Без сомнения, вы уже знаете, что он повлечет другие проекты.

Знаете, у меня нет никакого желания вам об этом говорить как раз в тот момент, когда у пользователей технологий так успешно обстоит дело с виртуализацией, но тот проект по виртуализации, над которым вы в данный момент работаете, не закончится созданием сети систем хранения данных (SAN) и группы серверов виртуальных машин (VM). До этого далеко.

Без сомнения, вы уже знаете, что он повлечет другие проекты. Нужно будет добавить уровень виртуализации рабочего стола, скорее всего для подразделений, у которых невысокая потребность в ИТ. Вам нужно будет виртуализировать ряд приложений, укрепить магистраль сети, чтобы справлялась с дополнительным трафиком, модернизировать программы и управление сетью для поддержки виртуальных и физических машин в соответствующем состоянии.

Вам необходимо будет заняться профилактикой утечки данных, контролем доступа к специальным виртуальным машинам, управлением хранением и резервированием; возможно, обеспечением непрерывности бизнеса посредством виртуальных машин.

Если вы оптимист, то можете вообразить полную картину виртуализации — в которой сеть, файловая система, хранилище и приложения виртуализированы и контролируются неким подобием ИТ-менеджера — этакой сверхмашиной, закулисно ворочающей ресурсами и мощностями, в то время как пользователи беззаботно работают с ними, не имея представления, где или почему лежат манипулируемые ими сведения.

Бесспорный оптимист, аналитик ИТ-хранилищ и бывший интегратор Джордж Крамп, который, помимо неудачного замысла капитализировать конечного пользователя ИТ и видеть хранилище как ось, на которой вращается ИТ-мир, считает, что всеобщая виртуализация логична как серьезная окончательная цель проектов виртуализации.

Но после такой работы с абстрактными слоями ИТ-инфраструктуры, пока вся компания не будет плавать в океане виртуализации, где-то в вышине, над ее данными и компьютерными системами, пользователи по-прежнему будут жаловаться на невозможность работы с данными, которые вы сделали настолько доступными.

Проекты виртуализации подразумевают усовершенствование ИТ-архитектуры, но хорошая архитектура не обеспечивает хорошей компоновки.

Знаменитый архитектор Фрэнк Ллойд Райт, например, создавал прекрасные дома применительно к своему небольшому росту, а вот люди выше 175 см в них могли войти либо согнувшись, либо основательно приложившись головой к дверной перемычке.

В общих чертах это напоминает положение, в которое вы ставите пользователей, реструктуризируя вашу инфраструктуру, но оставляя данные как есть. Пользователям будет настолько легко добраться до данных, что они немедленно спросят, почему же с ними нельзя больше ничего сделать.

Это самая основная и самая надоевшая проблема ИТ.

Забудьте о виртуализации. Формат данных, структура базы данных, ограничения данных, несовместимые программы и разнообразие промежуточного программного обеспечения — вот настоящая ИТ-инфраструктура любой компании.

А все остальное — сколь угодно замечательное — всего лишь механизм доступа.

Шесть или восемь лет назад самые преуспевающие ИТ-руководители были одержимы идеей доступа и интерактивности. Ключ к успеху был в изыскании способов обмениваться данными между их компанией и партнерами, даже с наименьшим общим знаменателем форматирования данных и сетевыми подключениями, больше напоминавшими канатные мосты, чем высококлассные автострады.

Теперь самые успешные ИТ-руководители говорят о структуре данных как о базовом слое их инфраструктуры — фундаменте, на котором можно выстроить все остальное.

Имея правильные форматы — то есть самые простые, конвертируемые, доступные форматы и структуры данных, — они могут делать с данными все, что угодно, без искажений и преобразований, замедляющих весь процесс и чреватых новыми поломками программ.

Проекты формата данных менее привлекательны, чем большая часть инфраструктурных проектов. Никто из топ-менеджеров не заглянет в ваш офис, чтобы поговорить об очистке или миграции данных, дедупликации, конверсии формата.

Специалисты по маркетингу и топ-менеджеры, вероятно, не смогут даже сформулировать суть проблемы. Они знают только, что «системы» не позволяют сделать то, что им нужно сделать.

«Система» не может обрабатывать мешанину старых данных достаточно быстро и последовательно, чтобы позволить им собрать воедино сведения о продвижении новых товаров, анализы рынков, программы удержания клиентов или дополнительные услуги.

Но если вы пытаетесь выстроить новое на старом, прогнившем фундаменте, созданном ИТ-директором-пращуром, который был очень занят и у которого не было времени планировать будущее — пользователи обольют грязью вашу новую блестящую виртуализированную инфраструктуру и при этом поинтересуются, зачем они потратили столько денег — ведь они как не могли сделать что-то быстрее, так и не могут.

Извините, что сообщил плохие новости. На улице тепло, начался сезон отпусков, а грандиозным зрелищем лета, кажется, должны были стать VMware и Microsoft, тузящие друг друга, в то время как поставщики оборудования и программ с открытым кодом налегают с двух сторон.

Это будет забавно

Вам придется все же расширить представление о реструктуризации вашей инфраструктуры и перестройке архитектуры и отправиться к компьютерным занудам побеседовать о формате данных с администраторами базы данных.

Это неподъемно много, это скучно; и босс не погладит вас за это по головке. Но гарантирую, что администраторы баз данных будут в восторге от того, что кто-то понимает ценность структур данных, и у них наверняка возникнут новые идеи по их отладке. А если вы предпримите это во время работы над виртуализацией, возможно, вам удастся втиснуть все в одну группу проектных бюджетов. И тогда в целом все будет чуть менее болезненным.

Может быть...


Kevin Fogarty. Got a grip on virtualization? Not so fast. CIO.com. 05/15/2008

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF