людей.

Жарон Ланье — ведущий научный сотрудник лаборатории Internet2 Central Laboratory, работающей над проектом National Tele-Immersion Initiative. Его персональную Web-страницу можно найти по адресу: www.advanced.org/jaron


Новые технологии — новый риск

В своем выступлении на Всемирном конгрессе по информационным технологиям профессор Массачусетсского технологического института Лестер Туров подчеркнул, что и руководителям бизнеса, и ученым, и политическим лидерам придется принимать как необходимость риск новаторских решений.

Знаменитый автор научных трудов и профессор экономики и менеджмента заметил, что события, происходящие в компьютерной сфере, в телекоммуникациях, робототехнике, биотехнологии и других областях, являются отражением не только информационной, но и промышленной революции. Революция же предлагает новые возможности для предпринимателей и для инвесторов, но и таит в себе новые опасности.

«Зарождение любой отрасли — это лотерея для инвесторов», — заметил Туров, сравнив американские автомобильные компании 30-х с фирмами, вступающими в конкурентную борьбу на современном рынке Internet. По его словам, для девяти из десяти компаний такого рода «эксперименты» заканчиваются крахом.

Тем не менее отрасль не может игнорировать экономию затрат, которую дают новейшие технологии. Автомобильные компании способны сократить лишь малую часть расходов на создание новых моделей за счет увеличения эффективности производства, но они могут сбавить цену сразу на 3,5 тыс. долл., предлагая сборку автомобилей по заказу, оформленному через Internet.

«Им приходится вовлекать своих потребителей в электронный бизнес», — подчеркнул Туров.

Чтобы успешно конкурировать в масштабе глобальной экономики, правительства и крупные корпорации должны поддерживать инновации и быть готовыми к неприятным последствиям в связи с их внедрением, скажем, к массовым увольнениям в отмирающих отраслях.

«Если вы не хотите ничего разрушать, вы не сможете ничего создать», — заключил Туров.

Служба новостей IDG, Бостон

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями