PictureО назначении Роберта Экельмана генеральным менеджером Intel по странам Европы, Ближнего Востока и Африки корпорация объявила 19 января. В рамках своего визита в Россию Экельман 31 марта принял участие в пресс-конференции, организованной московским представительством, по окончании которой дал интервью корреспонденту Computerworld Россия Ольге Макаровой.


Давайте начнем с вашей биографии. Вы занимались разработкой глобальной стратегии Intel в Европе. Затем работали в Азиатско-Тихоокеанском регионе по созданию программы торгового присутствия. Теперь вы вновь в европейском офисе, в должности генерального менеджера и исполнительного директора. Что побуждает вас к таким перемещениям?

Я разрабатывал основные направления стратегии Intel в офисе Энди Гроува, который в то время был президентом компании. Потом я переехал в Сингапур, потому что этот регион представлялся наиболее перспективным. Он был той точкой, где ожидались интересные события. Могу привести пример из футбола. Пеле как-то спросили, в чем его превосходство на поле перед другими игроками. Пеле сказал: "Все остальные спешат туда, где находится мяч. Я направляюсь туда, где этот мяч будет в ближайшее время". Пеле старался предвосхитить события.

Так вот, на мой взгляд, в середине 90-х годов Азиатско-Тихоокеанский регион был той точкой, куда придет мяч. Сейчас я перешел в европейский офис и сделал это в основном по той же причине.

Я люблю изменения, мне нравится, когда появляются сложные интернациональные задачи. И я действительно считаю, что на ближайшие три - пять лет наибольший потенциал у Европы. Россия - лучший показатель этого потенциала.

Обычно российский компьютерный рынок сравнивают с американским или западноевропейским. Ваш опыт работы в Сингапуре позволяет сравнить Россию и, например, Китай. Есть у этих рынков сходные черты?

Действительно, одна из замечательных возможностей, предоставляемых компьютерными технологиями, особенно хорошо заметна в регионах типа России или Китая. Бизнесмен или студент со своего домашнего ПК получает доступ к тому же уровню образования, который имеет его европейский или американский коллега. Любой житель Иркутска через Сеть может совершать экскурсии по музеям Лондона, что недавно для него было практически недоступно.

Технологии выравнивают возможности людей из различных регионов. Особенно это заметно по быстроразвивающимся странам.

Другая сходная черта - колоссальные территории этих стран и наличие множества отличающихся друг от друга областей и рынков.

Затем, и в этом они также похожи, в Китае большая часть компьютерных технологий поступала в область малого бизнеса. Правительственные структуры Китая компьютеризируются медленно. Крупные компании сейчас реорганизуются для повышения конкурентоспособности. Идет рационализация государственной индустрии, такая же, какую мы наблюдаем в России. Это требует времени.

Есть и различия. Уровень жизни в России выше. Инфраструктура находится определенно в лучшем состоянии.

Какие маркетинговые программы проводились во время вашей работы в Азии?

Первой была программа для мелких сборщиков компьютеров. Как и в России, они обеспечивают свыше 50% компьютерного рынка, поскольку в состоянии доносить технологии до конечного пользователя по всей стране по очень низким ценам.

Это было одно из направлений, которым мы начали заниматься. Кроме того, как и в России, мы вели совместные работы с университетами, с разработчиками программного обеспечения. Как и в России, у нас были компании, с которыми Intel сотрудничала наиболее тесно.

Какие маркетинговые мероприятия из проводимых в Китае могут быть перенесены в Россию?

Программа поддержки мелких сборщиков в самом деле подходит обеим странам. Кроме того, нам приходится разрабатывать специальные программы для отдельных областей бывшего Советского Союза так же, как мы это делали для разных районов Китая. Для Прибалтики нужно одно, для Казахстана - другое. В Китае от нас требовалась своя тактика в южных областях, своя - в Шанхае или на севере. Мы должны адаптировать свои программы к конкретному региону страны.

А чем, по вашему, эти страны отличаются?

Например, в России очень сильные разработчики программного обеспечения. В Китае они только появляются. Кроме того, китайский алфавит требует другого подхода к написанию программного обеспечения, нежели латинский или кириллический. Для кодировки иероглифов требуются значительно большие массивы и особый подход к обеспечению обработки алфавитной информации, на что уходит огромное количество энергии разработчиков ПО. В других странах можно направить эти усилия на создание нового ПО или разработку Web-приложений.

Согласно пресс-релизу Intel, вы будете делить обязанности генерального менеджера по EMEA с Эрлом Уэтстоуном. В чем заключается разделение обязанностей?

Европа очень велика, и все регионы имеют свои особенности. Для каждого из нас хватит работы. Исторически я больше занимался маркетингом, в том числе маркетингом на развивающихся рынках. Я буду делать акцент именно на этой стороне работы генерального менеджера. Эрл приехал в Европу из США и имеет большой опыт работы с транснациональными компаниями. Он будет фокусироваться в значительной части на продажах и работе с крупными заказчиками. Но мы будем поддерживать друг друга, так что о чистом разделении обязанностей речь не идет. Более того, мы сможем заменять друг друга. Такая схема организации работы кажется сложной, но она хорошо работает. В европейском офисе Intel она действует уже несколько лет: предшественником Эрла Уэтстоуна был Стив Пул, а я сменил на посту Ханса Гайера.

В чем состоит основная цель вашего визита в Москву? Вы знакомитесь с новой территорией? Или это часть турне по продвижению маркетинговой программы?

Есть несколько причин. Основная - я бы хотел посещать Россию хотя бы раз в три месяца. Россия в настоящее время является четвертым по размеру рынком в Европе для продукции Intel, и в течение ближайших пяти лет выйдет на второе место.

Кто займет первое?

Самым крупным рынком останется Германия. Францию и Англию Россия должна обойти в ближайшие годы. Я думаю, что впоследствии и Германия отойдет на второе место.

Для меня очень важен этот приезд в Москву. Без личного знакомства с российским рынком я не чувствовал бы себя свободно при рассмотрении положения дел и принятии решений.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями