По данным Некоммерческого партнерства РУССОФТ, в 2005 году экспорт российского программного обеспечения вырос на 30% и достиг 1 млрд. долл.

Вместе с тем складывается впечатление, что на фоне увлечения модной темой офшорного программирования, падает интерес к судьбе участников внутреннего рынка. Подтвердить или развеять некоторые наши сомнения мы попросили президента НП РУССОФТ Валентина Макарова.

Разделяете ли вы мнение о том, что развитие офшорного программирования препятствует развитию внутреннего ИТ-рынка России, поскольку отвлекает ресурсы?

Нет, не разделяю. Если бы не было аутсорсинга разработки ПО на экспорт, большая часть российских программистов либо уже уехала за границу из-за отсутствия заказов в России (по нашим расчетам экспорт ПО из России составляет не менее 30% всего объема производимого в России ПО), либо имела более низкую квалификацию и очень ограниченный спектр имеющихся технологий (поскольку не смогла бы получить необходимый опыт конкурентной борьбы и решения самых разных задач на чужих рынках). Кроме того, задачи офшорного программирования заставили компании идти в вузы и готовить себе кадры, так что часть качественного ресурса, о котором вы говорите, вообще никогда не попала бы на рынок без усилий экспортеров.

В целом хотелось бы развеять мнение о том, что все разработчики только и мечтают о работе на западных заказчиков. Многие наши компании успешно работают и в России, и за рубежом. Они побаиваются рассказов о коррупции (особенно связанных с государственными заказами), но с надеждой смотрят на развитие российского рынка и ждут, когда он сможет потреблять их услуги.

Некоторые крупные российские компании внутри России торгуют по иным ценам, нежели на зарубежных рынках (например, нефтегазовые компании). Могут ли рассчитывать на скидки отечественные предприятия — клиенты услуг создания ПО на заказ? Насколько велика разница в ценах для зарубежных и российских клиентов?

Многие наши компании полагали, что российские компании не могут заплатить им мировую цену. Представляете их всеобщее удивление, когда оказалось, что такое мнение справедливо лишь отчасти, причем на не очень развитых сегментах рынка. На Третьем форуме ИТ-директоров в прошлом году наши коллеги из Клуба 4CIO сравнили цены, и оказалось, что внутренние цены аутсорсинга подчас превышают мировые!

Почему наш рынок не следует примеру нефтяного рынка? Потому что он создавался и развивался независимо от государства, исключительно на рыночных основах. Никто не раздавал собственность, но никто и не регулировал рынок. Цена услуг определялась, только исходя из затрат на их предоставление и реального спроса на них.

Насколько вероятна, на ваш взгляд, ситуация, когда российские предприятия предпочтут размещать заказы на создание ПО не в России, а, например, в Белоруссии, Украине или в той же Индии (например, из-за того, что сочтут их услуги более выгодными с точки зрения соотношения цены и качества)?

Если это произойдет в массовом масштабе, то только по вине российских разработчиков. Для отдельных ниш рынка российским ИТ-директорам будет выгоднее идти с заказами в соседние страны, а по очень крупным проектам — в Индию или США. Да, уже сейчас крупнейшие добывающие предприятия размещают некоторые заказы на разработку ПО в других странах. Но в своей массе российские производители способны предоставить комплекс услуг практически для всех секторов российского рынка.

Проблема может быть в том, что российский ИТ-директор сильно вырос. Он-то уж точно не даст никаких поблажек российскому поставщику и потребует, чтобы качество услуг соответствовало мировому уровню. Ему нужно решить конкретную задачу, а не разрабатывать ПО, с помощью которого он должен будет потом эту задачу решать.

Чем раньше наши разработчики примут это как аксиому, тем быстрее они заполнят российский рынок услуг в сфере ИТ. Займут они его обязательно, потому что у них есть ключевые преимущества: единый язык коммуникаций, знание национальной психологии, наработанные связи с сообществом ИТ-директоров.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями