Как это не раз бывало, наукоемкие технологии приходят как коммерческий продукт туда, где они небезуспешно развивались, но в обличии фундаментальных исследований или систем оборонного назначения.

Компания MicroMax Computer Intelligence, похоже, всерьез занялась продвижением технологий оптической беспроводной связи на российский рынок. Как это не раз бывало, наукоемкие технологии приходят как коммерческий продукт туда, где они небезуспешно развивались, но в обличии фундаментальных исследований или систем оборонного назначения. Воспользовавшись поводом, хочется слегка пофантазировать о том, каким путем могло бы пойти у нас развитие беспроводных технологий.

От экспериментов к бизнесу

Из советских нобелевских лауреатов лучше всех помнят у нас Николая Басова и Александра Прохорова, которые одновременно с американцем Чарльзом Таунсом изобрели лазер в конце 50-х. С тех пор прошло более 40 лет. В 60-70-е начались исследования по передаче информации модулированным лазерным лучом, которыми интересовались и ученые, и военные. Серьезных коммерческих применений не было до недавнего времени не только у нас, но и за рубежом.

В начале 90-х сложились условия для распространения этой технологии, из которых технический директор MicroMax по России и СНГ Александр Клоков отметил три. Во-первых, появилась потребность в высокоскоростных и быстро развертываемых каналах связи. Во-вторых, достижения в области передачи информации по оптоволокну подтолкнули и беспроводные оптические технологии. И наконец, твердотельные лазеры достигли той мощности и надежности, которая необходима для коммерческого применения (прогресс в данной области связан не только с волоконной оптикой, но и с развитием отрасли перезаписываемых оптических дисков, где используются аналогичные лазеры).

Вопрос, который оставался до сих пор открытым — а действительно ли коммерческое это дело? — решился положительно: да, беспроводную оптическую связь применяют, причем те российские фирмы, которые трудно заподозрить в экспериментах для удовлетворения собственного любопытства. «Вымпелком» устанавливает в Шереметьево-2 базовую станцию (четыре канала E1). Из четырех каналов в рабочем режиме функционирует пока один, а остальные используются для тестирования и настройки. Однако пример заразителен: вряд ли конкуренты согласятся отстать, гораздо более вероятно появление в самом близком будущем целой серии инсталляций аналогичных систем.

Фора PAV

Хотя пока еще объем рынка беспроводной оптической связи не может сравниться с рынком радиосвязи, не говоря уже о традиционных коммуникациях, тем не менее отрасль быстро развивается. У британской компании PAV Data Systems, с которой в прошлом году MicroMax подписала дистрибьюторское соглашение, уже более 3 тыс. инсталляций по всему миру. В России PAV получила фору — ее оборудование продвигает фирма, у которой есть средства, причем не только на маркетинг, но и на то, что называлось НИР. Российские сотрудники MicroMax моделируют процессы рассеивания, проводят тестирование систем.

Выбор PAV напрямую связан с характеристиками оборудования. По данным испытаний MicroMax, у PAV самое энерговооруженное оборудование (типичная средняя мощность 300 мВт), это и определяет надежность связи, ее меньшую зависимость от погодных условий. На типичных расстояниях (миля) и при атмосферных условиях, типичных для больших городов, по данным испытаний MicroMax, доступность равняется 99,7%. К тому же у PAV безопасная для глаз, удобная система наведения.

Самые заинтересованные лица

У PAV несколько линеек продуктов: SkyNet —для корпоративной и операторской связи; SkyCell — специализированное решение для микросотов и пикосотов операторских сетей; SkyCom — решение того же класса, но для сетей общего пользования; SkyXpress — недорогое решение для быстрого развертывания линий связи; SkyVision — для подключения внешнего студийного оборудования, а также SkyView — для видео и телеметрии.

В MicroMax пока делают ставку на операторский рынок. На организованном компанией в апреле семинаре операторы были представлены в большом количестве и проявляли живой интерес. Расчет на операторов понятен. Это оборудование используется для базовых станций тогда, когда, скажем, идет оформление, а надо срочно охватить новый участок. Пока не проложен кабель, оптическая линия остается основным соединением. Очевидна выгода применения подобного оборудования для резервных линий и для увеличения пропускной способности существующих, тогда потеря связи не так критична.

Важнейшее из преимуществ данной технологии связи в России: на нее не надо получать разрешение, как в случае радиоустройств, — достаточно сертификата. Россия в этом смысле не уникальна, с проблемой всевозможных разрешений приходится иметь дело во многих странах. Правда, это преимущество несколько сглаживается другой отечественной особенностью: радиосоединениями пользуются и без всяких разрешений.

Но с другой стороны, можно было бы ожидать от MicroMax интереса к оптическим соединениям в сетях территориально разбросанных предприятий. Ведь эта компания гораздо больше известна как интегратор на рынке промышленной автоматизации. На больших заводах радиосвязь у нас используется достаточно часто, взять хотя бы Магнитку, при этом для некоторых производств характерны мощные наводки, которые делают радиосвязь невозможной. Пока, по словам вице-президента компании по технологиям Бориса Когана, столь различные направления деятельности, как спутниковая и инфракрасная связь, с одной стороны, и разного рода промышленные и встроенные системы — с другой, объединяет прежде всего одно: это технологии, которым надо помочь найти дорогу на рынок.

Альтернатива

Итак, американская компания MicroMax сделала серьезную попытку продвинуть лазерные технологии связи на российский рынок. Продвигает она продукцию английской фирмы, собираемую на базе американских оптических устройств: большая часть используемых лазеров и фотодиодов покупается у Hewlett-Packard. Российским производителям, не обладающим, конечно, достаточной маркетинговой мощью, остается два пути: либо оставить всякие попытки продвижения собственной продукции и стараться войти в партнерские отношения с компаниями наподобие MicroMax, чтобы хотя бы использовать свой профессиональный опыт (это все же лучше, чем просто свернуть нерентабельное производство), либо искать помощи у государства или частного капитала для контратаки. Но стоит ли игра свеч? Создается впечатление, что стоит.

Рынок не мал, момент подходящий, потенциал огромен. Оптика, очевидно, может отобрать часть рынка радиоустройств, тем более что имеется благоприятный фактор в виде растущих потребностей в скоростных линиях: радиотехнологии имеют принципиальные ограничения порядка десятков мегабит в секунду, в то время как оптические линии уже сейчас обеспечивают до 622 Мбит/с в коммерческом исполнении и до 10 Гбит/с — в экспериментальном, с мультиплексированием по частоте. По словам представителя PAV, конкурентом оптических линий все чаще становятся не радиосоединения, а традиционные медные и оптические кабели.

Пока что мы имеем то, что имеем, — базовую станцию, которую «Вымпелком» установил в Шереметьево и в которой используется британское оборудование, проданное американским интегратором

Несмотря на то что среди дюжины производителей есть такой гигант, как Lucent, все же на рынке пока наиболее активны небольшие фирмы, штат которых измеряется десятками сотрудников. Интересна их география. Есть, например, две израильские фирмы (Olencom и Jolt), хорватская Data Link, канадцы, немцы, японцы. Россия реально представлена пока питерской фирмой «Катарсис», выпускающей системы серии «БОКС». Когда рынок захватят коммуникационные гиганты, нашим соотечественникам искать свое место будет уже поздно.

На семинаре мне удалось поговорить с Виктором Сумериным — представителем московского НИИ прецизионного приборостроения, где начат серийный выпуск подобных систем. По его мнению, рынок для таких устройств в России огромен, и системы от НИИПП найдут себе место наряду с другими, так как выглядят вполне убедительно по надежности и прочим техническим характеристикам по сравнению с зарубежными при более низкой стоимости.

Современные лазеры в стране лазеров

Но естественен вопрос: за счет чего наши системы дешевле, не за счет ли того, что в них используются наши более дешевые лазеры/светодиоды и фотодиоды? Ничего подобного. Даже в системах НИИПП работают японские лазеры и японские фотодиоды. В Новосибирске тоже используют японские лазеры. И только в Рязани, по нашим сведениям, пытаются использовать российские.

Я не удержался от того, чтобы не расспросить специалистов, в том числе своих бывших коллег, что они думают об элементной базе для таких систем.

В НИИ прикладной физики, который остается признанным лидером в этой области, я получил уверенный ответ: по характеристикам наши фотодиоды как минимум не уступают зарубежным. Это касается не только простейших кремниевых p-i-n фотодиодов, но и лавинных фотодиодов, которые используются в высокоскоростных системах. Это в ближнем инфракрасном диапазоне. Но есть еще, например, диоды на КРТ (кадмий-ртуть-теллур), которые в свое время даже растили на космических станциях (!), диоды на других экзотических материалах, не востребованных пока коммерческим рынком. Но даже наши разработчики фотодиодов часто берут для своих коммерческих систем диоды той же Hewlett-Packard, по той причине, что иметь дело с корпорацией проще. У них есть главное — заинтересованность.

Разговоры с представителями «Полюса», отечественного лидера в производстве коммерческих лазеров для этого диапазона, может, и не добавили уверенности, но, в общем, картина примерно та же: для создания конкурентоспособной элементной базы нужны не многомиллиардные инвестиции в новые заводы, а прежде всего «доведение до ума» того, что есть.

Небеспочвенные фантазии

Сейчас мало кто верит в разговоры о грядущих успехах наших технологий. Но примеры, причем из почти родственных областей, есть. Российские ученые, стимулируемые своими заказчиками — военными, активно развивали еще одно направление: радиосвязь. Пусть гора родила мышь, но и мышь, по нынешним временам, неплохое приобретение (а ее роль в вытягивании сказочной репы всем известна). В радиосвязи наши производители неплохо себя чувствуют. Недавно даже появились сведения, что первый российский радиомаршрутизатор Revolution установлен в Бостоне. Заслуга компании CompTek не только в том, что она вовремя «прикупила» разработчиков Revolution, поддержав бизнес, который мог бы без финансовой поддержки захиреть, но и выступила в качестве лидера, объединившего отрасль. Если бы такое произошло на рынке беспроводной оптической связи, то многое могло бы измениться (пока что нет и малейших признаков такого движения).

Развитие рынка дает нашим производителям теоретический шанс — нулевой рынок не даст шансов никому. Не будет интереса к высоким технологиям, печи, в которых выращивали уникальные тройные соединения, станут экспонатами музея советской науки. MicroMax — интересная компания, деньги тратит не только на маркетинг, но и на исследования, которые проводят здесь же, в России, наши специалисты. Успех MicroMax никому не повредит, а при удачном стечении обстоятельств может и принести пользу: расшевелить приунывших российских спецов по действительно высоким технологиям.


Ближнее лазерное зарубежье

SV TEHS SIA знают у нас в основном как поставщика микроконтроллеров. Есть у компании собственные разработки и производство. Устройства для беспроводной оптической связи, которые здесь делают — OPTO10, — не выделяются рекордными показателями (рабочие расстояние 300 м, мощность 35 мВт, рассчитаны они на сети Ethernet, то есть 10 Мбит/с), но дешевле даже российских аналогов, не говоря уж о западных.


Лазеры в туманном городе

Лондон славен замком Тауэр и туманами. Туман — главный враг лазерной связи, даже проливной дождь не так страшен. Две британские компании заняли место среди лидеров беспроводной оптической связи: PAV Data Systems и CableFree Solutions. Первая коммерческая инсталляция Gigabit Ethernet на беспроводных оптических технологиях развернута в Лондоне. В сентябре 1999 года CableFree сообщила об успешном завершении проекта по созданию в центре Лондона городской гигабитной сети с использованием аппаратуры CableFree Wireless Gigabit, работающей в дуплексе на 1250 Мбит/с. По сети можно передавать данные, голос и видео.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями