Антон Гаврин, директор департамента информационных и телевизионных технологий компании «СТС Медиа», — о вызовах ускоренной «цифровизации»

Антон Гаврин проработал в медиаиндустрии много лет и потому хорошо знаком с бизнес-процессами компаний этой отрасли. В освоении производственных технологий ТВ-бизнеса ему помогает базовое образование радиоинженера, в управлении ИТ — МВА по специализации «информационный менеджмент (CIO)». Его приход в «СТС Медиа», где он сейчас занимает пост директора департамента информационных и телевизионных технологий, пришелся на этап тотальной «цифровизации» производственных процессов и существенного расширения каналов доставки видеоконтента через Интернет, в том числе через мобильные устройства. Он столкнулся с тем, что далеко не все сотрудники, занятые в производстве видеоматериалов и их доставке посредством ТВ и Интернета, в достаточной степени готовы опираться в своей работе на «цифру». Как же преодолевать разрыв в компетенциях между профессионалами-производственниками (телевизионщиками) и ИТ-специалистами, обеспечивающими все необходимое для работы в новой технологической среде, и будет ли ИТ-служба играть в ТВ-отрасли роль «первой скрипки»? Своими идеями и опытом ИТ-поддержки бизнеса, вынужденного семимильными шагами идти к полной «цифровизации», Антон Гаврин делится с нашими читателями.

Антон Гаврин

Возраст: 44 года

Образование: Московский авиационный институт, специальность «радиоэлектроника»; Академия народного хозяйства при Правительстве РФ, диплом МВА по специализации «информационный менеджмент (CIO)»

Послужной список последних лет:

2011 – настоящее время

«СТС Медиа», директор департамента информационных и телевизионных технологий

2009 – 2011

«Ай-Теко», зам. директора сервисного центра

«Техносерв АС», директор департамента управления проектами

2006 – 2008

«СБСистем» (входит в «КЭС-Холдинг»), генеральный директор

2005 – 2006

«РИА Новости», директор

департамента ИТ

2003 – 2005

Компания «Май», ИТ-директор

1996 – 2003

«НТВ-плюс», директор дирекции по ИТ

1995 – 1996

Diners Club Russia, технический директор

Как известно, медийный бизнес активно переходит на цифровые технологии. Каковы последствия этого явления для вашей компании?

В телевизионной индустрии цифровые технологии появились лет 10–15 назад, когда видеозаписи стали храниться в цифровом виде, правда, на традиционных для телевидения носителях — видеокассетах Betacam. В настоящее время цифровые технологии все активнее применяются в ТВ-отрасли. Контент уже не только хранится, но и обрабатывается в цифровом виде: и конвертация форматов, и передача материалов, и видеомонтаж производятся в виде файлов, а хранение осуществляется на более привычных для ИТ-индустрии дисковых системах или LTO-кассетах — таких же, какие обычно используются для резервного копирования данных.

Благодаря росту вычислительных возможностей компьютерного оборудования, телекомпаниии теперь в состоянии взять на вооружение то, что раньше было доступно только гигантам кинематографа, например 3D-графику и дизайн. Недавно мы внедрили рендер-ферму — вычислительный комплекс из 24 узлов, он позволяет быстро создавать 3D-модели и выстраивать на их основе видеосюжеты. На каждом из узлов производится расчет отдельных кадров, затем они собираются вместе, в результате получается анимированная картинка. На моей памяти раньше ничего подобного не было. Я еще застал время, когда специальный робот с механической рукой извлекал из хранилища нужные кассеты с материалами, которые надо было передать в эфир...

Изменились и форматы передачи данных. Вещание идет не только в эфир, но и через Интернет, а для интернет-трансляции требуются другие видеоформаты, поэтому мы заранее конвертируем материалы и затем выдаем их посетителям сайта. Как ни странно, такая конвертация оказалась весьма непростой — для этого мы применяем специализированные программно-аппаратные решения, которые оптимизированы именно для быстрого преобразования видеоформатов. Аналогичные решения используются и для подготовки к эфиру различных фильмов. Многообразие форматов, разрешений и соотношений размеров экрана, в которых их предоставляют нам производители, требует их предварительной конвертации.

Новая проблема, возникшая с массовым распространением переносных устройств, — передача видео на устройства разных форм-факторов и платформ: смартфоны, планшеты, ПК, телевизоры. Есть программно-аппаратные комплексы, которые конвертируют форматы «на лету» под конкретное устройство воспроизведения, и в перспективе мы их, вероятно, приобретем.

В чем лично вы видите главные проблемы «цифровизации» медийного бизнеса?

Главная проблема «цифровизации» ТВ-бизнеса в том, что от технического персонала требуются несколько другие навыки. Сотрудники, привыкшие работать с традиционными телевизионными технологиями, плохо ориентируются в ИТ. Они отличные специалисты в своей области, но когда дело касается компьютерных сетей, сложного ИТ-оборудования (систем хранения данных, больших вычислительных систем и пр.), они очень и очень смутно представляют возможности систем и их правильную интеграцию между собой. Со своей стороны, специалисты по ИТ стараются не погружаться в ТВ-процессы, поскольку плохо знают специфику телевизионного производства и избегают брать на себя ответственность за основной бизнес-процесс компании, в котором цена ошибки очень высока.

К сожалению, ситуация с кадрами со временем только усугубляется. Такое впечатление, что вузы, занимающиеся подготовкой кадров для телевидения, не обучают их новым, цифровым ТВ-технологиям. Хочется, чтобы появились хотя бы курсы, где можно было бы научить ТВ-специалистов эффективно работать с цифровыми медиа.

Каковы наиболее существенные последствия «культурного» разрыва между специалистами по ТВ и ИТ для компании? И что дало бы вашему бизнесу его устранение?

Самое сложное — быстрое принятие правильных технологических решений, касающихся как построения архитектуры, так и процессов вещания. Требуются люди, обладающие широким кругозором, ориентирующиеся в современной ИТ-индустрии и наряду с этим хорошо представляющие процессы подготовки материалов к эфиру и самого вещания. Получается, что одни знают, как надо, но не знают, где это применить, а другие видят проблему, но предлагают традиционные, зачастую неоптимальные пути ее решения.

Пока в роли такого интегрирующего звена приходится выступать мне, в силу своей должности, или менеджерам среднего звена, но хотелось бы, чтобы такие решения исходили от непосредственных исполнителей.

Какие действия предпринимаете, чтобы преодолеть этот разрыв?

Для начала мы объединили традиционную для ИТ службу ИТ-поддержки (Service Desk) со специалистами, которые занимались поддержкой рабочих мест ТВ-производства. Такое решение не только позволило оптимизировать численность персонала, оно еще обеспечило единую поддержку рабочих мест. Теперь неважно, случилась ли проблема с компьютером бухгалтера или с рабочей станцией дизайнера, готовящего анонс ТВ-программы, — на помощь приходят одни и те же специалисты. Более того, мы смогли организовать самообучение специалистов: они решают одинаковые задачи, знакомятся с новыми для них процессами, сообща ищут решение.

Следующий шаг, который предстоит, — объединение в общую службу высококвалифицированных специалистов, обслуживающих информационные системы и ТВ-комплекс. В ИТ это называется системным администрированием. Здесь задача гораздо более сложная в силу специфики используемых систем, и мы планируем сначала провести предварительное обучение.

Антон Гаврин, директор департамента информационных и телевизионных технологий «СТС Медиа»
«Сотрудники, привыкшие работать с традиционными телевизионными технологиями, пока плохо ориентируются в ИТ, а специалисты по ИТ стараются не погружаться в ТВ-процессы», Антон Гаврин, директор департамента информационных и телевизионных технологий «СТС Медиа»

Какие подразделения выступают в вашей компании главными генераторами идей, требующих внедрения новых решений в области ИТ и телекоммуникаций?

Наиболее активно новые идеи, для которых требуются новые ИТ, сейчас генерируют департамент маркетинга и наши интернет-проекты. Передача видео через Интернет — очень перспективное направление вещания, и здесь много интересных инновационных решений: OTT (передача видео с использованием стандартного протокола HTTP для устройств с разным разрешением и способом подключения), использование «второго экрана» (дополнительный контент на планшете пользователя, синхронизированный с происходящим на ТВ-экране) и т. п. Здесь есть чем заняться.

ТВ-подразделения, конечно, предпочитают более традиционные технологии, направленные на повышение надежности и скорости работы с материалами.

 

Как сейчас распределяются меж­ду подразделениями их доли в портфеле ИТ-проектов по стоимости их заказов?

Большая часть заказов примерно поровну делится между телевизионщиками и основным потребителем традиционных ИТ-услуг — финансовыми подразделениями. Суммарная стоимость заказов от других подразделений невелика, потому что такие проекты относительно недороги.

Какова динамика роста объемов и потоков данных в СТС за последние несколько лет? Как изменились требования к их созданию и приобретению, сбору, хранению и обработке в вашей компании?

Объемы данных электронной почты, финансового департамента, бухгалтерии и других непроизводственных подразделений увеличиваются примерно теми же темпами, что и в других компаниях. Существенно растут данные хранимого видео: нам требуется все больше дисковых подсистем, чтобы хранить видеоматериалы, в том числе данные монтажа, анонсы фильмов и пр. Рост происходит за счет того, что все чаще для оперативного хранения материалов мы используем не кассетные, а дисковые хранилища. Растет доля контента в высоком (HD) разрешении. Несмотря на то что мы пока не вещаем в HD-формате, исходные материалы стараемся сохранять с максимальным разрешением.

Определенная проблема есть с передачей данных. Быстро передать цифровое видео через локальную сеть удается далеко не всегда, иногда проще перенести видео на жестком диске — в определенном смысле такой способ традиционен (ведь раньше материалы передавались на кассетах). При передаче через Интернет сталкиваемся с ограниченной пропускной способностью каналов. Кроме того, при передаче видео партнерам в СНГ иногда возникают сбои с Интернетом.

Какие подразделения и какие системы вашей компании сейчас генерируют наибольшие объемы данных?

Если исключить подразделения, непосредственно связанные с видео, то наиболее активные генераторы данных сейчас — финансовые подразделения. Компания перешла на электронный архив, и теперь вся первичная бухгалтерская документация хранится в виде файлов с изображениями отсканированных документов. Они занимают довольно много места, и их объемы быстро растут. К счастью, это сказывается только на увеличении объемов хранения, но не накладывает высоких требований на полосу пропускания корпоративной сети.

 

Как в компании определяется ценность тех или иных данных? Какие системы являются источниками наиболее ценных для компании данных?

В компании принята политика по управлению данными, согласно которой все данные классифицированы по четырем категориям: критичные, стандартные, архивные и некритичные (отмечу, что в эту классификацию не включены видеоданные — они у нас считаются наиболее ценными, и для них действуют свои регламенты). По каждой категории имеются свои правила, определяющие периодичность резервного копирования и тестирования восстановления, а также длительности хранения. К критичным данным относится вся финансовая информация, данные информационных систем, общие файловые ресурсы, официальные отчеты, предназначенные для правления и совета директоров; к стандартным — данные поддерживающих информационных систем (например, систем ИТ, HR, административно-хозяйственного отдела), а также персональная информация, создаваемая нашими сотрудниками; к архивным — финансовые данные прошлых лет; к некритичным — данные систем мониторинга, системные журналы, резервные копии данных и прочие, потеря которых не приведет к негативным последствиям для компании. Как следует из классификации, источниками наиболее ценных данных являются в первую очередь финансовые приложения.

Что касается видеоданных, то ситуация следующая. У нас имеется архив с традиционными видеокассетами — они оцифровываются по мере необходимости. Цифровые видеоданные хранятся в ленточной библиотеке. Те, что требуют оперативного доступа, находятся на дисковой подсистеме. Чтобы обеспечить непрерывность бизнеса компании, у СТС есть два передающих центра — основной и резервный, в нем развернута еще одна ленточная библиотека, на нее копируется содержимое основной. Такая схема гарантирует катастрофоустойчивость нашего бизнеса.

Наиболее ценными видеоматериалами у нас считаются мастер-копии — те копии, на основе которых готовится эфир. Несколько менее тщательно мы храним анонсы фильмов и рекламные ролики, поскольку эти анонсы несложно изготовить снова, а рекламу повторно запросить у наших партнеров.

Ваша компания сталкивается с проблемой Больших Данных?

У нас нет Больших Данных в той трактовке, в какой их обычно рассматривают. Да, видеоматериалы имеют большие объемы, но это не данные из разнородных источников, которые надо как-то анализировать и выявлять закономерности, к тому же рост видеоданных вполне предсказуем. Наши главные проблемы, связанные с большими объемами данных, лежат в области передачи, хранения и приема видеоматериалов. Чтобы передавать видео между рабочими станциями, нужны локальные сети с высокой пропускной способностью. Даже сейчас, когда мы еще не работаем с видео­форматами высокого разрешения, на передачу данных с монтажной станции в цифровой архив требуются минуты — для нас это ощутимое время. Пока мы укладываемся в технологический цикл, но если компания перейдет на HD, нам придется существенно пересмотреть структуру наших компьютерных сетей и поискать более производительные решения (сейчас мы применяем сети в 10 Гбит/с, но теперь доступны решения, обеспечивающие 40 Гбит/с). Прием видеоданных через Интернет даже с учетом специализированных решений уже сейчас является одним из узких мест.

Что касается данных из транзакционных систем, то я бы не стал определять их как Большие Данные.

Какое место отводится в СТС анализу информации? Какого рода анализ проводится? Какие решения принимаются по результатам такого анализа?

В компании есть департамент исследований — подразделение, которое занимается анализом аудитории, там ведется обработка и анализ данных с показателями, характеризующими поведение и предпочтения аудитории (мы приобретаем эти данные у наших партнеров). Для такого рода анализа пару лет назад был приобретен специальный аналитический пакет — IBM SPSS. На основании результатов анализа этих данных принимаются решения об оптимизации сетки вещания и закупке фильмов, для управления лицензиями на показ приобретаемых материалов (в том числе для их долгосрочной расстановки по сетке вещания на весь период действия лицензий) и пр.

Основная проблема получения данных об аудитории в том, что телевидение не располагает эффективными каналами обратной связи. Очень хорошая в этом плане ситуация складывается в сетях кабельного вещания: их клиентское оборудование позволяет собирать и передавать оператору-кабельщику данные о том, что и когда смотрят зрители. Еще большие возможности по сбору данных об ауди­тории имеются у интернет-проектов. Используя эти данные, можно, например, передавать пользователям различную контекстную рекламу, рекомендовать сервисы и пр. Кстати, на сайте СТС такая практика уже ведется. Она сулит большие выгоды нашим рекламодателям, давая им возможность более точно таргетировать интернет-рекламу.

Анализируете ли вы данные социальных сетей?

Мы рассчитываем использовать некоторые возможности такого рода в наших интернет-проектах. Сейчас разрабатывается система рекомендаций для пользователей на основании сообщений, оставленных ими в социальных сетях: система пытается понять, чем пользователь интересуется, и подготовить для него рекомендацию относительно просмотра тех или иных наших видеоматериалов.

Куда, на ваш взгляд, будет двигаться ТВ-индустрия, каким вы представляете скорое цифровое будущее вашей компании и какую роль в этом будущем вы отводите ИТ-департаментам?

Полагаю, что телевидение, каким мы привыкли его видеть, отойдет в прошлое. Ключевое изменение будет заключаться в том, что рынком станут управлять потребители видеоконтента, а не его производители. Уже сейчас вы можете найти в Интернете практически любой интересующий вас видео­контент. Потребителям контента уже сложно навязать собственные подборки материалов — они сами выбирают, что и когда им смотреть. Могу предположить, что ТВ-компании, в том числе и наша, все больше внимания будут уделять интернет-проектам и интерактивному вещанию (видео плюс вспомогательный контент с возможностью собственного участия) — это удобно для зрителей. При этом они смогут выбирать, с помощью каких устройств и экранов просматривать предлагаемые материалы. Роль ИТ-департамента телевизионной компании будет заключаться в том, чтобы обеспечить клиентам соответствующие технологические возможности.

Как считаете, возможна ли (хотя бы в перспективе) ситуация, когда роль «первой скрипки» на ТВ возьмут на себя те, кто хорошо разбирается в ИТ и ясно понимает, как их использовать в технологических процессах телевизионных компаний?

В технологическом плане, безу­словно, это возможно. Телевидение — очень высокотехнологичная отрасль, и информационные технологии в широком понимании этого термина являются основой для ее развития. «Первую скрипку» они играть будут вряд ли: все-таки вопрос формирования ТВ-канала, подбора контента, учет интересов аудитории — это задача совсем не ИТ-специалистов. Информационные технологии, скорее, помогут сменить «скрипку» на «электронный синтезатор», но «играть» на нем будут все равно профессионалы в другой области.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF