Слово «цифровой» в различных вариациях стало одним из самых употребляемых на протяжении последнего года. Обычно это определение используется как «продвинутая» альтернатива всему старому, аналоговому. Ведется речь о цифровом маркетинге, цифровом покупателе, появлении должности CDO (Chief Digital Officer) и даже о предприятии в целом — Digital Enterprise. Идея цифрового предприятия была поддержана несколькими вендорами, начавшими строить на ней свою маркетинговую стратегию.

До сих пор не существует четкого определения цифрового предприятия. Чаще всего идет речь о попытке создать структуру, которая позволит преодолеть наблюдающийся разрыв между бизнесом и ИТ. Сейчас в большинстве компаний ситуация близка к анархии: отдельные бизнес-процессы стихийно связаны с внедренными приложениями. Предполагается, что цифровое предприятие характеризуется, в числе прочего, повсеместным доступом пользователей к информации, свободным взаимодействием сотрудников внутри компании, сбором и анализом внешних данных, ориентацией на потребности клиентов. Оно подразумевает ИТ-экосистему, охватывающую всю корпоративную информацию, делающую ее доступной и безопасной. Достижение такой модели — весьма масштабная задача. На трансформацию этой философии в ИТ-платформу, поддерживающую работу компании, может уйти несколько лет.

Многие прогрессивные компании можно было назвать цифровыми еще в 2008 году — с учетом доступных на тот момент технологий. Однако с тех пор требования серьезно изменились: с появлением смартфонов и планшетов поменялось направление импульса развития компаний. Это означает, что «цифровое предприятие» является изменяющимся понятием, и мало кто может сказать, каким оно будет через несколько лет. Во многом это зависит от того, в каком направлении будут развиваться носимые устройства, Интернет вещей, беспилотный транспорт и т. п.

С прицелом на будущее

Более трети компаний, опрошенных Software AG, не считают себя цифровыми предприятиями хотя бы частично. При этом 29% полагают, что путь к цифровому предприятию займет более двух лет, что серьезно снижает их энтузиазм. Главным же барьером к «оцифровке» бизнеса является стоимость такой трансформации.

Разумеется, взгляды компаний сильно зависят от отрасли. Например, цифровыми себя считают 74% банков и 72% торговых компаний. Можно сказать, что они создают опыт, который понадобится их последователям из других отраслей. В госсекторе же, несмотря на все инициативы в области электронного правительства, предпринимаемые в глобальном масштабе, число таких предприятий существенно меньше половины.

Что интересно, одним из факторов, побуждающих компании к цифровой трансформации, является их стратегическое желание стать более привлекательным работодателем. Они очень рассчитывают на лояльность «поколения миллениума», выходящего на рынок труда. Чтобы соответствовать ожиданиям работников нового поколения, компании должны быть уверены, что могут не только привлечь, но и удержать их.

Проблемы изменения

Компании всегда рассчитывали на ИТ с целью получения определенных преимуществ для бизнеса. Но на протяжении последних трех лет наблюдается взрывной рост мобильных и социальных технологий, аналитики, Больших Данных. Это создает как новые возможности, так и угрозы для многих компаний. С одной стороны, им приходится бороться с появляющимися на рынке новыми игроками, не имеющими многолетнего наследия и поэтому более гибкими и инновационными, с другой — цифровая трансформация порождает массу проблем.

Существует несколько типичных проблем, общих для многих компаний. Во-первых, кто отвечает за цифровую трансформацию? В некоторых компаниях появились должности CDO (Chief Digital Officer), другие пытаются осуществить свои планы с помощью ИТ-департамента. Однако все чаще компании понимают, что необходимы всеобъемлющие преобразования, в которых требуется личное участие первого лица компании.

Во-вторых, важно понять, насколько реально конкурировать по скорости и гибкости с молодыми компаниями, которые уже были созданы цифровыми. Их основное преимущество заключается в инновационности, а у крупных игроков совсем другие сильные стороны.

Наконец, требуется выстроить необходимые компетенции внутри компании. Для успешной конкуренции нужны знания не только по маркетингу и продажам, но и по всей цепочке создания ценности. Поиск и привлечение таких специалистов могут представлять большую проблему.

Цифровое предприятие означает и другой подход к выполнению работы. Работники будущего станут совершенно другими. Во-первых, они будут иметь мгновенный доступ к весьма широкому спектру информации. Во-вторых, произошедшая революция сделает информацию мобильной, повсеместно будут использоваться мобильные устройства. Вероятно, с помощью облачных сервисов сотрудники компании смогут связываться не с корпоративным ЦОД, а напрямую с клиентами, поставщиками и другими внешними источниками информации, включая социальные сети и подключенные устройства. Для принятия решений будут применяться продвинутые аналитические средства.

Это очень серьезные изменения, охватывающие всю компанию. И даже при серьезной поддержке на высшем уровне и адекватном управлении они могут занять довольно долгое время. Это не одна инициатива, а целая их серия.

CIO с плюсом

«Цифровое предприятие» — словосочетание уже не только из лексикона CIO. В недавнем исследовании, проведенном Altimeter Group, 88% бизнес-руководителей заявили, что в будущем году компания вступит в проект по «цифровой трансформации». И даже те ИТ-директора, кто считает понятие цифрового предприятия чрезмерно размытым, признают, что на рынке произошли необратимые изменения, которые требуют радикальной перестройки бизнеса.

В условиях потребности в преобразованиях ИТ-руководители получили возможность расширить свое влияние. Появляется категория «CIO+» — ИТ-директоров, управляющих ИТ, аутсорсинговыми услугами, электронной коммерцией и прочими цифровыми инициативами. Как выясняется, цифровая трансформация — это не техническая проблема, а скорее управленческая. Руководство такими проектами зависит от технологической прозорливости, управленческих навыков и знания ИТ-платформ.

Тем не менее у цифровой транс­формации наблюдается характерная особенность: она гораздо чаще бывает успешной, если проводится при непосредственном участии первого лица компании. Так происходит из-за того, что компании требуется не только автоматизация, но и полная трансформация процессов и культуры. Самое сложное — понять, куда следует развиваться компании, выявить новые бизнес-модели, способы привлечения клиентов. Ответы на эти вопросы предопределяют выбор технологий.

Разумеется, генеральный директор не внедряет лично новые процессы, но он «открывает дверь» для деятельности ИТ-директора. Если он имеет свое видение цифрового будущего своей компании, это облегчает остальному топ-менеджменту работу над этой задачей.

Digital — это прозрачность

«Наш опыт показывает: наиболее успешные проекты получаются в том случае, если импульс трансформации в компании или идет сверху, или активно поддерживается наверху. Большинство проектов, связанных с транс­формацией, проходят в компании при личном участии генерального директора, который обладает конкретным видением того, куда он хочет привести предприятие в результате изменений, и тщательно изучает инструменты, которые помогут ему это сделать», — подчеркивает Азат Низамов, заместитель генерального директора «SAP СНГ».

В нынешних условиях руководителям нужно держать «руку на пульсе» предприятия. Это невозможно без доступа не только к основным показателям деятельности, но и ко всем аналитическим и первичным данным вообще. Трата времени на полуручную агрегацию, пересчет, консолидацию данных по многим направлениям бизнес-деятельности — это уже непозволительная роскошь. Более того, «цифровизация» — это не только скорость получения, но и новое качество данных, так как исключается человеческий фактор — неважно, ошибки ли это ввода данных или «бюрократические трюки» при их обработке.

Понятие Digital Enterprise означает предельную информационную прозрачность предприятия, что достигается высокой корпоративной культурой и техническим оснащением, а также формализованными бизнес-процессами. К цифровому предприятию ведет тотальная автоматизация технологических и производственных процессов. Все первичные производственные данные должны попадать в ИТ-системы по месту и времени своего возникновения. Но использование различных АСУТП и MES-систем следует рассматривать только как первый этап в построении цифрового предприятия. Огромные объемы производственных данных необходимо в режиме реального времени обработать, сопоставить с данными из учетных систем, систем планирования и прочих бизнес-приложений. Фактически идет речь о единой ИТ-системе (или глубоко интегрированных нескольких системах), которая позволяет топ-менедж­менту видеть любую аналитику по деятельности компании и принимать решения на ее основе в режиме реального времени. Основные эффекты от приставки Digital ожидаются в серьезном повышении производительности труда за счет увеличения доли бизнес- и технологических процессов, исполняемых с минимальным участием сотрудников, чья роль сводится к установке правил игры и мониторингу их выполнения.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF