Не без активной помощи крупных разработчиков П

Общие мои выводы по сегодняшней ситуации с легальным использованием ПО в России, а также перспективами развития и легальности использования ПО FOSS, озвученные в докладе «Открытое программное обеспечение: проблемы лицензирования и доказательства легальности» (текст доступен по ссылке www.korusconsulting.ru/images/news/OpenSource_n_Law_Sereda.zip), таковы:

1. Пиратство у нас будет практически при любых силовых мерах. Процент контрафактного ПО в ближайшее время едва ли удастся свести к уровню ниже 60%.

В США этот уровень, по последним данным, составляет 20% (см. отчет BSA and IDC Global Software Piracy Study —
global.bsa.org/idcglobalstudy2007/), при тех же, что и в РФ, ценах на ПО, среднем уровне доходов на душу населения 41890 долл. против 10845 долл. в России (см. отчет UNDP Human Development Report 2007/2008 – hdr.undp.org/en/reports/global/hdr2007-2008) и индексе восприятия коррупции 7,2 (20-е место в мире) против 2,3 в России (143-е место в мире) [см. отчет Transparency International за 2007 год – www.transparency.org/policy_research/surveys_indices/cpi/2007]. Думаю, теперь перспективы «догнать Америку» в области борьбы с пиратством обрисованы достаточно четко…

2. Подход к борьбе с пиратством в итало-американском стиле «ты нам за все заплатишь», конечно, обеспечит определенный рост продаж лицензий за счет запугивания корпоративных пользователей и внедрения ими методологии Software Asset Management, но вызовет по крайней мере два побочных эффекта:

а) корпоративные пользователи начнут считать деньги и перестанут бездумно закупать ПО, как только выйдет новая его версия;
б) корпоративные пользователи станут все серьезнее присматриваться к FOSS, по крайней мере к серверному и офисному ПО.

Считаю, что только силовыми методами проблему пиратства решить не удастся.

3. В настоящее время лицензионные соглашения на использование продуктов FOSS, заключенные на иностранном (как правило, английском) языке без строгого соблюдения письменной формы сделки, имеют законную силу в Российской Федерации только в том случае, если правообладатель является иностранным гражданином или юридическим лицом. Причем в стране гражданства указанного гражданина или государственной регистрации указанного юридического лица заключение лицензионных договоров на использование программ для ЭВМ должно соответствовать местным законам.

В этом случае срабатывает статья 1210 или 1211 Гражданского кодекса РФ о выборе права международной сделки.

4. Статус лицензионных соглашений на использование ПО FOSS, обеими сторонами которых являются граждане РФ или юридические лица, зарегистрированные на территории РФ, остается сегодня спорным и, вероятнее всего, в каждом конкретном случае последнее слово будет оставаться за судом. Поэтому отечественным разработчикам и интеграторам следует позаботиться о пользователях своих продуктов FOSS и подготовить лицензионные соглашения, которые соответствовали бы российскому законодательству и были полностью совместимы с лицензиями FOSS. Факт такой совместимости, скорее всего, можно подтвердить только материалами специально проведенной юридической экспертизы.

5. Факты изъятия милицией на экспертизу компьютеров с GNULinux и установленным FOSS будут иметь место и, наверное, даже участятся, но с расширением использования свободных и открытых программных продуктов должна будет постепенно установиться и правоприменительная практика, что в итоге сделает подобные случаи редкостью.

В то же время нельзя забывать о консервативности отечественной милиции и достаточно низком уровне технической, а нередко и правовой, грамотности оперативных сотрудников, занимающихся борьбой с пиратством. Так что следует говорить о сроке признания FOSS порядка пяти лет, а то и больше.

Немного отойдя от основной темы, следует отметить, что переход на использование программных продуктов FOSS, как бы там ни было, означает снижение затрат на закупку ПО (однако не всегда — снижение совокупной стоимости владения). Это связано с тем, что за сами программные продукты (то есть за разрешение пользоваться ими) в случае FOSS платить не нужно, и если поставщик просит деньги «за экземпляр», то эта сумма не должна превышать стоимости записи данных на диск и оформления «коробки» (и не только в случае с лицензией GNU GPL). В противном случае поставщик продуктов FOSS лукавит и просто пытается получить незаработанные им деньги, пользуясь тем, что компании привыкли платить за ПО как таковое.

Если разработчик, согласно лицензионному соглашению FOSS, обязуется предоставить полный исходный код своего программного продукта, то, даже если скомпилированная версия продается, всегда можно загрузить исходный код и скомпилировать его силами собственных ИТ-специалистов. Поэтому платные продукты FOSS должны вызывать у ИТ-директора вопрос: «А за что конкретно берется плата?» Если плата взимается за поддержку продукта, гарантийное обслуживание и т.п., и она адекватна объему оказываемых услуг, то поставщик, скорее всего, добросовестный. Если же плата взимается только лишь за «бумажное» лицензионное соглашение, с печатью правообладателя, то следует задуматься о том, не лучше ли загрузить этот продукт с иностранного сайта основного разработчика (львиная доля популярных продуктов FOSS разрабатывается за пределами России, но русский язык поддерживает, как, например, дистрибутив Ubuntu Linux) и воспользоваться статьей 1210 или 1211 ГК РФ.

Сергей Середа — директор Департамента сертификации и лицензирования ПО КИСУ, ООО «ЭнергоДата», serge_sereda@hotmail.com

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF