Темой открытых слушаний в комитете Госдумы по информационной политике, состоявшихся 18 мая, стал вопрос о государственном регулировании деятельности, связанной с Internet.

В Государственной думе состоялись слушания по законам об Internet

Вернее, о мерах и характере воздействия органов власти на общественные отношения, складывающиеся в Internet-сообществе.

Слушания собрали огромную аудиторию. Число участников, по словам вице-спикера Госдумы Артура Чилингарова, «превысило все ожидания».

В конце прошлого года сетевое сообщество провалило планы чиновников протащить выгодные своим ведомствам законопроекты. Будучи тогда еще и. о. Президента РФ, Владимир Путин отдал распоряжение переработать предложенные документы с учетом мнений и замечаний специалистов — «созидателей» Рунета. Альтернативные инициативы предлагали Ассоциация документальной электросвязи, Союз операторов Интернет и некоторые другие организации и общественные образования. Полемика затрагивала все значимые аспекты перспектив развития Internet в России. Наиболее актуальные из них на сегодняшний день — изменение правил регистрации доменнных имен в зоне .RU, утверждение юридического статуса ЭЦП, организация доверительных центров сертификации электронно-цифровой подписи, регистрация СМИ в Сети.

Теперь в поле зрения законодателей оказался проект Федерального закона «О государственной политике Российской Федерации по развитию и использованию сети Интернет», подготовленный АДЭ и предварительно согласованный с возможными оппонентами. «Презентация» законопроекта АДЭ прошла без эксцессов, и большинство выступавших склонялись к тому, что данный государственный подход к регулированию Internet «представляется разумным».

Об этом, в частности, говорили декан журфака МГУ Ясен Засурский и председатель юридического комитета АДЭ Михаил Якушев. Первый рассматривал достоинства предложенного документа с точки зрения схожести заложенной в нем позиции с существующей практикой регулирования Internet в развитых странах. Серьезным шагом вперед, по его словам, является понимание важности сорегулирования, то есть взаимонаправленности механизмов административного процесса контроля за Сетью и саморегулирования со стороны участников сетевых взаимоотношений.

Второй докладчик подчеркнул, что принятие Закона о государственной политике в области Internet чрезвычайно актуально, иначе «не избежать коллизий интересов различных министерств и ведомств».

В проекте закона, представленного АДЭ, декларируются исключительно благие цели государственного участия в деле регулирования Internet. Вот некоторые выдержки.

«Цели государственной политики РФ в отношении сети Интернет заключаются в оказании государственной поддержки развитию Интернет в интересах российских пользователей <...> в использовании информационных ресурсов, доступных через сеть Интернет, для обеспечения экономического роста и решения социальных задач; в содействии применению сети Интернет в качестве общедоступного и эффективного средства информационного обмена».

«Органы государственной власти <...>, органы местного самоуправления обязаны принимать меры, обеспечивающие <...> недопущение ограничений деятельности в РФ операторов сети Интернет и осуществляемого посредством сети международного информационного обмена».

В качестве основных принципов госрегулирования названы следуюшие.

«Учет особенностей построения и развития сети Интернет, включая применяемые технические и организационные нормы и правила, а также сложившиеся в сообществах операторов и пользователей сети Интернет правила и обычаи, не противоречащие законодательству РФ».

«Нераспространение методов правового регулирования на организационные и технологические аспекты развития и функционирования сети Интернет, не затрагивающие установленные законодательством РФ права и интересы личности, общества и государства».

Термин «оператор сети Интернет» в законопроекте обозначает «лицо, оказывающее услуги с использованием сети Интернет», иными словами, это провайдеры доступа в Internet и информационного наполнения в одном лице. Любопытно, что выступавший на слушаниях заместитель председателя комитета по информационной политике Александр Шубин фактически опроверг существование такого альянса интересов. Он сказал, что «по взглядам на проблемы Internet сформировались две группы — это провайдеры, выступающие за диктат государства, и контент-провайдеры, считающие, что госконтроль в Internet равнозначен контролю МГТС за содержанием телефонных разговоров».

Впрочем, в тексте любого закона содержатся неопределенности или неясности, воспользовавшись которыми, при соответствующем желании, действие данного нормативного акта можно перевернуть с ног на голову. Существенно то, как к утвержденной законодательной инициативе отнесутся те органы чиновничьего управления, к которым она обращена. Поэтому нелишне будет проанализировать реакцию на данную инициативу тех, кому предстоит претворять в жизнь «дух и букву» закона.

Дать оценку их реакции сложно. Ни заместитель министра по связи Александр Волокитин, ни заместитель министра по печати Андрей Романченко ничего не сказали конкретно по поводу того, насколько пригоден для утверждения предложенный проект. Высокие министерские чины произносили правильные слова относительно необходимости взаимодействия и взаимопонимания государства и сообщества Сети, рисовали картины, которые могут стать реальными, если Сетью «не заниматься всерьез», и в заключение говорили совсем непонятные вещи. В частности, о примере для подражания, каковым предлагалось считать правила государственного регулирования доменных имен в Израиле и о целесообразности создания альтернативного регистратора при Минсвязи. Или о «логике действующих законов», согласно которой государственной регистрации как сетевые СМИ подлежат сайты электронных магазинов, обновляемые, разумеется, чаще раза в год и имеющие название в виде доменного имени. Романченко выразил надежду, что с нарушителями российского Закона о сетевых СМИ Министерству печати помогут бороться все цивилизованные страны, так сказать, «в едином порыве» выдворяя вон с территорий своих юрисдикций «противозаконные» ресурсы.

К счастью, в зале заседаний нашлось достаточно трезвомыслящих людей, которые подвергли критике государственный радикализм Минпечати. Численный перевес сочувствующих сетевому сообществу налицо, но, как говорится в известном анекдоте, «неприятный осадок все равно остался».

Игорь Елисеев

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями