Что дает возможность говорить о трансформации университета?

В результате развития технологий, и в первую очередь Интернета вещей, технологий обработки и анализа данных, очень сильно ускоряются процессы и появляются возможности создать принципиально новые продукты и услуги, выйти на новые рынки либо существенно масштабировать существующие задачи. И наш университет с этой точки зрения меняется весьма сильно. У нас каждый год появляются новые образовательные программы – например, в 2018 году запускаем магистерскую программу «Технологии блокчейн и криптовалюты», открывается много новых коротких курсов и дисциплин по выбору.

Но самое главное, что у нас трансформировалось, – это акценты. Традиционно мы, как и большинство вузов, фокусировались на учебном процессе, и преподаватели концентрировались именно на нем. Наука существовала – без нее нельзя, но по отношению к обучению она была вторичной. Мы же во главу угла поставили проектную деятельность на передовом рубеже технологий. Это совершенно прикладные задачи по созданию новых продуктов, основанных на обработке и анализе данных. Сейчас у нас на очереди проекты разработки интеллектуальных систем в области машинного обучения, больших данных, Интернета вещей и пр. В этой работе участвуют и студенты.

 

Владимир Соловьев, руководитель департамента анализа данных, принятия решений и финансовых технологий Финансового университета при Правительстве РФ: «Возможно, необходимость в изменении образовательного процесса и стала стимулом к трансформации всей организации»

Фото: Финансовый университет при Правительстве РФ

Как сделать, чтобы изменения в бизнес-модели не пошли в ущерб изначальному предназначению университета – науке и обучению?

В ущерб не идут. Образовательный процесс также модифицировался. Возможно, необходимость в его изменении и стала стимулом к трансформации всей организации. Раньше можно было транслировать студентам «вечные» знания и отпускать их работать, чтобы этот фундамент наполнить конкретикой. Сейчас так нельзя – все меняется очень быстро, и мы рискуем начать учить профессиям, которые уже давно не востребованы. Конечно, есть ограничения, из-за которых мы не можем меняться очень быстро. Одно из них связано с тем, что образовательная программа, прежде чем вступить в силу, должна быть полностью сформирована – включая список дисциплин и их содержание. Скажем, к выпуску первых специалистов по блокчейну на дворе будет уже 2020 год. Что к тому времени изменится в технологиях – можно только предполагать.

В любом случае мы не хотим делать продукт среднего качества. Раньше в математической и ИТ-магистратуре была проблема, связанная с абстрактностью программ. Вроде бы собираются лучшие выпускники, имеющие определенный опыт, казалось бы, с ними должно быть очень интересно работать. Но в реальности было тяжело, поскольку интересы людей очень разрозненны, и обеспечить их равную заинтересованность и вовлеченность было сложно. Сейчас магистерские программы четко профилируются, и на обучение приходят люди, готовые с большим энтузиазмом заниматься именно данной проблематикой. И эти студенты не только наш продукт, но и наш ресурс, так как они активно участвуют в создании интеллектуальных сервисов. И на сервисах не только университет зарабатывает, зарабатывают и...

Это не вся статья. Полная версия доступна только подписчикам журнала. Пожалуйста, авторизуйтесь либо оформите подписку.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF