Бизнесмены и исследователи очень по-разному оценивают перспективы и способы дальнейшей глобализации электронной коммерции. Вариантов множество: от выбора модели «нетчайзинга» до регистрации всех в Либерии. Но ясно одно: не отрасль, а выбранная модель бизнеса становится определяющим фактором

Том Давенпорт

Может быть, мы придем к тому, что многие Internet-компании официально зарегистрируют свой бизнес в Либерии?

Из того факта, что Internet дотянулся до большинства стран и городов мира, легко можно было бы сделать вывод, что глобальный характер присущ электронной коммерции с момента ее появления. Однако это не так. Совокупность многих факторов, в том числе различия в языках, валютах, особенности процедур поставки и фактическое незнание иностранных Web-сайтов, способствовала тому, что бизнес в Internet по большей части носит национальный характер. Американцы путешествуют по североамериканским узлам, а немцы заключают сделки на немецких. Есть исключения, но в целом электроны электронной коммерции вращаются по национальным орбитам. И если, будучи американцем, вы думаете, что все события происходят здесь, то вам следует знать, что Web-сайты, ориентированные на США, составляют всего 5% от общего количества и аккумулируют 25% мирового покупательского потенциала. Если оставшиеся 95 и 75% вас не волнуют, можете спокойно перелистнуть эту страницу. (Приведенные Т. Давенпортом данные относятся к 2000 году, но с тех пор качественно картина не изменилась. — Прим. ред.)

Недавно я принимал участие в конференции «Электронная коммерция и глобальный бизнес», проходившей в провинциальном, но очень симпатичном городке Санта-Круз в Калифорнии. Я не специалист в этом деле и поэтому председательствовал на секции, что хоть и звучит весьма внушительно, но не требует никаких специальных знаний. Однако там было много научных работников, ведущих исследования в этой области, а также несколько опытных директоров информационных служб. Собственно, мне хотелось получить на конференции информацию о том, насколько велика или мала роль электронной коммерции в сегодняшнем мире и какие имеются возможности роста. Несколько исследователей из Вашингтонского университета сообщили, что только 26 потребительских Web-сайтов в США получают доходы от международных операций, причем объем поступлений из-за границы составляет для них 2-3%.

Либерия.com

Первый день конференции был посвящен глобальному законодательному регулированию в Internet. По мне это не ахти какая привлекательная тема, но интересные вопросы возникли и здесь. Как утверждали мои прежние коллеги по Техасскому университету Сиркка Йарвенпаа и Эмерсон Тиллер, правила старой экономики весьма сильно отличаются от того, что мы видим в новой. В прежнем мире политики и бизнесмены часто сговаривались о принятии законов, защищавших бизнес в конкретной стране. В условиях новой экономики представители конкретных стран могут в равной степени быть озабочены как конкурентоспособностью национальных продуктов, так и протекционизмом. Internet-компании новой экономики способны относительно легко менять свое местоположение, что ограничивает возможности правительственных структур по их регулированию. В старой экономике государство регулировало отрасли промышленности, но в новой ему будет трудно отслеживать модели ведения дел, составляющие основу электронного бизнеса. Например, какую «индустрию» представляет Priceline.com — авиаперевозки, гастрономы, отели, брокерскую деятельность или розничную торговлю?

Другой выступающий, Стив Кобрин из Вартоновской школы бизнеса в Университете Пенсильвании, подобно Гертруде Стайн утверждал, что в Internet «нет там и туда», и ратовал за создание уполномоченных международных институтов, которые могли бы активно заняться разработкой законодательства для глобальной электронной коммерции, включая всемирную налоговую службу и «Киберпол» — аналог Интерпола для борьбы с международными киберпреступлениями (с помощью «Киберпола» можно было бы выследить создателей вируса ILOVEYOU).

В то же время Дэниел Бренер, представлявший интересы кабельного телевидения и бывший недавно официальным представителем FCC, заявил, что необходимость новых законодательных институтов сегодня сильно преувеличена. По его мнению, с юридической точки зрения киберпространство не представляет собой что-то из ряда вон выходящее, и аналогичная проблема соотнесения деяний с законодательством конкретных стран столетиями существовала в морском праве. Такая аналогия открывает любопытные возможности: ведь в морском праве исключительно велика роль места приписки, то есть флага, под которым ходит корабль, причем флага, предоставляющего определенные преимущества. Может быть, в конечном счете мы придем к тому, что многие Internet-компании окажутся официально зарегистрированы как либерийские? Ведь ее флаг выбирают для своих операций многие трансокеанские суда вследствие либерального законодательства этой страны. Такое решение сродни использованию внутри США корпоративного законодательства штата Делавэр благодаря удобству его законов для ведения бизнеса.

По словам моего коллеги по Andersen Джона Бека, а также Алана Моррисона, профессора из Университета Западного Онтарио, компаниям, осуществляющим международные продажи, свойствен более низкий показатель возврата вложенных средств по сравнению с компаниями, не занимающимися такими продажами. Отсюда они делают вывод, что затраты (как денежные, так и управленческие) на реализацию международных проектов, включая найм экспатриантов и местных специалистов-управленцев, зачастую выше, чем доход от продаж. Как выход из ситуации они предлагают «нетчайзинг» (netchising), то есть работу через Internet там, где процессы допускают «удаленное» взаимодействие с клиентом, и франчайзинг в тех случаях, когда необходимо [физическое] присутствие в конкретной стране. Конечно, такая модель годится не для всех типов продуктов и услуг, и реальных примеров «нетчайзинга» сегодня найдется немного. Но я уверен, что это сильная концепция с потенциально широкой областью применения.

А что вы скажете о Линусе Торвальдсе, создателе Linux, как об идеологе ключевой модели в будущем электронном бизнесе? Это один из аргументов Брюса Когута и Анке Туркану, соответственно профессора и аспиранта из Школы Вартона, исследовавших роль «единой точки местонахождения» сотрудников инновационной структуры в электронном бизнесе, особенно в области разработки ПО. Один из доводов этих специалистов показался мне довольно убедительным: подход «следуй за солнцем» в программировании реализуем с большим трудом. Утверждение о том, насколько хорошо, когда одна группа программистов посылает код другой, чтобы те продолжали работать, пока первые спят, всегда было для меня подозрительным. Проанализировав деятельность ряда компаний, пытающихся следовать такой схеме, Когут и Туркану обнаружили, что построение общей географически распределенной рабочей среды требует очень высокой дисциплины и больших трудозатрат. Второе важное утверждение этих докладчиков, показавшееся мне не столь очевидным, звучало так: свободно организованная в глобальной сети разработка ПО, вроде той, что использовалась при создании Linux, будет применяться еще не раз. Сколько в мире наберется таких Линусов Торвальдсов, согласных держать под своим строгим контролем архитектуру системы, не извлекая для себя прибыли? Несмотря на трудности, с которыми столкнулась Microsoft в последние годы, я больше полагаюсь на подход, реализуемый этой корпорацией, концентрирующей в одном месте (Редмонд, штат Вашингтон) слаженную команду, ориентированную на получение собственной выгоды.

Еще одна интересная особенность организации электронной коммерции в глобальном масштабе была вскрыта Кевином Васкони, служившим до недавнего времени техническим директором Auto Exchange, совместного проекта Oracle и Ford. К сожалению, исследований «сетевых рынков», или «сетей электронной коммерции», или «электронных бирж» представлено не было. Не исключено, что причина этого в следующем. Совсем недавно Васкони стал сотрудником новообразованной компании Covisint (после объединения бирж Ford-Oracle с системами General Motors и DaimlerChrysler). У Covisint появились новые партнеры — Renault и Nissan — и, безусловно, много чего другого. Попросту говоря, ситуация меняется слишком быстро, чтобы академический подход с его строгими правилами успевал следовать за ней. К счастью, ваш автор не таких строгих правил.

При подобном быстром развитии событий один из участников предложил исследователям глобализации электронной коммерции попросту выждать несколько лет, пока все немного не образуется. Думаю, что это хорошая стратегия, если вы не прочь перейти на работу в архивный отдел.

Том Давенпорт — профессор, занимается вопросами управления информационными системами в Школе управления Бостонского университета, директор Института стратегических изменений компании Accenture (ранее носившей название Andersen Consulting), преподаватель колледжа Babson. Он с радостью прочтет ваши комментарии, высланные по адресу: davenport@cio.com

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями