Платить за коммерческое программное обеспечение или не платить? В нефтяной компании ЮКОС такой вопрос не стоит: разумеется, платить. Актуален другой вопрос: в каком объеме следует применять коммерческие программные продукты и где их лучше заменить на условно-бесплатные.
НК ЮКОС

Андрей Кельманзон, директор по ИТ

ЮКОС ориентируется на легальное использование всех программных продуктов, начиная от операционных систем и офисных пакетов корпорации Microsoft и заканчивая системами управления предприятием (типа ERP II), средствами OLAP, системами поддержки принятия решений и прочими «тяжелыми» продуктами.

Почему ЮКОС столь щепетильно относится к лицензионной чистоте используемого ПО? У Андрея Кельманзона, директора по ИТ НК ЮКОС, этот вопрос вызвал нескрываемое удивление. «Во-первых, потому, что использовать нелицензионное ПО незаконно, — отвечает Кельманзон. — Во-вторых, ориентация на легальное приобретение ПО позволяет компании минимизировать юридические риски». Если компания законопослушна, то возможности для юридических «придирок» к ее деятельности со стороны недоброжелателей (а в бизнесе они есть практически у любой компании) минимальны.

Еще большее удивление вызвал у Кельманзона другой вопрос: не потому ли ЮКОС и другие компании нефтегазового сектора приобретают лицензионно чистое ПО, что они располагают гораздо большими финансовыми возможностями, чем другие российские предприятия? «Компания одинаково внимательно относится к каждому доллару своих затрат!» — отвечает Кельманзон. По его словам, расходы на закупку ИТ (и программного обеспечения в том числе) в компании отслеживаются с не меньшей тщательностью, чем любые другие.

Может ли угрожать информационной безопасности предприятия использование нелицензионного ПО? Кельманзон считает, что прямой зависимости нет. Дело скорее в другом: сотрудничая с производителем ПО или его квалифицированным партнером (а это возможно в случае легального приобретения ПО), гораздо проще обеспечить корректную и надежную работу информационных систем, их быстрое восстановление после сбоев, получить нужный предприятию уровень доступности бизнес-приложений.

Как платить?

Решение о том, какое ПО использовать — коммерческое или условно-бесплатное, принимается в зависимости от конкретных особенностей его применения и поддержки внутри компании. По мнению нашего собеседника, выбор между этими двумя разновидностями программных продуктов — вопрос прежде всего экономический. Делая ставку на коммерческое ПО, компания платит немалые деньги его производителю, получая взамен доступ к ресурсам ее технической поддержки: помощь со стороны высококвалифицированных специалистов, глубоко знающих особенности программных продуктов (что очень важно, поскольку их сложность постоянно возрастает), а также быстрое решение проблем, возникающих на различных стадиях его использования. Возможность поддержки Кельманзон считает главным преимуществом коммерческого ПО.

Еще одно важное преимущество — ясность перспектив его развития и имеющаяся у предприятия возможность повлиять на разработку, внося собственные пожелания и предложения. Зная перспективы развития конкретных продуктов, предприятию значительно проще выстраивать долговременное планирование своей технологической инфраструктуры.

По словам Кельманзона, в нефтегазовой отрасли большое внимание уделяется и условно-бесплатному ПО. Его основное преимущество — низкие цены на лицензии. Однако, чтобы обеспечить нужный уровень качества технического сопровождения этих продуктов, компаниям нередко приходится брать эту заботу на себя, создавая собственные центры компетенции. Что в итоге обойдется дешевле в использовании — коммерческое или условно-бесплатное ПО, — вопрос сложный, требующий скрупулезных оценок. Решать его следует с учетом прямых и косвенных эксплуатационных расходов, а также с учетом рисков дополнительных затрат, которые компания может понести в случае возникновения внештатных ситуаций.

Как считать и как разрабатывать?

Отдельная большая проблема — корректный расчет полной стоимости владения программными продуктами и возврата от инвестиций в их приобретение и эксплуатацию. Очень трудно подсчитать совокупные расходы на создание систем и их развертывание в компании, если все эти работы осуществляются силами ИТ-подразделения. Аутсорсинг разработки в этом смысле гораздо удобнее: он позволяет очень точно оценивать расходы компании на эти цели, зафиксировав их в соответствующих договорах и сметах.

«Мы стараемся минимизировать количество внутренних разработок, — говорит Кельманзон. — Если есть возможность приобрести тиражируемый программный продукт, реализующий нужные нам функции, то мы, как правило, предпочитаем купить его, а не вести разработку на заказ».

Как защищать свои права?

Не секрет, что многие средние и крупные компании разрабатывают программы силами своих ИТ-служб и подразделений. Однако нередко случается ситуации, что сотрудники этих служб уходят из компании, унося с собой исходные тексты программ, а затем развивают их в других компаниях. Для предприятия в подобных ситуациях есть два неприятных аспекта. Во-первых, эти программы и их фрагменты были созданы целиком и полностью на деньги компании, где эти специалисты работали. Во-вторых, велик риск, что вместе с текстами программ бывшие сотрудники растиражируют коммерческие и производственные ноу-хау предприятия.

Чтобы благополучно решать эти проблемы в пользу компании, в ЮКОС стараются обеспечить юридическую защиту всех разработок, ведущихся по заказу и за деньги компании. «Мы проводим государственную сертификацию и защищаем авторские права на свои разработки», — поясняет Кельманзон. Примечательно, что этот принцип жестко соблюдается в отношении и внутренних, и внешних проектов по созданию ПО. Соответствующие юридические документы являются неотъемлемой частью документации проектов, предусматривающих разработку ПО, и расходы на подготовку таких документов включены в смету этих проектов. Принимая эти меры, компания рассчитывает на то, что ее интеллектуальная собственность не будет украдена. Если такое все же случится, тщательно подготовленная юридическая база позволит успешно решать неприятные ситуации через суд.

«Честно говоря, я не припомню случаев, когда нам пришлось бы разбираться с подобными инцидентами», — добавляет наш собеседник.

ЮКОС предпочитает аутсорсинг

«Переход на аутсорсинг, по сути, означает отказ от монополии внутренней ИТ-службы на оказание ИТ-услуг», — говорит Андрей Кельманзон. Он уверен, что аутсорсинг (в том числе и в области разработки ПО) очень удобен. Во-первых, он обходится компании дешевле, чем содержание большого ИТ-подразделения. Экономия достигается за счет того, что предприятию не нужно держать в штате большое число высококвалифицированных специалистов, тем более что в массе своей они загружены не полностью или заняты продуктивной работой далеко не все время, которое эти сотрудники проводят на предприятии. Основное условие достижения экономии состоит в том, чтобы правильно определить нужное предприятию соотношение цены и качества ИТ-услуг и выбрать поставщика, который сможет его обеспечить. «Если вы считаете, что аутсорсинг обходится вам слишком дорого, то скорее всего вы сравниваете его не с полным перечнем затрат, которые вынуждено будет нести ваше предприятие, обеспечивая аналогичный объем работ внутренними ресурсами, либо не сумели договориться о нужной вам цене или некорректно сопоставляете уровень качества услуг», — говорит Кельманзон.

Во-вторых, аутсорсинг позволяет управлять ценой и качеством ИТ-услуг. Меняя условия договора об уровне услуг (Service Level Agreement — SLA), можно найти такое их соотношение, которое максимально удовлетворит компанию как с экономической, так и с функциональной точки зрения.

В-третьих, аутсорсинг позволяет повысить ответственность сторон и сделать отношения между заказчиком и поставщиком услуг более соответствующими стандартам рыночной экономики. Если поставщик не обеспечивает заранее оговоренный уровень услуг, то к нему можно применить санкции или потребовать изменить расценки. А какие санкции предъявлять к ИТ-службе, если та не оказывает услуги на нужном предприятию уровне, непонятно. Максимум, что можно в этом случае сделать, — сменить руководство и уволить некоторых нерадивых сотрудников, при этом, как правило, эти действия проблему полностью не решают.

В-четвертых, что тоже немаловажно, наличие аутсорсинговых договоров дает возможность планировать затраты на ИТ и управлять ИТ-бюджетами.

В ЮКОС почти все работы по созданию, развертыванию и сопровождению ИТ-систем и компонентов переданы на аутсорсинг. Внутри компании ЮКОС работает всего два десятка сотрудников, занимающихся вопросами ИТ, и это при том, что численность самой компании составляет более 100 тыс. человек. У ЮКОС имеются договоры о предоставлении ИТ-услуг с целым рядом компаний. Наибольшее число работ выполняет СИБИНТЕК — компания, возникшая на базе прежней ИТ-службы НК ЮКОС. В ее штате около 2,5 тыс. сотрудников (с учетом филиалов). В ЮКОС компанию СИБИНТЕК не случайно считают «дружественной»: нефтяникам принадлежит солидная доля в уставном капитале.

Разумеется, аутсорсинговое сотрудничество не ограничивается отношениями с СИБИНТЕКом. Одна из причин состоит в том, что аутсорсинг не всегда выгоден поставщику ИТ-услуг. В этом случае приходится искать того, кто смог бы предоставить нужный спектр услуг с требуемым качеством по предлагаемой заказчиком цене. Другая причина: ЮКОС хочет иметь возможность выбирать поставщиков услуг, обладающих уровнем компетентности, достаточным для решения различных интересующих компанию вопросов.

Аутсорсинг может оказаться невыгодным и для ЮКОС. Прежде всего это касается использования тех внешних ресурсов, которые невозможно «разделить» с другими клиентами поставщика услуг. В этом случае заказчику придется платить за «эксклюзивность» обслуживания.

Риски можно снизить

«Риски аутсорсинга — это вопрос прежде всего юридический», — считает наш собеседник. Правильно составленный договор будет учитывать не только нужный предприятию уровень качества ИТ-услуг, но и уровень конфиденциальности, который должен при этом соблюдаться.

Разумеется, ЮКОС принимает и другие меры предосторожности. «Сетевые администраторы, которым предстоит сопровождать нашу систему, а также ключевые ИТ-специалисты, участвующие в оказании ИТ-услуг нашей компании, проходят обязательную процедуру согласования», — отмечает Кельманзон.

Отметим, что в число услуг, которые заказывает ЮКОС, не входят хостинг и аренда приложений (Application Service Providing — ASP). «И на Западе данные не любят доверять сторонним организациям, — поясняет наш собеседник. — Разумнее всего, когда ИТ-инфраструктура находится внутри компании, а у внешних организаций заказывается консалтинг и сопровождение». В ЮКОС предпочли именно этот вариант.


Цены все же велики для России

Стоимость коммерческого ПО, по мнению Андрея Кельманзона, все же слишком высока для большинства российских компаний, прежде всего для предприятий средней величины. Они скорее пойдут по пути использования условно-бесплатного ПО, чем на полное лицензирование уже существующих решений, построенных на нелицензионном ПО.

Примечательно, что сходное мнение ранее высказывал и Сергей Колесников, директор по консалтингу компании «Экон-Профи», правда оценивая стоимость относительно узкого круга программных продуктов. Выступая на состоявшемся в начале декабря прошлого года Шестом российском CIO-форуме, он отметил, что соотношение стоимости лицензий на бизнес-приложения и их функциональности не соответствует потребностям российских пользователей.

Нефтяная компания ЮКОС — одна из крупнейших вертикально-интегрированных компаний на российском рынке. Информацию о компании можно найти на сайте www.yukos.ru.

Андрей Кельманзон

Возраст: 36 лет.

Образование: Московский горный институт, специальность «Автоматизированные системы управления»

Послужной список последних лет:

2001 год — настоящее время:
Нефтяная компания ЮКОС, директор по ИТ

1998 — 2001: Группа компаний IBS, директор по ИТ логистического крыла

1995 — 1998: Группа компаний IBS, директор по ИТ Дистрибьюторского Центра ДИЛАЙН

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями