Говоря о состоянии основных фондов в России, обычно упоминают об их сильной изношенности, а также о том, что редкое предприятие сегодня уделяет достаточно внимания управлению этим ресурсом.

Говоря о состоянии основных фондов в России, обычно упоминают об их сильной изношенности, а также о том, что редкое предприятие сегодня уделяет достаточно внимания управлению этим ресурсом. Использование современных автоматизированных систем для управления основными фондами — и вовсе экзотика.

Изношенность основных фондов в нашей стране стала притчей во языцех. Вот один из свежих примеров. Прошедшим летом на заседании комиссии под руководством первого заместителя Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева обсуждалось состояние сети распространения телепрограмм. Вопрос этот был поднят не случайно: около 80 % оборудования, используемого для вещания общероссийских и государственных теле- и радиопрограмм, выработало технический ресурс. Техногенной катастрофы это, скорее всего, не вызовет, но развитие процесса возникновения аварийных ситуаций, если не принять соответствующих мер, обеспечено.

Разумеется, не только Россия использует старое оборудование, подчас полувековой давности. В западных странах, и даже в США, эксплуатируют оборудование, возраст которого достигает 50-60 лет. Никто там по этому поводу не бьет тревогу, потому что, во-первых, срок жизни некоторых видов основных фондов, заложенный при конструировании, может достигать 80 лет. Во-вторых, за состоянием оборудования на западных предприятиях тщательно следят, осуществляя серьезный мониторинг и вовремя проводя необходимые ремонты.

На Западе уже давно в ходу автоматизированные системы управления основными фондами. Ведь основные фонды предприятия — это большое число объектов недвижимости, единиц машин и оборудования, зачастую размещенного на географически удаленных площадках.

Раз есть спрос, есть и предложение — целый ряд компаний предлагает сегодня автоматизированные системы управления основными фондами предприятия — EAM (Enterprise Asset Management). Этот термин был веден в 90-х годах ХХ века аналитической компанией Gartner. EAM-системы — это, по сути, усовершенствованные системы управления ремонтами (Computerized Maintenance Management Systems, CMMS), существующие на рынке уже более 20 лет.

EAM-системы помогают управлять полным жизненным циклом оборудования, начиная с его проектирования, изготовления, монтажа, ремонта, модернизации и т. д. и заканчивая списанием и утилизацией. Поскольку для обслуживания оборудования требуются квалифицированные специалисты, EAM-системы обладают набором функций для управления персоналом (анализ квалификации, соответствие требуемой компетенции и др.).

В число базовых функций EAM также входят планирование и диспетчеризация заказ-нарядов, регистрация всех транзакций в финансовой системе по всем процессам, учет расходов на ремонтные работы, автоматизированный документооборот, управление складскими запасами и ряд других.

Польза EAM для бизнеса

Как известно, прибыльность предприятия зависит от стоимости основных средств и их рентабельности (отношение балансовой либо чистой прибыли предприятия к стоимости основных средств и других внеоборотных активов). Избыток материальных активов на балансе ведет к уменьшению прибыльности, в конечном итоге затрудняет привлечение внешних инвесторов, препятствует успешному развитию, снижает конкурентоспособность.

«EAM-системы помогают управлять модификациями оборудования, проводить аттестации, лицензирование, анализ безопасности и т. п. Все эти процессы взаимосвязаны, их результаты имеют взаимное влияние. Например, отрицательные результаты аттестации какого-то элемента могут привести либо к модификациям, либо к изменению структуры ремонта для этого элемента, либо к пересмотру проекта модернизации или переоснащения производства», — Владимир Гусев, руководитель группы внедрения и сопровождения системы ФОБОС на Игналинской АЭС.

Количество основных фондов можно оптимизировать и использовать их с большей отдачей. Опираясь на EAM-систему, предприятия имеют возможность перейти от планово-предупредительного ремонта к ремонту по состоянию и к эффективной организации профилактического обслуживания, предотвращая простои и аварии, увеличивая срок работы оборудования.

EAM-системы позволяют также достичь прозрачности ремонтов. Зачастую топ-менеджмент не имеет четкого представления о том, на каком основании и по каким статьям формируется ремонтный бюджет, на что он расходуется. Благодаря EAM менеджеры, отвечающие за обслуживание оборудования, могут обосновать и фактически подтвердить необходимые расходы на каждый объект инфраструктуры. «Анализ затрат в привязке к конкретным участкам (установкам, блокам и т. д.) позволяет дать компетентные выводы для замены или ремонта узла либо агрегата», — отметил Александр Кащеев, начальник отдела информационных технологий предприятия «Волжский Оргсинтез». Это важно в условиях роста цен на энергоресурсы, так как компании, не имея возможности обновить производственное оборудование, вынуждены искать скрытые резервы для снижения затрат.

Есть еще один немаловажный момент. «Благодаря ведению истории обслуживания и ремонтов оборудования в EAM-системе сохраняется вся информация об операциях с оборудованием. Увольнение ключевого специалиста или потеря документации не влечет за собой никаких последствий для дальнейшего обслуживания оборудования», — отметила Надежда Прожогина, директор по продажам и маркетингу компании Datastream Solutions CIS.

Парадоксы спроса

Казалось бы, польза от внедрения EAM-систем очевидна. Но по наблюдению экспертов, спрос на них на отечественном рынке весьма невелик. В чем же причина?

Причин несколько. Одна из них — отсутствие культуры управления основными фондами. Наша страна много десятилетий развивала свою экономику, мягко говоря, неадекватными методами. Положительные тенденции наблюдались только первые десять лет после Второй мировой войны, когда на восстановление отечественной промышленности направлялись значительные деньги, но при этом соблюдался строжайший режим экономии. Потом в стране долгие годы господствовал социалистический метод совокупного планирования: отсутствовала коммерческая составляющая, и экономический эффект по отдельным статьям не подсчитывался.

«Поэтому многие инициативы просто сходили на нет, — уверен Дмитрий Шехватов, заместитель генерального директора IFS Russia & CIS. — До сих пор во многих отраслях ремонты и обслуживание основных фондов — далеко не самая существенная статья издержек, и на эту сторону деятельности руководство предприятий часто просто не обращает внимания».

Запоздалый переход к рыночной экономике при отсутствии культуры ведения бизнеса обернулся погоней за легкой прибылью. «В России многие предприятия до сих пор работают с маржой более 50%. До 1998 года она нередко достигала 200%, поэтому предпринимателям было незачем задумываться об экономии, — пояснил Шехватов. — На Западе борются за каждый процент прибыли и ищут любые возможности для экономии. Так живет цивилизованный мир, к которому мы пока не принадлежим. В России многие не представляют, где и как можно сэкономить на ремонтах, потому что никогда этим серьезно не занимались».

Проблема еще и в том, что многие предприятия вообще не могут оценить рыночную стоимость оборудования. «Мы столкнулись с этим, работая с крупным водоканалом Центрального региона России, — вспоминает Шехватов. — Что зарыто в земле, реально никто не знает». Между тем у любого оборудования должны существовать четкие критерии состояния, изношенности. «Примерные описания имеются, но они, как правило, не дают целостной картины. Бухгалтерия не ведет учет затрат на единицу оборудования, а амортизационная стоимость по бухгалтерской ведомости, согласно которой полностью амортизированное оборудование вроде бы уже ничего не стоит, — из разряда лукавства», — добавляет Шехватов.

«Среди других причин — серьезный спад производства, наблюдавшийся в России в течение многих лет, — считает Денис Иванов, заместитель директора по продажам Columbus IT Russia. — Многие промышленные предприятия прекратили существование или были существенно реорганизованы. Там, где промышленность возрождается, на первый план традиционно выходят учетные задачи, управление себестоимостью продукции, планирование закупок сырья и материалов. Это решается средствами систем класса ERP». По словам Иванова, в стране не так много предприятий, которые уже прошли все этапы первичной автоматизации и перешли на комплексные ERP-системы. Да и те, которые перешли, пока не в силах взяться еще за один серьезный проект. Кроме того, до последнего времени во многих популярных ERP-системах встроенных EAM-решений просто не было.

Есть еще одна причина: в России пока мало кто знает, что такое системы EAM, считает Иванов. Однако пионеры есть, как и в каждом деле. Спрос на EAM очень мал, но в нашей стране есть компании, уже внедрившие системы управления основными фондами. Естественно, первый вопрос: зачем им это понадобилось.

Зачем им понадобилась EAM

«Петербургский нефтяной терминал» взялся за внедрение EAM-системы Datastream 7i потому, что здесь важно поддерживать непрерывный производственный процесс — это стратегическая задача предприятия. В результате реализации проекта служба главного инженера рассчитывала получить возможность наблюдать текущее состояние оборудования, вести его историю, проводить анализ неисправностей, отслеживать срок выработки ресурса, так как производственный цикл предприятия круглосуточный. Службам главного механика и главного энергетика необходимо постоянно иметь информацию по обеспеченности запчастями критичного оборудования и отслеживать исполнение бюджетных статей по ремонтам.

Для предприятия «Волжский Оргсинтез», где происходит внедрение EAM-системы iMaint американской компании DPSI, также важна стабильность производства. Автоматизация управления активами предприятию нужна для того, чтобы увеличить срок эксплуатации оборудования, повысить прозрачность расходования средств на его обслуживание, оптимизировать численность ремонтных подразделений и синхронизировать работу служб, занятых обслуживанием оборудования. В число задач данного проекта входили также разработка классификаторов оборудования, получение инструмента для анализа и оценки качества ремонтов, анализа загруженности ремонтных бригад, а также сокращение аварийных работ, количество которых до начала проекта составляло 70% от общего числа ремонтов, и др.

На принятие решения об автоматизации управления основными фондами на «Волжском Оргсинтезе» оказали существенное влияние такие факторы, как отсутствие или недостаточная паспортизация оборудования, отсутствие учета простоев оборудования и причин, которые их вызвали, отсутствие хранилищ данных эксплуатационной и ремонтной документации или ограниченный доступ к ним и, опять-таки, отсутствие нормативной базы затрат на ремонтную деятельность.

Санкт-петербургский хлебозавод «Муринский», также внедряющий систему iMaint, поставил задачу планировать ремонты оборудования таким образом, чтобы их можно было производить, согласуясь с основным технологическим циклом предприятия и не отказываясь из-за них от целого ряда заказов.

Крупнейшее по мировым меркам газотранспортное предприятие «Тюмен-трансгаз», имеющее на территории трех субъектов Российской Федерации огромное количество оборудования и техники, внедряя у себя систему Datastream 7i Extended, стремилось решить задачу своевременного поступления информации о состоянии оборудования прямо с мест его размещения.

Это необходимое условие качественного управления основными фондами предприятия.

Эстонское предприятие «Нарвские электростанции» осуществило внедрение системы технического обслуживания и ремонтов на базе ERP/EAM-системы IFS Applications. Основными причинами инициации проекта стали необходимость накопить историю эксплуатации вновь вводимого и модернизированного оборудования, сформировать базу данных этого оборудования.

Причины, побудившие Игналинскую АЭС создать на базе IFS Applications систему управления ремонтами ФОБОС, понятны без особых пояснений: от исправности и нормального функционирования оборудования здесь зависит безопасность работы и самой АЭС, и жизнь на огромной территории вокруг нее.

Сложности преодолимы

Каждое предприятие в ходе проекта обязательно сталкивается с какими-то проблемами. Абсолютно «гладких» проектов не бывает, однако желание достичь положительного результата, решить стоящие задачи помогает проектным командам и руководству предприятий со всеми проблемами справиться.

Александр Соколов, начальник отдела ИТ предприятия «Петербургский нефтяной терминал», руководил внедрением EAM-системы со стороны заказчика. По его словам, самой сложной частью проекта оказался ввод в систему первичных данных и создание структуры учета. «Следовало бы организовать работу с системой так, чтобы данные об оборудовании вводили сами пользователи, но для этого зачастую не хватает ни времени, ни квалифицированных специалистов. Ввод данных силами сторонних сотрудников все равно отрывает специалистов предприятия от основной деятельности, потому что только они знают структуру построения объектов учета», — отметил Соколов.

Мнение представителей предприятия «Тюментрансгаз» сходно с мнением Соколова: они отметили, что наиболее важной и сложной в ходе создания системы была разработка иерархической структуры оборудования и определение степени ее детализации, разработка системы идентификации объектов. Много времени и усилий потребовалось для наполнения справочников.

Кащеев вспоминает: «Самым сложным этапом проекта на «Волжском Оргсинтезе» оказалось формирование и согласование бизнес-процессов в новых условиях. Много времени и сил было потрачено на выработку единого видения работы производственных и сервисных подразделений с учетом автоматизации основных задач по взаимодействию. Иногда приходилось принимать волевые решения о введении нового порядка работы».

Николай Писаревский, директор по производству хлебозавода «Муринский» (он входит в состав компании «Хлебный Дом»), отметил, что наибольшие сложности были связаны с человеческим фактором: сопротивление сотрудников иногда напоминало умышленный саботаж.

По словам Гусева, одним из самых сложных моментов проекта на Игналинской АЭС стало формирование проектной команды. «Когда мы начинали, то не владели методологией внедрения, и затраты времени были просто огромными. Этого можно было избежать, если бы с начального этапа и вплоть до запуска системы в промышленную эксплуатацию большую часть работ мы доверили сторонней фирме, специализирующейся на внедрении EAM-системы и обладающей необходимыми знаниями», — подчеркнул Гусев.

Достижения, впечатления, рекомендации

Система Datastream 7i, по мнению Соколова, достаточно легко адаптируется под существующую схему ведения дел на предприятии. «Применение регламентированных бизнес-процессов добавляет некоторую бюрократию, но зато формализует производственный процесс, а это необходимо для поддержания стандарта менеджмента качества ISO 9000», — считает он. В процессе работы над пилотным проектом была реализована стыковка с АСУТП и геоинформационной системой. «Сегодня мы имеем возможность отслеживать различные параметры технологического оборудования и на основе всех данных автоматически формировать задания на ревизию оборудования, — рассказал Соколов. — Интеграция с ГИС позволила нам построить схемы расположения оборудования, технологических и вспомогательных трубо-проводов и затем своевременно вносить изменения. На специальной карте автоматически отображается текущее состояние оборудования».

Что касается самого выбора системы, то Соколов уверен, что для управления основными фондами лучше применять специализированное решение, а не один из модулей ERP-систем, чей функционал ограничен, «поскольку ERP-продукты предназначены для решения иных задач».

По словам Кащеева, перестройка бизнес-процессов на предприятии началась задолго до старта проекта автоматизации. Сначала определялись ключевые моменты бизнес-процессов, а потом отдельные функции распределялись между персоналом и программным обеспечением. Недостатком системы iMaint Кащеев считает частичное отсутствие процессов и стандартов по методологии MRP II, полнофункционально реализованных в современных ERP-системах и их логистических модулях. «К сожалению, в системе iMaint, как и в других системах класса EAM, невозможно реализовать задачи логистики и складского учета так же глубоко, как в системах уровня Microsoft Dynamics, бизнес-приложениях SAP, Oracle и других», — заметил Кащеев. Результатом проекта на «Волжском Оргсинтезе» стало повышение дисциплины формирования достоверной информации об оборудовании. Работа ремонтных служб приобрела четкость и организованность. «Наличие доступной справочной информации по составу и виду оборудования, техническому обслуживанию, технологическим картам и т. д. дает широкие возможности для оценки состояния основных средств, подготовки нового персонала по обслуживанию оборудования», — подытожил Кащеев.

Что касается решения IFS, то по словам Владимира Велицкого, руководителя проекта по внедрению IFS EAM на «Нарвских электростанциях», выбранный продукт практически без изменений «лег» на существующий на предприятии бизнес-процесс. Система позволила описать не только отдельные единицы оборудования, но также объединить их в иерархические структуры и зафиксировать связи между элементами. «При внедрении модуля управления заказ-нарядами удалось учесть все требования правил эксплуатации электростанций, соблюдаемых с советских времен, при этом все виды печатных форм заказ-нарядов для ремонта обеспечивались в автоматизированной системе», — отметил Велицкий.

На хлебозаводе «Муринский», по словам Писаревского, эффект от внедрения только одного модуля iMaint сказался уже спустя несколько месяцев. «В два раза снизился индекс отказа оборудования, из перечня ремонтных работ были исключены избыточные операции», — отметил Писаревский.

* * *

EAM-системы применяются в мире уже довольно широко. Отдача от этих проектов высока: эксперты подсчитали, что большинство проектов окупается менее чем за полтора-два года. Прогнозируя экономический эффект, обычно приводят такую цифру: затраты на ремонтные работы сокращаются почти на 20 %. Само внедрение, опять-таки по словам экспертов, не вызывает больших сложностей, поэтому практически все проекты заканчиваются удачно.

Елена Шашенкова — корреспондент еженедельника Computerworld Россия, elenash@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями