чем жестокая шутка или, если угодно, едкий намек: Давид, мол, конечно, победил Голиафа, но это было так давно.

Вы, возможно, и не слышали о "деле Inslaw", которое никогда не "украсит" списки "правительственных грехов", наряду с Уотергейтом, скандалом "Иран-контрас" и прочими громкими делами. Тем не менее Министерство юстиции столь несправедливо обошлось с Inslaw, что вряд ли у этого случая отыщутся прецеденты.

Естественно, все, что вы прочтете ниже, не следует воспринимать как абсолютную истину.

В 1983 году Министерство юстиции прекратило платить Inslaw за пользование ее программой автоматизации учета дел. В результате Inslaw обанкротилась и подала на министерство в суд по делам несостоятельных должников за продолжение незаконного использования программного обеспечения. В 1988 году федеральный судья вынес решение, гласившее, что министерство "присвоило" программу путем "обмана и мошенничества" и обязано возместить компании ущерб в размере 8 млн. долл.

Была подана апелляция, и двумя годами позже суд вынес аналогичное решение. Однако в 1991 году, обвинив суд в превышении полномочий, министерство сумело уйти от выплаты возмещения.

Все это время назначенный Конгрессом комитет неоднократно предпринимал попытки получить от Министерства юстиции документы, касающиеся Inslaw. После двух лет всяческих уверток руководство министерства заявило, что большая часть документов "таинственным образом исчезла". В 1992 году трехлетнее расследование комитета закончилось публикацией доклада, в котором говорилось, что "действия министерства в отношении Inslaw являют собой пример злоупотребления властью в неслыханных масштабах".

Кроме того, на министерство пало подозрение в совершении еще более грязных махинаций. Руководители Inslaw и другие свидетели под присягой показали, что программное обеспечение было предоставлено или продано ответственными работниками министерства (в том числе бывшим генеральным прокурором Эдвином Мизом III) разведывательным службам Канады, Израиля, Ирака, Ливии и Южной Кореи.

Недавно Inslaw был нанесен еще один, вероятно заключительный, удар. В начале августа федеральный суд по рассмотрению жалоб признал "несостоятельность" заявлений Inslaw. Министерство юстиции поспешило объявить дело закрытым.

Не берусь оценивать, насколько состоятельны обвинения Inslaw, но многие вопросы в этом деле как были, так и остались открытыми. Почему Министерство юстиции перестало платить Inslaw? Как и для чего использовалось программное обеспечение? Что случилось с пропавшими документами? Почему руководители высокого ранга все как один отказываются заниматься этим?

Генеральному прокурору Жанет Рено следует сделать то, на что она и три ее предшественника никак не могли решиться, - назначить независимый совет, который вскрыл бы, наконец, всю подноготную дела. Ибо расследование собственных деяний, которым занималось Министерство юстиции, - полнейший абсурд.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями