Как изменились требования к соискателю на должность CIO за два кризисных года?
     По прежнему, как это ни банально звучит, в ИТ-лидере хотят видеть человека, понимающего бизнес компании. CIO отводится роль бизнес-партнера, который способен авторитетно рекомендовать, как с учетом долгосрочной стратегии может выглядеть бизнес компании и как в целом он будет развиваться. И хотя на рынке труда довольно много ИТ-директоров, но лидеров, в полной мере отвечающих указанным компетенциям, все-таки недостаточно.
     Кризис научил руководителей компаний в первую очередь эффективности. Он потребовал умения решать проблемы при использовании крайне ограниченных ресурсов и необходимости тщательно оценивать возможные риски. От «балласта» в структурах ИТ избавились еще в самом начале кризиса, и дальше сокращаться уже некуда. Сейчас приходится работать в условиях, когда необходимо не просто внедрять проекты, осваивая бюджеты, а предлагать решения в условиях практического отсутствия финансирования, поэтому на первый план выходят такие качества CIO, как творчество и изобретательность. На мой взгляд, кризисные изменения способствовали повышению качества работы, которую выполняют руководители ИТ.

Сейчас немало квалифицированных ИТ-менеджеров поглядывают в сторону госструктур как потенциальных работодателей. Насколько привлекателен в этом смысле госсектор?
     В госсекторе работать архисложно, и не каждый на это способен. Мне известны случаи, когда люди после успешной карьеры в крупных международных компаниях переходили в госсектор, но долго там не выдерживали. Считается, что если за год человек смог перестроиться, то он остается в госструктурах и дальше. Но многие уходят раньше.
     Как бы то ни было, в кризис госсектор стал действительно особенно притягателен. И одна из причин — это, конечно, стабильность. Если даже уволят, то со всеми полагающимися выплатами. А во-вторых, интерес ИТ-специалистов к государственным структурам объясняется активной позицией государства и его вниманием к инновационности. К этому можно относиться скептически, но в кризисные времена госсектор оказался одним из немногих секторов экономики, в котором продолжались ИТ-проекты. В условиях кризиса реализовывать их было непросто, тем не менее многие ИТ-компании смогли остаться на рынке именно благодаря этим проектам.

В последнее время мне довелось встретить немало ИТ-руководителей, которые пока пребывают в подавленном состоянии. Они объясняют это тем, что их компетенции не востребованы. Это действительно так?
     Я готова это подтвердить. Я тоже встречаю много талантливых людей, которые пребывают в подавленном состоянии, чувствуя себя нереализованными. Я обсуждала эту проблему со своими зарубежными коллегами (а европейский рынок, например, гораздо сложнее нашего) и все-таки склонна относить эту подавленность к российской ментальности наших кандидатов. Интересно, что по общему наблюдению наших западных коллег российские специалисты постоянно находят повод для неудовлетворенности. Наверное, это наша национальная черта: мы очень эмоционально относимся к каким-то изменениям, особенно если они не в нашу пользу, не можем с этими обстоятельствами справиться и забываем, что мы очень молодая с точки зрения бизнеса нация.
     При этом я нередко встречаю довольно молодых людей с симптомами «сгоревшего менеджера». Это состояние сопровождается разочарованием и подавленным настроением. Нам очень важно научиться реализовывать себя в любых условиях и находить больше причин для радостей. Важно помнить, что даже маленькая профессиональная удача — это уже повод для праздника.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF