К 2010 году ИТ-директора окажутся заложниками нескольких поставщиков-монополистов, по прихоти которых ПО будет оставаться дорогим и сложным.

{Сценарий первый}

Земля, где правят монстры

К 2010 году ИТ-директора окажутся заложниками нескольких поставщиков-монополистов, по прихоти которых программное обеспечение будет оставаться дорогим и сложным.

Поставщики программного обеспечения подобны динозаврам — они живут в окружающей среде, которая благоприятствует их росту до громадных размеров.

Чем крупнее производитель, тем безопаснее чувствуют себя с ним директора информационных служб. Но вряд ли они счастливы с этими монстрами. Большинство из них не выносит бесконечные циклы усовершенствований и комплексное техническое обслуживание, которые навязывают крупные компании. Однако такой производитель гарантирует больший срок службы продуктов и предлагает комплексы программ, которые зачастую легче интегрировать, чем приложения от мелких производителей. Монстры правят не потому, что они лучше, быстрее или эффективнее своих меньших собратьев, но потому, что они решают ряд (хотя и далеко не все) интеграционных проблем, с которыми постоянно сталкиваются ИТ-директора.

Именно поэтому ИТ-директора продолжат «закармливать» монстров и морить голодом тех, кто поменьше, вплоть до 2010 года. Между тем процветать будет аутсорсинг и поставка услуг, в которых интеграция, модернизация и доработка программного обеспечения составляют существенную часть общей цены. Программному рынку неминуемо предстоит фаза гиперконсолидации.

Если только Web-службы не дотянут до того времени, когда связанные с ними обещания начнут выполняться, — весьма вероятно, что не дотянут, — интеграция останется тяжким бременем, увеличивающим общую стоимость владения и до предела усложняющим ИТ. Интерес к аутсорсингу будет усиливаться, поскольку многие компании считают, что их ИТ-службы не в состоянии решать проблемы интеграции самостоятельно. Развитие Web-служб останется под жестким контролем горстки крупных производителей, у которых нет никаких экономических стимулов решать подобные проблемы: это предоставит клиентам свободу выбора в пользу меньших, более проворных конкурентов.

Программы с открытым кодом также не станут ответом на проблемы интеграции, хотя и будут по-прежнему служить мощным фактором снижения цен в избранных областях программной инфраструктуры. Действительно, открытый код в состоянии к 2010 году превратить дорогостоящие СУБД, такие как Oracle и IBM DB2, в ширпотреб. Мелкие поставщики будут ориентированы на модель открытого кода, так как она снизит их маркетинговые затраты. Вместо того чтобы вкладывать от 15 до 50% своих доходов в обеспечение продаж, они потратят их на создание клиентской базы, а затем будут продавать услуги и прикладные решения.

Если свободно распространяемые программы овладеют крупными корпоративными ИТ-инфраструктурами, то это станет импульсом для разработки методологии интеграции программ с открытым кодом в качестве альтернативы сегодняшней модели Web-служб. Но решение проблемы интеграции настолько сложно, что вряд ли это случится, — если только во главе не встанет некто, обладающий пониманием технологий и способностями лидера, подобный Линусу Торвальдсу.

Как результат в 2010 году ИТ-директора крупных компаний окажутся еще более связанными устаревшей экономической моделью закупок, развертывания и поддержки программного обеспечения. Постоянно уменьшающееся число крупных поставщиков будет означать повышение цен, сужающийся выбор, более высокую стоимость миграции на программное обеспечение другого поставщика и растущую замкнутость поставщиков. Существует модель, которая могла бы заставить «динозавров» повиноваться. Следуя ей, поставщики продавали бы свои приложения как специализированные, глубоко конфигурируемые компоненты, модернизация которых производится автоматически и которые допускают интеграцию с любым типом систем без дополнительных затрат при минимальных усилиях. Предприятия платили бы за эти приложения только по мере их реального использования.

Тем не менее это предвидение не сбудется в 2010 году — по чисто экономическим причинам. Уолл стрит в состоянии удерживать на должной высоте биржевой курс акций компаний, отстаивающих крупные авансовые лицензионные платежи, каждый квартал приносящие новые доходы. Крупные производители вложили слишком много средств в существующую модель, чтобы открыть свои рынки для меньших по размеру конкурентов. (Иная точка зрения изложена по врезке «Открытый код убивает Голиафа».)

«Для клиентов это [корпоративная программная бизнес-модель] все равно что быть заложниками», — говорит Жюли Гиера, вице-президент Forrester Research.

Заложники

ИТ-директора терпеть не могут принятую в настоящее время модель купли-продажи комплексных программных систем для бизнеса, таких как ERP и CRM. Дело в том, что затраты на интеграцию при этом лежат на покупателе. Малые поставщики в отличие от более крупных коллег часто предлагают большие возможности, но поскольку стандартной технологии для связи программных продуктов различных производителей не существует, ставка на маленькие компании — более рискованный выбор. По мнению аналитиков Forrester, объединение многих поставщиков в рамках стратегии «лучшие в своем классе» может привести к значительному росту стоимости внедрения и потребовать на 25-37% больше времени, чем интегрированные пакеты от одного крупного поставщика.

Таким образом, ИТ-директора полагаются на удачу в отчаянной игре на угадывание, состоящей в попытке заранее определить, сколько будет стоить компании пакет корпоративных приложений, если бизнес-подразделения захотят принять его и если он в действительности окажет благотворное влияние на результат бизнеса спустя месяцы или даже годы разрушительных перемен. В ходе проведенного в 2002 году опроса 600 представителей компаний, купивших программное обеспечение CRM, аналитики Gartner обнаружили, что в среднем 42% лицензионных программных продуктов залеживались на полках предприятий без использования.

Несмотря на такие потери, покупатели пакетов корпоративных бизнес-приложений прикованы к своим поставщикам. Переход от одного поставщика к другому обойдется слишком дорого: по мнению аналитика компании МЕТА Group Барри Уайлдермана, только 1-2% предприятий готовы к миграции.

В то время как поставщики приложений не собираются делить расходы на интеграцию со своими клиентами, поставщики услуг понимают необходимость этого, повышая не только свой доход от консультирования, но также и доход от своих программных продуктов. Например, Computer Sciences (CSC) уже имеет подобное решение для программной системы Virtual Development, предлагаемое предприятиям страхового рынка. Клиенты получают копию исходного кода программного обеспечения, который они могут изменять, но только с помощью консультантов CSC. Ta декларирует свое согласие включить все специализированные настройки в следующую версию программного продукта, намного сокращая объем работы для клиентов. Нет больше дорогостоящего переписывания настроек всякий раз, когда производитель совершенствует свою программу. Постепенно объединяя все внесенные изменения, CSC создает программный пакет, который мог бы стать важным стандартом отрасли (или, при неадекватном выполнении задачи, ужасной неразберихой). Клиенты защищены от полной зависимости от CSC, поскольку они могут передать открытый программный код кому-нибудь еще для работы с ним.

Со своими огромными ресурсами в области оказания услуг и в аутсорсинге IBM могла бы поставить точку в процессе консолидации, приобретя корпоративные приложения таких поставщиков, как Siebel Systems и Oracle, предложив в комплекте с программным обеспечением гарантированную интеграцию и услуги по модернизации. (Остается вопрос, согласится ли с этим Министерство юстиции.) Случись это, поставщики, занимающиеся исключительно приложениями, такие как SAP и Microsoft, окажутся в грандиозном убытке, в отличие от компаний, объединяющих в своих предложениях программные продукты и услуги.

Гипотеза. В 2009 году IBM приобретает Siebel Systems, и на следующий год она покупает подразделение бизнес-приложений корпорации Oracle после того, как в конкурентной борьбе с приверженцами открытого кода гибнет «дойная корова» Oracle — подразделение СУБД. Тем временем Hewlett-Packard приобретает EDS в 2007 году, чтобы выглядеть такой же диверсифицированной, как и IBM.

Инновации иссякают

Несомненно, это всего лишь объединение предложений в более широком масштабе, и оно не решает проблему интеграции. Граница между программами и услугами окончательно стирается. Будет ли у поставщика услуг, владеющего значительным количеством программных продуктов, хоть немного больший экономический стимул для создания комплекта универсальных интеграционных технологий, чем у поставщика отдельного продукта? Возможно, нет.

К 2010 году число поставщиков, которые смогут взять предприятия в заложники, сократится. Нерешенные проблемы интеграции и сложность ИТ будут инициировать приобретение меньших поставщиков программных продуктов более крупными, стремящимися к созданию «универсальных магазинов» для генеральных директоров, стремящимися передать заботы об ИТ на аутсорсинг.

Подобная гиперконсолидация, возможно, скроет сложность ИТ в тени меньшего числа «динозавров». Это будет хоть и небольшим, но стимулом для инноваций. В условиях когда ИТ-директора прикованы к поставщикам услуг, которые также предлагают стабильные программные решения, сосредоточенные в одних руках, малым поставщикам станет еще сложнее найти клиентов. Провал Internet-бизнеса преподал ИТ-руководителям нелегкий урок о целесообразности инвестирования начинающих поставщиков с хорошими идеями и плохим балансовым отчетом. Более того, венчурные капиталисты относятся с большим подозрением к вложению денег во что-либо, связанное со словом «технология» в бизнес-плане. Предсказываем, что группа компаний будет контролировать более 70% ИТ-бюджета Fortune 500 в 2010 году. Малые поставщики будут работать исключительно на небольшие компании — к колоссальному убытку крупных компаний, у которых не будет доступа к инновационным технологиям, разрабатываемым новичками. Маленькие компании будут рады ухватить кусочки программ, предлагаемые им через Internet за умеренную помесячную плату. В итоге ни поставщикам, ни клиентам не придется волноваться об интеграции.

Директор информационной службы как руководитель отдела контрактов

Гиперконсолидация не поможет и усилению роли директора информационной службы. Сокращение стратегических возможностей ИТ-директоров делает их менее оперативными и более похожими на менеджеров самого поставщика. Объединение поставщиков отнимет власть и стратегический контроль у ИТ-директоров и сделает их менее защищенными. С небольшим количеством поставщиков и аутсорсерами стратегическое видение и планирование технологий будущего станет все чаще осуществляться вне компании. Генеральные и финансовые директора будут в недоумении, почему они сами не могут встретиться с несколькими оставшимися поставщиками вместо того, чтобы ИТ-директора делали это для них. И любые аргументы ИТ-директоров о необходимости противостоять гиперконсолидации поставщиков, чтобы избежать попадания к ним в заложники, не будут услышаны. Если нет универсальных интеграционных технологий, которые создали бы условия для реальной ценовой конкуренции между производителями программных продуктов, какая разница между платежом по неуклонно растущим счетам отдельных поставщиков и простой оплатой услуг одной сервисной компании?

В такой ситуации открытый код будет единственным экономическим оружием ИТ-директоров в деле отслеживания цен крупных поставщиков и сроков действия контрактов. ИТ-директорам следует выделить часть своего бюджета на финансирование собственных пилотных проектов с открытым кодом внутри своих компаний и на создание инструмента, повышающего их значимость на переговорах с поставщиками. ИТ-директора, инвестирующие время и деньги, необходимые для сборки на базе открытого кода дешевых альтернатив пакетам корпоративных бизнес-приложений, могли бы вернуть расположение скептически настроенных финансовых и генеральных директоров. Это медленный процесс, который продлится вплоть до 2010 года, но ИТ-директора получат информацию о том, сколько программ с открытым кодом задействовано в инфраструктуре их компаний.

К 2010 году стратегия наиболее решительных ИТ-директоров, в отличие от их более тактичных коллег, будет сосредоточена на нейтральной по отношению к поставщикам архитектуре. Это тяжелая задача, но ИТ-директора, нацеленные на создание дешевой инфраструктуры, которая легко поддерживается и не полагается на производителей, будут иметь решающее слово в финансовых переговорах с поставщиками. Они будут способны принимать инновационные решения быстрее и легче тех коллег, которые пристально следят за выходом новых версий программных продуктов своих традиционных поставщиков. ИТ-руководители, просто выбирающие поставщиков из привычного списка, получат более подходящее название — руководитель отдела контрактов.


{Сценарий второй}

Открытый код побеждает Голиафа

К 2010 году европейские и азиатские власти проделают значительный путь по направлению к повсеместному принятию программного обеспечения с открытым кодом, а американские ИТ-директора радостно их поддержат.

Гиперконсолидация, возможно, не станет во главу угла, если правительства и компании решат, что чересчур рискованно доверяться поставщикам в отношении своей ключевой ИТ-инфраструктуры. К 2010 году правительства Европы и Азии могут вместо этого направить свои финансовые ресурсы на покупку и разработку программных продуктов с открытым кодом. Обеспокоенность жесткой привязанностью к поставщикам может быть усилена страхом, что единственным поставщиком станет американец и для него нужды Европы и Азии окажутся на втором плане. Многие европейские и азиатские компании могут последовать инициативам своих правительств по свободному выбору или по необходимости — если правительства санкционируют использование программных средств на основе открытого кода, компаниям придется идти на уступки.

Такая тенденция могла бы вызвать стремительные перемены в модели приобретения и сопровождения программных продуктов и даже привести к бунту среди ИТ-директоров, которые решили бы, что с них довольно сложных лицензионных соглашений и модернизации корпоративного программного обеспечения. Вместо этого они могли бы перенять модель лицензирования программ с открытым кодом и бесплатно вынести на рынок все, за что раньше платили.

«Что если предприятия скажут: ?Мы больше не верим в лицензионные соглашения и собираемся открыть код всех наших унаследованных программ и бесплатно их распространять??» — спрашивает Поль Мэдер, управляющий партнер венчурного фонда Highland Capital Partners.

Гипотеза. В 2006 году ИТ-директора крупнейших европейских компаний решат заморозить все свои затраты на корпоративные бизнес-приложения до тех пор, пока поставщики не согласятся на стандартный набор открытых, свободно распространяемых интеграционных технологий.

К 2010 году альтернативы, которые сообщество Open Source предлагает комплексному корпоративному программному обеспечению, разворачиваются по всем направлениям. Крупные поставщики окончательно пересмотрят свои стратегии продаж, ценовую политику и модели установки программных продуктов. Некоторые сделают старые версии своих продуктов доступными для свободного распространения и, чтобы заработать деньги, перейдут к продаже услуг поддержки. Новое программное обеспечение будет содержать интеграцию и модернизацию, что станет непременным условием. Но те крупные поставщики программного обеспечения, которые не смогут переключиться на новую бизнес-модель, будут проглочены поставщиками услуг, предлагающими клиентам платную поддержку как систем с открытым кодом, так и «патентованных» программных продуктов. ИТ-директора снова окажутся в положении менеджеров «опытных участков», но на этот раз «эксперименты» с системами с открытым кодом будет такой же частой, как и с закрытыми продуктами.

По этому сценарию директора информационных служб станут экспертами по архитектуре, принимающими на себя руководящую роль в создании дешевой, основанной на стандартизованных компонентах инфраструктуры, из которой они построят высокоорганизованные заказные бизнес-процессы, базирующиеся на стандартах открытого кода.

«Мы станем свидетелями формирования модели, где вы платите не за программы, а за услуги, — говорит Ник Голл, ведущий аналитик МЕТА Group. — Открытый код и рост объемов оказываемых услуг — это процесс, идущий снизу вверх. Он медленно будет двигаться к вершине в течение двух следующих десятилетий. Это будет медленный и болезненный для поставщиков процесс».

Появляются примеры, которые показывают, что этот сценарий вполне возможен. Уже существуют — хотя и маленькие и с очень ограниченными возможностями — системы ERP и CRM, доступные в открытых кодах. Некоторые компании, принявшие их, вложили деньги в проекты заказной разработки, чтобы добавить функциональности этим пакетам, и согласились бесплатно включить новый код в последующие версии.

Рынок будет обслуживать подобные приложения. Мелким разработчикам будут платить за новый код построчно, но также за сервис и поддержку того, что они написали. Если их клиент решит сделать код доступным для вхождения в программный пакет с открытым кодом, они смогут продать услуги другим компаниям, которые также его примут. Открытый код станет хорошим путем для новичков и индивидуальных разработчиков. Запатентованные же дополнения, нуждающиеся в обслуживании, привлекут венчурные деньги, что позволит создать реальный бизнес.

Может ли это произойти? Конечно.

«Все, что вам надо, — это один хороший набор инструментов, служащий фундаментом для построения сложных программных систем», — говорит Джереми Аллисон, разработчик программного обеспечения Samba.

Открытый код способен преодолеть самый большой барьер для входа в программную индустрию — маркетинг и продажи. Открытый код не нуждается в огромных бюджетах на организацию продаж и маркетинг, а лишь в хорошем руководителе разработок, качественном программном обеспечении и доброй репутации. Корпоративное программное обеспечение с открытым кодом не бесплатно, но оно дешевле, и поставщики услуг, устанавливающие и запускающие его для клиентов, рады привлечь к этому платных разработчиков. Инновации будут процветать, поскольку станет намного легче запускать новые проекты и продавать полезные дополнения к существующим системам с открытым кодом. Хорошие ИТ-директора, способные отделить действительно полезное программное обеспечение от никудышного, будут пользоваться большим спросом и цениться более, чем когда-либо.


Christopher Koch. A Land Where Giants Rule. CIO, December 15, 2003.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями