Фундамент ИТ-архитектуры стройкомплекса Москвы был заложен 20 лет назад.

«В условиях правового контроля, с учетом масштабности задач такого мегаполиса, как Москва, работа строительного комплекса без ИТ немыслима»,  Светлана Бачурина, первый заместитель начальника Управления координации деятельности комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города МосквыСветлана Бачурина

Образование: Московский институт электронного машиностроения, специальность «Прикладная математика»
Послужной список последних лет:
1999 — настоящее время
Аппарат Правительства Москвы, первый заместитель начальника Управления координации деятельности комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города
1988 — 1999
НИИ Систем Мосгорисполкома, заместитель директора
1975 — 1988
НИИ Главмосстрой АСУС, начальник отдела

«В 1988 году уже начались предрыночные процессы, и многие стали понимать, что предстоит входить в рынок. Я тогда занимала должность заместителя директора НИИ при Мосгорисполкоме, — вспоминает первый заместитель начальника управления координации деятельности комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города Москвы Светлана Бачурина. — Тогда передо мной была поставлена задача создать систему информационного сопровождения реконструкции исторического центра Москвы. Помимо программного обеспечения оно должно было включать также правовое, организационное и технологическое обеспечение. Для этого требовался комплексный подход».

В основу концепции информационного обеспечения стройкомплекса города легла идея общей шины доступа, к которой подключались информационный центр, управлявший потоками информации, и технологический центр, управлявший шиной и взаимодействием всех участников процесса. Эти центры могли быть реализованы в рамках одной организационной структуры или распределены по разным. На основе этого опыта в 1991 году была сформирована и утверждена первая в городе концепция автоматизации управления.

Тогда в отрасли активно использовались возможности больших машин серий СМ и ЕС ЭВМ. Эта техника вполне справлялась с формированием монтажно–транспортных или сетевых графиков. «Нельзя сказать, что эти машины чем-то не удовлетворяли, просто пришло время задач иного класса и сложности, нужны были другие решения и подходы, — считает Бачурина. — Тогда все стали переходить на локальные сети и внедрять АРМы. Но мало кто понимал, что такая автоматизация не в состоянии решать большие, сложные задачи. Прежде всего нужна корпоративная логика работы: совместное использование информационных массивов и правильное разделение доступа к различным категориям информации (персональной, конфиденциальной и той, что выставляется на общий доступ)».

В то время очень важно было дать пользователю интеллектуальный инструмент, чтобы компьютер для него не был отдельно стоящей машиной, оторванной от всех прочих информационных ресурсов. За основу пользовательской платформы взяли функционал операционной системы компьютеров Apple Macintosh и уже на первых выставках Softool демонстрировали примеры реализации графических информационных систем (ГИС).

Тогда многие полагали, что для управления городом нужна модель геоинформационной системы, то есть системы, которая позволяет правильно воспринимать объект управления. Это очень важное осознание модели управления, поскольку в градостроительстве вся информация так или иначе связана с территорией.

«Но производственная деятельность чиновника сводится к работе с правильно оформленными документами. В городском управлении для принятия тех или иных решений нужна информация, которая включала бы в себя паспорт (описание объекта), примерное понимание его территориального расположения (адрес) и пр., — считает Бачурина. — Чтобы управлять, нужен в первую очередь сквозной документооборот! В концепции муниципального управления никогда не будет достоверной аналитики для доклада первому руководителю, пока на удастся реализовать сбор первичной информации с привязкой к объектам. Как следствие, АРМы должны быть не просто отделены, а увязаны в единую корпоративную логику с возможностью представления тематических слоев информации».

Бизнес-процессы градостроительства

«Технология регистрации деятельности инспекторов налажена настолько, что мы уже вводим в систему видео- и фотоинформацию о зафиксированных нарушениях и состоянии строек»,  Елена Мамышева, член совета главных конструкторов по реализации программы «Электронная Москва», заместитель генерального конструктораЕсли описывать в общих чертах задачи, которые решают городские градостроительные структуры, то в сущности их работа сводится к разрешительной и надзорной деятельности: с одной стороны, они разрешают строить, а с другой — следят за тем, как это происходит.

Чтобы дать разрешение на строительство чего-либо, необходимо иметь генеральный план города и понимать, а можно ли в том или ином месте вообще строить и насколько позволяют реализовать задуманный строительный проект коммуникации, эстетическое, нормативно обоснованное расположение объекта и пр. Чтобы проанализировать это, требуется большой объем работы.

Кроме того, необходимо провести экономическую оценку проекта. «В 1991 году появилось понятие инвестиционный контракт. Это был колоссальный прорыв, — вспоминает член совета главных конструкторов по реализации программы «Электронная Москва», заместитель генерального конструктора Елена Мамышева. — В то время в бюджете города средств не было, многие памятники старины требовали реставрации. Тогда инвестиционный контракт «50:50» предполагал, что инвестор, вкладывая деньги в реконструкцию здания либо в новое строительство, половину площадей отдает городу, а другую половину оставляет себе».

На следующей стадии проводится анализ проекта с точки зрения предельных показателей и мощности, которые можно ввести на этом участке (например, ограничения по этажности). Затем застройщик разрабатывает проектно-сметную документацию, которая проходит экспертизу городских властей. Только после этого выдается разрешение на проведение строительных работ.

Город осуществляет разносторонний надзор за строительством: чтобы транспорту, выезжающему за пределы площадки, мыли колеса, чтобы не вырубили деревья вокруг стройки, чтобы правильно велись скрытые работы, чтобы все прилегающие территории вокруг стройки перед сдачей объекта были приведены в порядок и пр.

Бизнес-процессы с точки зрения ИТ

Автоматизация деятельности ведомств и организаций стройкомплекса шла по пути автоматизации бизнес-цепочек и создания производственных систем документооборота. В 1996—1997 годах специалисты компании НТЦ ИРМ начали внедрять технологии, которые были построены по принципам workflow, и автоматизировали каждый шаг. Идея состояла в том, чтобы нельзя было совершить ни одного действия и не выдать ни одного важного документа, минуя систему.

Тогда для передачи документов внутри ведомства электронно-цифровая подпись (ЭЦП) была не нужна, все определяли внутренние регламенты. Но чтобы обеспечить передачу документов в электронном формате в другую организацию, функции ЭЦП были реализованы. Для этого использовались технологии и средства IBM, встроенные в платформу Lotus Notes. «В то время ничего лучшего для реализации workflow не было, — считает Мамышева. — Второй аргумент в пользу Lotus — легкая реализация технологии реплицирования данных, в том числе гарантированной доставки сообщений, что было крайне важно в условиях плохих коммуникаций. У нас во всех решениях было организовано центральное хранилище данных, и Lotus Notes позволял легко настраиваться либо по регламенту рассылки, либо по событию и передавать информацию в центральное хранилище».

Первая подобная система, разработанная и внедренная силами специалистов НТЦ ИРМ, автоматизировала процесс выдачи исходной разрешительной документации. На то время этот процесс требовал порядка двух сотен согласований. Электронная карточка записи по одному объекту включала тысячу полей, которые обеспечивали бизнес-процессы, поддержанные средствами workflow. В системе регистрировался каждый шаг, каждое согласование, формировались исходящие письма, которые одновременно дублировались по электронной почте.

«Чтобы охватить системой весь персонал учреждения, руководству (по его же распоряжению) в конце каждого месяца предоставлялись списки десяти худших пользователей системы, тех, кто, например, какие-то свои шаги или действия не зарегистрировал в системе, — вспоминает Мамышева. — В результате все очень быстро осознали, что возможности для злоупотреблений потеряны. С момента внедрения информационной системы эти ситуации просто стали исключены. Информация хранится в двух базах: фиксируется в той базе, где разрешения выдаются, а потом передается в центральное хранилище. Даже если предположить, что кто-то сможет проникнуть в базу организации, которая непосредственно выдает эти распоряжения, то в центральное хранилище документы поступают через час после выдачи. Туда никто не может проникнуть».

Следующим шагом была автоматизация экспертизы и согласования проектной документации в Мосгосэкспертизе. Там также были внедрены решения на базе технологии workflow, кроме того, создан электронный архив и организовано ретросканирование документов, начиная с 1995 года.

В 1999 году настал черед автоматизации Мосгосстройнадзора. «Это отдельный мир инспекторов, которые ходят по стройкам. Мы мечтаем сделать для них мобильное решение, но пока они, видимо, еще не очень в этом нуждаются. Сама технология регистрации всей их деятельности налажена настолько, что мы уже вводим в систему видео- и фотоинформацию о зафиксированных нарушениях и состоянии строек. В системе хранится вся история нарушений с 2000 года», — не без гордости рассказывает Мамышева.

Информационных систем было внедрено много, например, система финансово-инвестиционного контроля по бюджетному заказу в Департаменте градостроительной политике, но мы упомянули только наиболее знаковые.

В 2000 году было принято решение о создании единой интегрированной системы, в которой фиксируются все события по тому или иному строительному объекту, начиная с первого документа — инвестиционного намерения и заканчивая завершением строительства.

Задачи сегодняшнего дня

Масштаб управления, с которым приходится иметь дело в городском управлении Москвы, — 5 тыс. строек одновременно. Еще 10 тыс. строек находятся на стадии проектной и предпроектной проработки. Суммарно, в качестве объектов учета, на разных стадиях одновременно находится 25 тыс. объектов строительства. Каждый объект тянет за собой цепочку из нескольких десятков документов. На каждом этапе жизненного цикла инвестиционный объект имеет свою историю — от инвестиционного намерения до регистрации уже готового объекта недвижимости. С 2000 года вся история каждого объекта ведется в электроном виде.

Проект, который сегодня реализуется в Департаменте градостроительной политики Москвы, нацелен на создание ситуационного центра и системы видеонаблюдения за стройками. Это финальная стадия, к которой удалось приблизиться, идя по пути документационного обеспечения.

Идея ситуационного центра возникла довольно давно. «Ситуационные центры — это не просто возможность показать красивую трехмерную картинку и фотографию объекта. Это когда с фотоматериалами дается правильная аналитика, связанная с документационным потоком по объекту, информацией о его физическом и финансовом состоянии, адекватно отражающая ситуацию, сложившуюся в данный момент на объекте, — отмечает Бачурина. — На сегодняшний день у нас есть система документооборота общего пользования, в ней отражается информация о физическом состоянии объектов и имеющая отношение к ним разрешительная и правовая документация. Сегодня мы уже можем приступить к созданию ситуационного центра».

Так как сегодня в строительном процессе участвует большое число субъектов управления, расхождения по данным неизбежны, и становятся актуальны технологии, которые позволяют эффективно работать со множеством субъектов и их информацией. К примеру, при внесении изменений необходимо распространить их по всей цепочке и дать всем заинтересованным лицам возможность учесть их в своей работе. Этим и продиктован интерес градостроительной отрасли к портальным технологиям.

«Сегодня мы имеем право работать с объектом только тогда, когда он законодательно оформлен. Очень серьезные требования на нас накладывает правовая оболочка. Если раньше в строительстве было главное — строить, то сегодня мы создаем объекты недвижимости с большими капитальными вложениями, поэтому все, что с ними связано, подлежит тотальному учету и контролю. Для этого, собственно, и нужна сквозная портальная технология, — пояснила Бачурина. — Сегодня соответствие законодательным требованиям или не соответствие им — это дополнительные бизнес-риски. Мы заинтересованы строить не только за счет своих средств, но и привлекать к этому процессу иные источники финансирования».

По словам Мамышевой, сегодня при переходе к портальным решениям в систему включаются системы третьих лиц и их информация выкладывается на портале, к которому имеют доступ те, кто к нему подключен в силу служебной необходимости. «Для этого мы перешли на портальные решения на платформе Oracle SOA Suite. Любым городским организациям можем предоставить информацию на базе технологии Web-сервисов», — отмечает она.

Кроме того, единая информационная система увязана с организацией служб горячих линий стройкомплекса: туда попадают жалобы на строительные недоделки, на точечное строительство, а также обращения граждан, например, в случае аварий. Если дом сдан пять лет назад, но вдруг в процессе эксплуатации выявляются недоделки строителей, то операторам надо поднять историю объекта, выяснить, кто был генподрядчиком, заказчиком. Возможность получить эти сведения в оперативном режиме на своих рабочих местах в контакт-центре есть.

«Я согласна, что строителям на площадке вопросы ИТ мало интересны. Средний уровень руководителей эти задачи начинает воспринимать, но до конца еще не понимает, как это сделать. А вот самому высокому уровню значение ИТ в их работе уже понятно. Еще остается возможность получать информацию по телефону, из субъективных источников, и многим этого пока достаточно, однако сегодня функции государственного заказчика подняты на уровень чиновника, и цена его ошибки может быть крайне высока, — полагает Бачурина. — Сегодня каждая операция поднадзорна на государственном уровне. Если раньше огрехи некачественного управления были не очень значимы, то сейчас в этот процесс вмешиваются административные и правовые аспекты. Поэтому я считаю, что в условиях правового контроля, с учетом масштабности задач такого мегаполиса, как Москва, работа строительного комплекса без ИТ немыслима».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF