Электронное ведение бизнеса в России — путь к открытому глобальному рынку

В разработке закона об ЭЦП сплотились интересы различных ведомств — Минторга (Ананьев), АДЭ (Кремер) и Минсвязи (Курносов)
Нечто похожее могло ожидать и законопроект «Об электронной цифровой подписи» (ЭЦП), тем более что в нем затрагиваются весьма сложные технологические аспекты практической реализации. Но на сей раз мудрость возобладала над традицией, и эта задача была поручена специалистам, знакомым не понаслышке с предметом вопроса.

Заключительная в уходящем году конференция Ассоциации документальной электросвязи (АДЭ) носила название «Электронное ведение бизнеса в России — путь к открытому глобальному рынку». Главным пунктом в повестке дня значилось обсуждение проекта Федерального закона «Об электронной цифровой подписи», рабочая версия которого была роздана всем участникам конференции — членам АДЭ для ознакомления и внесения поправок. После того как будут учтены замечания, законопроект в уже готовом виде поступит на утверждение Правительства. По оптимистическим прогнозам страна получит нормативно-правовую базу для электронного ведения бизнеса к концу 2000 года.

Председатель исполкома АДЭ Аркадий Кремер отметил, что в области законотворчества за последние два года произошла существенная эволюция понятий. Вначале речь шла об электронной торговле, но в связи с расширением области применения Internet и сетевых технологий понятие электронной торговли трансформировалось в электронное ведение бизнеса, что является определением, более соответствующим реально происходящим процессам. Некоторые зарубежные специалисты предлагают ввести в обиход понятие глобальной «электронной экономики».

Разумеется, чтобы создать единую всемирную зону электронной коммерции, государства с различной правовой базой должны обеспечить прозрачную среду в отношении финансовых и фискальных взаимоотношений между участниками электронного обмена, хотя США, Евросоюз и страны Азии движутся к этой цели разными путями. США провозглашают абсолютную либеральность государства по отношению к «электронной экономике», беспошлинный статус товаров и услуг, приобретенных посредством глобальной сети. В Европе государственным институтам отводится активная роль в регулировании процессов, связанных с электронным бизнесом, и здесь относятся очень сдержанно к возможности освобождения электронной коммерции от налогов.

Будет неудивительно, если Россия выберет для себя европейский вариант, даже невзирая на то, что, по оценке Министерства торговли, «удельный вес электронной коммерции в экономике России очень незначителен». Представитель руководства МВД Игорь Овчаров заявил, что «участие МВД в процессе формирования электронного ведения бизнеса будет возрастать». Заинтересованность органов защиты правопорядка в сертификации, стандартизации средств электронного бизнеса и соответствия их требованиям электронной безопасности объясняется тем, что свыше 90% преступлений, совершаемых в сфере ИТ, остаются нераскрытыми.

Помимо отсутствия четкого механизма лицензирования и сертификации, круг потенциальных проблем, вызывающих беспокойство государственных мужей в связи с легализацией электронного бизнеса, включает в себя: исключение неуплаты налогов, исключение обмана покупателей, исключение вывоза капитала за рубеж и обеспечение таможенных сборов с ввозимых товаров и услуг. С введением в действие закона об ЭЦП в российском законодательстве, обеспечивающем нормальное функционирование бизнеса, в том числе электронного, остаются другие «слабые места», например требующий изменений закон «О международном информационном обмене» или «не являющийся аппаратом прямого действия» уголовный и административный кодекс в области защиты авторских и смежных прав.

Леонид Новомлинский, ведущий специалист компании TopS, апологета электронной коммерции, предложил свое оригинальное видение проблемы конвергенции бизнеса предприятий в электронную среду. По его мнению, российский бизнес коренным образом отличается от западных стандартов управления предприятиями. В результате типичный Web-портал предприятия представляет собой совокупности Web-страниц, размещаемых по мере необходимости различными службами — отделами сбыта, маркетинга, рекламы. Ни о каком электронном ведении бизнеса в классическом понимании не может быть и речи. «Web-дизайнеры в этом случае не помогут создать структуру документооборота, нужно обращаться к профессионалам в области ERP/EDMS-систем», — констатировал Новомлинский.

По стечению обстоятельств конференция АДЭ проходила спустя несколько дней после принятия странами Евросоюза закона о придании ЭЦП юридического статуса. Теперь страны, входящие в ЕС, должны в течение полутора лет принять соответствующие национальные законы. Если в России процесс пойдет так, как это планируют в АДЭ, то едва ли не впервые мы имеем шанс войти в новую эру электронного бизнеса без отставания от развитого Запада.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями