Президент о слухах и фактах из жизни Adobe

Чарльз Гешке: «На мой взгляд,
года через два мы сможем
заявить, что отвоевали часть
рынка у Quark»

В прошлом году появились слухи о том, что руководство компании Adobe Systems, занимающейся разработкой графического ПО, подумывает о приобретении переживающей непростые времена Corel, хотя ей самой с трудом удалось парировать попытку покупки, которую предпринял ее основной конкурент компания Quark. Тем временем Adobe приготовила к выпуску программный пакет Adobe InDesign, который получил известность под кодовым названием К2. Благодаря ему компания собирается потеснить Quark на рынке профессиональных издательских систем. В ходе своего недавнего визита в Гонконг президент и председатель совета директоров Adobe Чарльз Гешке дал интервью корреспонденту местной версии еженедельника Computerworld Самнеру Лемону.

Вы можете что-нибудь рассказать о недавних слухах по поводу покупки Corel?

А зачем мне это? Ведь стандартный ответ в таких случаях — «без комментариев». Если же отойти от избитых фраз, то единственное, что я могу предположить — кто-то захотел подзаработать, спекулируя на акциях Corel. Но это лишь предположение — никаких доказательств у меня нет.
Давайте посмотрим, какую продукцию мы выпускаем и кто наши пользователи. Прежде всего, у нас не так много общего с Corel. Если наши интересы пересекаются, то лишь в сфере так называемой деловой графики, и то незначительно. С точки зрения охвата покупателей Adobe также мало заинтересована в Corel.

В прошлом году Adobe сама могла быть куплена…

Эта скандальная попытка Quark...

Как разворачивались события?

Наши акции страшным образом обесценились. Мы как раз объявили прогноз на третий квартал. Основной проблемой стал кризис в Японии. Наш оборот сократился на 70 млн. долл. только из-за неудач, постигших японское отделение нашей компании.

Что за этим стояло?

Они просто перестали что-либо покупать. Вообще ничего. Мы старались предельно аккуратно рассчитывать наши поставки в Японию. Поскольку мы придерживаемся многоуровневой модели дистрибуции, всегда есть опасность того, что на складе скопится большое количество продукции, не пользующейся спросом. Это уже случалось с некоторыми компаниями, например, с Informix и Sybase. Им пришлось производить перерасчет фактических продаж.
Мы же год назад крайне агрессивно боролись за то, чтобы реализовывалась вся поставляемая продукция, но это не помогло. Закупки просто прекратились. Не то чтобы мы проиграли в конкурентной борьбе или что-нибудь еще. Они просто остановились.

Вы уже восстановили свою деятельность в этом регионе?

Не совсем. Мы предприняли действенные меры: изменили свою корпоративную структуру и теперь можем подписывать контракты на японском, что соответствует японскому законодательству. Мы рассчитываем, что наша дистрибьюторская сеть расширится. Думаю, это поможет нам стабилизировать положение, но, говоря откровенно, мне не кажется, что в японской экономике наблюдается какой-либо подъем. Мы составили очень скромный план на 1999 год, исходя из предположения о том, что в этом регионе не предвидится каких-либо сдвигов в сторону улучшения. В вопросе увеличения оборота мы больше рассчитываем на США и Европу, а также, в определенной степени, на страны тихоокеанского региона.

Возвратимся к разговору о Quark. Чем все же была обусловлена попытка купить Adobe?

Думаю, они осознавали, что их заказчики приглядываются к технологии К2. Полагаю, многие компании решили повременить с модернизацией используемых приложений Quark до тех пор, пока не прояснится ситуация с К2, которая впоследствии получила название Adobe InDesign. Причина, по-видимому, кроется в том, что они увидели в ней стоящий продукт, к тому же выпускаемый компанией, с которой они привыкли иметь дело. Все это побудило многих отложить приобретение нового ПО, что в Quark восприняли как реальную угрозу своему благополучию, и, увидев, что наши акции подешевели, решили купить Adobe.

То есть вы считаете, что они просто воспользовались представившейся возможностью?

Верно. Но так уж получилось, что ни заказчики, ни акционеры этого не хотели. В результате сделка не состоялась.

Чего вы ждете от начала продаж InDesign?

Мы не настолько наивны, чтобы рассчитывать на легкую победу над противником, который имеет весьма устойчивые позиции на рынке издательских систем. На это уйдет время. Недостаточно разработать превосходный продукт, следует обеспечить также должный уровень поддержки. Но я и здесь не вижу особых проблем. Мы уже договорились с разработчиками, которые ранее ориентировались только на Quark, о выпуске модулей расширений к InDesign.
Нам на руку и тот факт, что все клиенты Quark являются также и клиентами Adobe, а значит у нас есть их координаты и мы всегда можем связаться с ними напрямую. На мой взгляд, года через два мы сможем заявить, что отвоевали часть рынка. И все это только потому, что мы занимаемся приложениями, критически важными для производства любой газеты или журнала.

Что вы думаете по поводу программного пиратства? Ситуация улучшается?

Ну, по крайней мере, так говорит статистика. Как вы знаете, мы входим в ассоциацию поставщиков коммерческих программ BSA, а также в ассоциацию разработчиков SPA. Все данные, которыми мы располагаем, свидетельствуют, что ситуация улучшается. Тем не менее в этом направлении предстоит пройти еще долгий путь.
Вот показательный факт из области статистики. Если взять количество ПК, продаваемых на территории континентального Китая, и разделить его на оборот от продажи программного обеспечения, то получится в среднем по 5 долл. на один компьютер. На днях в нашем местном офисе мне показали компакт-диск, на который были записаны практически все программы Adobe и плюс к тому некоторые разработки наших партнеров, таких как Extensis и Metacreations. Думаю, его купили за 2,50 долл.
Хорошо, что власти, особенно здесь, в Гонконге, а также в Малайзии и Сингапуре, начинают проявлять большую активность и принимают законы, помогающие защищать интеллектуальную собственность. Частично это обусловлено желанием включиться в международную программную индустрию, и чем скорее они осознают влияние пиратства на развитие местного рынка, тем лучше для них самих. Ведь пиратство сказывается не только на наших доходах, но и на обороте местных реселлеров.
Если бы нам платили за каждый экземпляр нашего ПО, оборот Adobe составлял бы не 1 млрд., а 3 млрд. долл.

Где программное пиратство получило наибольшее распространение?

Проблема коснулась всех стран. В Соединенных Штатах положение лучше, иногда даже значительно лучше. В некоторых европейских странах пиратство получило не меньшее распространение, чем в Азии.
В настоящее время власти достаточно активно борются с пиратскими фабриками, но есть и другая проблема, которая состоит в том, что пиратскими копиями программ пользуются учебные заведения, а также государственные учреждения.

Насколько действенны меры по борьбе с пиратством, принимаемые BSA?

Хотя я не считаю себя экспертом в этом вопросе, но полагаю, что политику BSA определяет позиция Microsoft. Эта компания, несомненно, главный игрок на рынке ПО. Она фокусирует основное внимание на контроле системы дистрибуции на потребительском рынке, и не столь активно занимается проблемами «копирования для собственных нужд». С нашей же точки зрения, это не менее важно. Хотелось бы видеть более равномерное распределение усилий. Случалось, что представители BSA проявляли чрезмерную агрессивность, хотя в последнее время их действия стали более уравновешенными. Не очень-то удобно для людей моего ранга огульно обвинять пользователей в пиратстве. Можно попасть в очень неприятное положение.

Что же побудило BSA изменить свою тактику?

Частично реакция прессы на их действия. Они же умные люди и понимают, когда следует изменить тактику. Но повторяю еще раз, я не претендую на то, чтобы быть экспертом в этом вопросе.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями