Компании, занимающиеся цифровым бизнесом, воспринимаются как новаторы, находящиеся на передовой. В сферах, где конкуренты находятся в одном клике от клиента, исключительно важен имидж. Однако это не отменяет внутреннего прагматизма и взвешенного подхода к используемым технологиям. Геннадий Береговский уже девять лет работает в должности директора по ИТ рекрутингового ресурса HeadHunter. Он откровенно рассказал о своих взглядах на взаимодействие с бизнес-руководством компании, о роли технологий в цифровом бизнесе и объяснил, почему не занимается подсчетом экономической эффективности реализуемых проектов.

 

Какие актуальные задачи стоят перед компанией, в каком виде руководство их озвучивает перед вами? И чем ИТ помогают в развитии бизнеса?

Как-то ко мне пришел генеральный директор и озвучил бизнес-стратегию компании, которую можно вкратце описать как «Быстрее! Выше! Сильнее!». Я работаю в ее рамках, строю на ней свою ИТ-стратегию. Сейчас для нас актуальней всего анализ данных, он необходим, чтобы оптимизировать работу компании.

Основным является управление продажами, их оптимизация с применением технологий машинного обучения. Необходимо помогать продавцам определять, кому из всей нашей массы клиентов выгоднее звонить прямо сейчас, кому можно продать услуг на большую сумму, где возможны дополнительные продажи. Кроме того, как и во многих компаниях, у нас очень востребована разнообразная бизнес-аналитика, поскольку акционеры, генеральный и финансовый директора, другие руководители хотят фактически в режиме реального времени видеть, как бизнес работает, как он приносит деньги. И, собственно, одна из моих задач – сделать аналитику быстрой и желательно красивой. «Красиво» – так у нас в компании применительно к ИТ говорят давно и с удовольствием.

Недавно нами была решена еще одна важная задача: с помощью объединенных коммуникаций обеспечено эффективное взаимодействие сотрудников между собой и с клиентами. Для бизнеса важно, чтобы клиенты дозванивались, чтобы трубки быстро снимались и чтобы у сотрудников компании при желании с кем-то связаться не было вопросов, как это сделать.

 

Геннадий Береговский

Возраст: 38 лет

Послужной список:
Январь 2008 – настоящее время
HeadHunter, директор по информационным технологиям
2006 – 2008
HeadHunter, менеджер ИТ-проектов
2002 – 2006 «Микрокосм Программные Технологии», разработчик ПО, менеджер проектов
2001 – 2002 Агентство «Контакт», руководитель отдела разработок
2000 – 2001 ООО «Симпо», разработчик ПО
1996 – 2000 NetCracker Technology Corp. (Россия), разработчик ПО

Образование: Московский государственный университет путей сообщения, факультет «Техническая кибернетика», специальность «программное обеспечение вычислительной техники и автоматизированных систем»

Каков ваш подход к использованию новых технологий? Вы инноватор или консерватор?

Я не гонюсь за лозунгами. Когда все буквально бредили Большими Данными, я спокойно ждал, пока закончится этот ажиотаж. Когда такое же сумасшествие началось в области машинного обучения, я тоже выжидал, пока закончится маркетинг и начнется нормальная технологичная работа. Сейчас мы внедряем машинное обучение в продажах. Основой тут является исследование большого количества данных о поведении клиентов на сайте, выявление закономерностей, а результатом – помощь продавцам в принятии решений.

Да, инновационные технологии мы внедряем, но не по принципу «чтобы было». Важна осязаемая цель, уверенность, что продукт пригодится бизнесу.

 

Упомянутые вами объединенные коммуникации можно считать инновационными?

Несмотря на то что сам продукт давно не новинка, решение можно считать инновационным, поскольку в столь широкомасштабном виде оно мало у кого внедрено. Когда я рассказываю, что вся телефония у нас построена на Microsoft Skype for Business, включая выход в город, люди часто удивляются. Но решение о внедрении было принято отнюдь не поспешно.

 

И как же оно принималось?

У нас была телефония, построенная на решениях Avaya. Я лично руководил этим проектом внедрения еще в начале своей карьеры. Затем для внутреннего общения компания начала пользоваться Microsoft Lync, который потом трансформировался в Skype for Business. Параллельное использование инфраструктур вызывало сложности, их было необходимо интегрировать между собой. Мы закупили оборудование AudioCodes (израильский производитель решений в области IP-телефонии. – Прим. ред.) и дали возможность части сотрудников компании «выходить в город» с использованием клиента Microsoft Lync. И увидели, что получается хорошо и удобно.

К тому моменту установленному оборудованию Avaya исполнилось шесть лет, на рынке к нему уже не было комплектующих, возник риск остаться без связи. Поставщик предложил перестроить все ядро телефонии компании практически с нуля, стоимость проекта при этом назвал очень серьезную.

Примерно в тот момент на российском рынке появилась компания Enghouse Interactive со своим контакт-центром, тесно интегрированным с Microsoft Lync. Я принял решение избавляться от Avaya и делать все коммуникации – голосовые и текстовые – на единой платформе. После реализации проекта, подрядчиком по которому выступила компания «Белтел», любой сотрудник компании уже не думает о способе связи, у него есть единый инструмент.

Сейчас мне достаточно выдать сотруднику ноутбук или просто лицензию на Skype for Business – и всё: он в корпоративной сети, может звонить, может принимать звонки. И вы, разговаривая с человеком, даже не будете знать, сидит ли он дома или находится где-то еще.

 

Стоило ли неудобство сотрудников из-за необходимости переключения между разными средствами связи затрат на внедрение?

Конечно, не стоило. Мы ждали, пока решения Avaya полностью амортизируются и морально устареют, и только потом запустили проект. По стоимости он был сопоставим с апгрейдом Avaya, поэтому такое решение было эффективнее – оно дало гораздо больше возможностей.

Знаете, когда мне предлагают посчитать возврат инвестиций в ИТ-проект, я улыбаюсь. На мой взгляд, такие проекты очень плохо обсчитываются. Как, в каких единицах измерения оценить возможность генерального директора нажать кнопку и связаться с любым сотрудником в любой точке мира? Скажу известную фразу: есть ложь, наглая ложь и статистика. В данном случае оценка ROI – статистика в худшем понимании. «Нарисовать», научно обосновать я могу любую цифру, но к действительности эти расчеты отношения иметь не будут.

«Красиво» – так у нас в компании применительно к ИТ говорят давно и с удовольствием

 

А вообще, вы верите в то, что можно посчитать экономическую эффективность ИТ-проектов?

В большинстве своем – нет. Как я уже говорил, десять лет назад я начал строить систему телефонии и контакт-центр. Это был один из первых моих крупных проектов в компании, мы тогда как раз развивали региональную сеть, и нужна была хорошая связь. Ко мне зашел мой тогдашний руководитель и потребовал: «Посчитай экономическую эффективность. Как хочешь, так и считай». Я проделал определенную работу над расчетами, указал, что если у нас будет контакт-центр, то мы за меньшие деньги сможем принимать больше звонков, у нас будут довольные клиенты и т. п. Когда я вышел с этими расчетами на совет директоров, финансовый директор стал говорить, что для этих задач гораздо выгоднее нанять еще пару сотрудников. Ну а генеральный директор поддержал меня, сказав, что обоснование неважно, а связь в компании нужна, поэтому она будет построена. С тех пор я практически не считаю экономическую эффективность проектов.

 

Как же вы тогда их обосновываете перед руководством?

Мне очень повезло с руководством. Генеральный директор HeadHunter Михаил Жуков – «айтишник». Я излагаю ему цели проекта: нужна связь, промышленная CRM, система расчета премий продавцам, еще что-нибудь. Если со мной соглашаются, да – нам это нужно, то я обосновываю, что достижение этих целей наиболее эффективно предложенным мной способом. Другими словами, я обосновываю расходы, а не прибыльность проекта.

 

А соотношение цены и качества в этом случае определяется «на глазок»?

А как иначе? Ну, смотрите... Внедряли мы СRM, в конкурсе остались два финалиста – Microsoft и киевская компания Terrasoft, с одной и той же стоимостью проекта. Как выбрать? Я поступил просто – пригласил руководителей продаж и сделал им презентации продуктов. И наблюдал за глазами людей. В случае с Terrasoft они понимали, что видят на экране, а с Microsoft – не очень, и выбор стал очевиден.

 

По каким еще критериям вы выбираете используемые ИТ-платформы?

Мы исторически используем Microsoft и сетевое оборудование Cisco. Я стараюсь закупать стандартные и известные продукты. Мне не нужны проблемы с обслуживанием, если у меня, не дай бог, уволится сотрудник.

По этой же причине я воздерживаюсь от внедрения самописного софта. Я не очень хорошо отношусь к Open Source из-за непредсказуемости их развития и зависимости от человеческого фактора.

Кстати, риск остановки бизнеса очень просто обсчитывается, в случае чего.

 

Нынешний курс рубля на ваши взгляды не повлиял?

Ужасающего эффекта не было. С Microsoft, как оказалось, можно договориться. С другими поставщиками – еще проще. И в общем-то, полных аналогов тем решениям, что мы используем, в России нет. Да, выходят отечественные альтернативы офисного ПО (например, «МойОфис»), я на них смотрю с интересом, но инфраструктурных корпоративных решений, которые предлагает Microsoft, здесь все равно нет. Впрочем, в переговорах с Microsoft я приводил аргумент, что у нас всегда есть вариант перехода на Linux и в этом случае они вообще ничего не заработают.

 

Насколько реальной была эта угроза?

Я был готов. Разумеется, такой вариант не исключен, хотя он будет очень болезненным для бизнеса. Если других возможностей не останется – перейдем.

Но я готов и к другим вариантам развития событий – например, просто заморозить обновление систем и жить некоторое время на имеющихся версиях. Года три пожить, посмотреть, что будет с санкциями, с рублем и с отечественными разработками.

 

Если вернуться к объединенным коммуникациям, это же не только телефония, но и некоторые дополнительные возможности. Насколько они используются в вашей компании?

Skype for Business – единственный программный продукт, который в компании используется на 90% возможностей. Сотрудники общаются между собой и с клиентами, у нас проводятся видео- и аудиоконференции, это важнейший рабочий инструмент. Обычное дело – получить документ Word, открыть раздел «Автор», кликнуть кнопку и списаться с этим человеком. А когда списаться не очень получается, нажать другую кнопку и ему позвонить, причем на мобильный. Для сравнения, возможности Excel, как и во многих других организациях, используются процентов на пятнадцать.

 

Еще один инструментарий, без которого сейчас трудно обойтись, – средства бизнес-аналитики...

Как это обычно бывает, после внедрения учетных решений «1С» и CRM следующей естественной потребностью бизнеса стали разнообразные отчеты. Я программист по образованию и первое время сам писал запросы к базам данных и выводил их в Excel. Я даже научил писать SQL-запросы финансового директора. Руководству нравилось, но мощности Excel и его возможностей визуализации стало не хватать. С проблемой мощности мы справились – перешли на построение аналитики в OLAP с применением технологий Microsoft BI.

А потом именно финансовый директор стал инициатором внедрения системы Tableau, которая дает совершенно иные возможности для визуализации данных. Сейчас на ней разработано уже около 750 самых разных отчетов.

Tableau достаточно проста, там многое интуитивно понятно для аналитика. Очень показательны примеры компаний, которые пытаются выводить эту систему на российский рынок: у них покупают лицензии, а проектные работы – нет, потому что платформа для аналитика просто сказочная. И самостоятельно настроить требуемый отчет совсем не сложно. Чего не знаешь – смотри на сайте разработчика, там все написано с примерами.

 

Вы в компании очень давно и, видимо, все уже выстроили согласно своему внутреннему чувству прекрасного, все процессы в ИТ отлажены и работают. В чем заключаются профессиональные вызовы для вас в нынешней должности?

Действительно, если я какое-то время не буду выходить на работу, катастрофы не случится. Проверено отпуском с выключенным телефоном. У меня просто очень хорошая команда.

Профессиональные вызовы? Еще лучше разбираться в бизнесе, а он меняется очень быстро, понимать его потребности. Разбираться в новых технологиях, они тоже появляются не менее быстро. Разбираться и... придумывать что-то новое. Я по своей сути интегратор – беру новые технологии, знания своих сотрудников и пытаюсь сделать с этим что-нибудь новое, полезное для бизнеса.

 

Вот недавно была громкая новость: Сбербанк объявил о планах заменить роботами 3000 юристов...

Читал. Как говорится, взял попкорн, сел в первом ряду.

 

Понятно, что искусственный интеллект будет наступать. В связи с этим вопрос: а какие ИТ-специальности в такой ситуации подвергаются наибольшему риску?

Если трезво рассуждать, автоматизация разработки программ в том или ином виде уже давно стала реальностью. Программы собираются из «кубиков», а люди просто переквалифицировались из кодеров в знатоков этих «кубиков». Когда будут «кубики над кубиками», люди перейдут еще на уровень выше.

До ИТ-директора, вероятно, искусственный интеллект дойдет не скоро... До тех пор, пока компьютер не начнет понимать потребности заказчика, который сам не очень понимает, что ему надо. Сейчас задача ИТ-директора – уяснить, что нужно бизнесу, придумать красивое, эффективное решение и поставить задачу своим сотрудникам. Да, когда-нибудь, наверное, появится искусственный интеллект, который эту задачу реализует. А пока придумывают новое и ставят задачи люди.

Во всем мире проблемы не в идеях, а в их реализации, как бы громко это ни звучало

 

Тенденция, набравшая силу в последнее время, – удаленная работа. Насколько важна она?

У нас любой сотрудник, находясь в любой точке мира, где есть Интернет, имеет доступ к необходимым ему по работе корпоративным данным. По большому счету, для того чтобы делать свою работу, никому из сотрудников компании необязательно присутствовать в офисе. За исключением случаев, когда надо физически повстречаться.

Но при этом у нас многие люди ходят в офис. И я в их числе. На мой взгляд, управлять удаленно-распределенной командой очень сложно, проще собрать людей в одном офисе. К тому же в офисе нет многих бытовых отвлекающих факторов.

 

Так почему же люди ходят в офис? Их заставляют обстоятельства или это их выбор?

Некоторые ИТ-специалисты вынужденно являются офисными сотрудниками, просто потому что они должны осуществлять поддержку бизнес-пользователей. При этом надо понимать, что системный администратор, который обслуживает наши региональные офисы, прекрасно справляется со своей работой, сидя в Москве. Когда ему нужна физическая помощь на месте, с этим справляется специалист не столь высокой квалификации.

Я своих сотрудников не заставляю посещать офис. Если нужно побыть с семьей или они приболели, то могут работать из дома.

Мне на самом деле приятнее работать с людьми лично. Если человек сидит через две комнаты от меня, я не звоню, а иду и общаюсь. Я считаю, это эффективнее.

 

А вообще, насколько часто сотрудники компании пользуются возможностью удаленной работы?

Я, как ИТ-директор, предоставляю такую возможность. А дальше сотрудники обычно решают со своими руководителями. Но, судя по нагрузке на сеть, пользуются.

Это нормально, когда бухгалтерия готовит ночью какой-нибудь отчет, и людям проще это делать, сидя дома, а не мучаясь в офисе. Они запускают «1С» на терминальном сервере и прекрасно работают.

 

Бизнес HeadHunter очень сильно завязан на цифровые технологии. С вашей точки зрения, идеи о каких-то инновациях должны исходить от вас или от бизнес-руководства?

Я и мои сотрудники принесли в компанию множество инновационных идей. Но вот что любопытно: идея о развитии внутренних ИТ на платформе Microsoft была принесена генеральным директором. У меня нет статистики, кто что придумал, но синергия у нас наблюдается.

Новые решения, внедряемые в корпоративной среде HeadHunter, во многом мое детище. Конечно, если бизнес приходит, как это было с Tableau, и предлагает хорошую идею, я ее реализую. Мало кто способен не только придумать идею и провести красочную презентацию, но и реализовать эту идею. Во всем мире проблемы не в идеях, а в их реализации, как бы громко это ни звучало.

 

Как вы видите свою роль в дальнейшем развитии компании?

Я нечто среднее между новатором и стратегом, помогаю бизнесу делать то, что бизнес сам хочет, только очень-очень эффективно.

У нас нет проблемы с раздуванием штата при появлении нового направления деятельности. У нас очень жесткие рамки по набору персонала, и я стараюсь по возможности развиваться, бежать вперед семимильными шагами без кардинального увеличения количества офисных сотрудников.

Я вообще люблю ленивых в хорошем смысле людей. Любая идея, упрощающая жизнь, достойна уважения. Надо, чтобы люди работали эффективно и с удовольствием.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF