В феврале прошлого года журнал «Директор ИС» рассказал о процессе автоматизации Зонального информационного центра ГУВД Москвы. Сегодня рассказ о роли ИТ в жизни другой правоохранительной организации — Интерпола

Трудовая деятельность Питера Невитта началась 30 лет назад с патрулирования лондонских улиц. Однажды молодой страж порядка помог обнаружить бомбу, заложенную членами ИРА (Ирландской освободительной армии). Сегодня он борется с преступлениями в глобальном масштабе на посту директора информационной службы Интерпола.

Несмотря на свою репутацию, Интерпол — не секретная организация супершпионов и двойных агентов. Это сеть, объединяющая 178 стран, полицейские институты которых имеют общее руководство и сотрудничают при проведении расследований по международным преступлениям. С 1923 года Интерпол помогает правоохранительным органам различных стран мира искать воров, террористов и других преступников.

На смену азбуке Морзе как средству обмена информацией пришла электронная почта, рассылаемая по защищенным сетям, и Интерпол поддерживает огромные базы данных с описанием разыскиваемых преступников, пропавших людей, организованных преступных группировок, конфискованных наркотиков, неопознанных трупов и украденных предметов искусства, а также многого другого. Информационные технологии становятся настолько мощным оружием в сложном и длительном процессе поиска врагов мирового сообщества, что примерно 20% годового бюджета Интерпола (30 млн. долл.) расходуется на ИТ- среду.

Невитт, которого, по его собственному признанию, давно интересует вопрос о применении технологий в работе полиции, ощущает себя на посту директора информационной службы Интерпола «офицером технологической полиции». Недавно Невитт дал интервью ответственному редактору журнала СIО Элису Дрэгуну в штаб-квартире Интерпола в Лионе (Франция).

Многие люди, посмотревшие фильм The man from U.N.C.L.E., были крайне удивлены, узнав, что Интерпол — это не международная шпионская организация, а сеть, которую правоохранительные органы различных стран мира используют для обмена информацией.

Да, нас считают полумифической организацией суперсыщиков. Мы хотим развенчать этот миф, он нам совсем не нужен. Конечно, такой имидж немного льстит, но он далек от действительности.

Тогда расскажите, что происходит в Интерполе?

У нас есть сеть, охватывающая 178 стран, и генеральный секретариат Интерпола. С помощью сети мы предлагаем два вида сервиса. Во-первых, это услуги электронной почты. Страна A посылает сообщение стране B с просьбой оказать помощь или содействие. Страна B отвечает на запрос. В 1998 году по нашей сети было передано 2,4 млн. сообщений.

Кроме того, мы предлагаем доступ к международной базе данных, в которой хранится информация, касающаяся разного рода преступлений. По электронной почте информация из всех стран, входящих в Интерпол, стекается в генеральный секретариат, который перемещает ее в международную базу данных, а затем предлагает всем странам мира или тем странам, которые владеют правами доступа к конкретным видам данных.

Каким образом вы регулируете доступ к вашей информационной сети?

Это заложено в архитектуре системы, созданной на базе таблиц. Если страна X не получила права доступа к информации от страны Y, то при поиске, инициированном страной X, система «поймет», что доступ к информации не разрешен и X не получит данные в ответ на свой запрос. В любом случае это не вопрос дипломатических отношений. Иногда это обусловлено соображениями доверия или требованиями секретности со стороны небольшой группы стран, участвующих в конкретном проекте.

Сообщения могут передаваться одному адресату, нескольким адресатам или всем. Кроме того, мы можем рассылать сообщения по принципу так называемого «полного распространения». Например, страна, объявившая человека в розыск, предоставляет нам его описание, и мы всего за пять минут доставляем это описание во все страны мира.

Что же происходит после того, как страны получат сообщения?

Интерпол — это организация взаимопомощи, поэтому она не может заставить что-либо сделать. Каждое государство, руководствуясь национальным законодательством, самостоятельно решает, какие действия необходимо предпринять.

Как хранилась информация и как ею обменивались в Интерполе до появления баз данных и электронной почты?

Первоначально информация хранилась в заполненных вручную досье в огромных архивах, которые обслуживали специальные клерки. Причем они сидели в особых креслах, передвигавшихся по рельсам. Нет ничего удивительного в том, что время ответа на полученный запрос исчислялось днями, а не секундами.

В начале 80-х годов страны — члены Интерпола общались друг с другом и со штаб-квартирой по телексу, с помощью азбуки Морзе и высокочастотного радио. Кроме того, был разработан свой кодовый язык для радиопередач.

О чем обычно говорилось в таких кодовых сообщениях?

Одно слово, скажем alone, могло означать целую фразу, например, Please allow an officer to arrest this man («Пожалуйста, выдайте разрешение на арест этого человека»). Слово bakle, использовалось для передачи сообщения об аресте человека. Оно значило He?s been placed in detention awaiting trial («Он помещен под арест до судебного разбирательства»). Со мной работает несколько операторов, которые до сих пор используют этот архаичный язык.

Когда и каким образом произошел переход от кодовых сообщений и азбуки Морзе к информационным технологиям?

Мы начали создавать глобальную телекоммуникационную сеть в начале 90-х годов. В 1994 году она была введена в эксплуатацию. Это сеть X.400, работающая поверх каналов X.25. Полностью она была завершена лишь в 1999 году. Существовала лишь одна проблема — только четверть всех стран могла приобрести необходимое оборудование и канал. Поэтому Интерпол обратился к своим более богатым членам и международным организациям, в том числе ООН, с просьбой финансировать аренду этих каналов, установить оборудование и провести необходимое обучение в 130 из 150 входящих в Интерпол стран. Интерпол стал одной из первых крупных международных организаций, подписавших контракт с SITA (сейчас это Equant NV — частная компания, принадлежащая консорциуму авиакомпаний, которые совместно разработали глобальную сеть бронирования билетов и управления авиаперевозками), которая действует как сетевой оператор и выполняет установку и обслуживание оборудования.

Каким образом вы используете Web?

Во-первых, у нас есть Web-узел для связи с общественностью. И здесь мы предлагаем широкой публике несекретную полицейскую информацию (например, по похищенным детям) или рассказываем, что мы делаем с фальшивыми кредитными карточками.

Во-вторых, существует недоступный для посторонних раздел на узле, где публикуется конфиденциальная информация для следователей (например, об использовании номеров фальшивых кредитных карточек в международной преступной деятельности). Мы разработали методику, схожую с дактилоскопической, которая определяет характеристики оригинальной и поддельной карточек, и публикуем эту информацию, так что следователи, расследующие преступления, связанные с фальсификацией кредитных карточек, получают базу данных.

В-третьих, Internet-технологии помогают заменить нашу сеть X.400 на защищенную IP-сеть.

Как обеспечивается защита ваших баз данных?

Мы не считаем себя лучшими в мире экспертами по защите. Возможности преступников и технологии меняются настолько быстро, что очень трудно быть в авангарде. Поэтому мы вступили в Information Security Forum, который объединяет ведущие европейские компании и государственные организации и позволяет обмениваться опытом по вопросам защиты, а также разработки и применения стандартов.

С какой целью обычно офицер полиции обращается к базе данных Интерпола?

Ежедневно в международных базах данных фигурируют сотни поисковых запросов. Как правило, офицеры полиции или таможенники хотят проверить информацию об автомобилях. Благодаря нашей базе данных, в которой хранятся сведения о 2,3 млн. угнанных транспортных средств, ежегодно сотни машин возвращаются владельцам.

Кроме того, при досмотре подозрительных лиц офицеры полиции обращаются к базе данных, чтобы проверить, не числится ли данный человек в розыске в другой стране. Это случается регулярно.

Но самое интересное, конечно, это международные операции, в которых принимают участие представители разных стран. Такие операции могут длиться очень долго, но и результаты их весьма впечатляющи.

Не могли бы вы рассказать о такой операции?

Одна из них была развернута два с половиной года назад и касалась контрабанды героина из Таиланда, спрятанного в книгах серии Show Me How («Покажи мне как»). Расследование началось с запроса, присланного одним из британских агентств, в котором содержалась просьба найти все записи, касающиеся конфискации партий наркотиков, расфасованных в небольшие пакетики и доставлявшихся в отели. Мы проверили базу данных и нашли несколько ссылок из национальных агентств. Описанные в них инциденты главным образом имели место на территории Европы, но все они были связаны с Бангкоком — пакеты пересылались из Бангкока в европейский город, расположенный недалеко от международного аэропорта, например от «Хитроу» или аэропорта Франкфурта. Присланный британским следователем запрос навел нас на мысль, что это не одноразовая акция, а хорошо организованный преступный бизнес.

Поэтому мы обратились во все страны с просьбой уточнить имеющуюся в их базах данных информацию. И буквально за сутки 50 стран Европы, Азии, Центральной и Северной Америки сообщили об обнаружении аналогичных партий героина.

Тогда было решено провести совещание в Лионе, дабы следователи из разных стран смогли при непосредственном общении поделиться информацией, которую в противном случае не удалось бы собрать.

Международная операция, координировавшаяся Интерполом, сначала сосредоточилась на тех отелях, где были конфискованы первые партии наркотиков. В ходе расследования были выявлены нигерийские преступные группировки, действовавшие в Бангкоке и Боготе (Колумбия). Выяснилось, что, кроме контрабанды героина из Бангкока, ведется вывоз опиума и кокаина из Боготы. За последние два года по всему миру было произведено множество арестов, а также конфискация крупных партий героина и опиума. Таким образом, была обезврежена очень опасная международная банда торговцев наркотиками.

Перейдем от мрачного мира наркотиков в область изящных искусств. Оказывает ли Интерпол помощь различным странам в возвращении украденных предметов искусства?

В базе данных с описанием похищенных предметов искусства сейчас около 15-16 тыс. записей. Чтобы определить, идентична ли конкретная картина той, которая в базе данных значится как украденная, полицейский описывает уникальные характеристики предмета искусства в доступных терминах (например, размеры картины, изображенная в ней обстановка, позы людей, животных и т. д.). Компьютер выполняет поиск и выводит изображения картин, которые соответствуют запросу. Это весьма эффективный подход, и он не требует художественной экспертизы или специальных знаний. Кроме того, мы создаем компакт-диски с такой информацией и рассылаем их национальным правоохранительным органам и торговцам произведениями искусства. Базой данных Интерпола пользуются аукционы «Кристис», «Сотбис», а также другие продавцы.

Как торговцы произведениями искусства используют эту информацию?

Вот один пример. Итальянский торговец картинами приехал в Соединенные Штаты, где должен был совершить сделку с местным продавцом. С собой он привез компакт-диск Интерпола. Американец рассказал своему коллеге о портрете, который недавно ему удалось приобрести. Он очень гордился своей покупкой и собирался продать ее на аукционе. Итальянский специалист предложил проверить, нет ли картины в каталоге Интерпола. После чего загрузил компакт-диск и обнаружил там это произведение.

Американцу пришлось объясняться с местным полицейским управлением. Полиция связалась с центральным национальным бюро Интерпола, после чего его представители обратились в штаб-квартиру Интерпола. Мы, в свою очередь, послали соответствующее сообщение в страну, где была похищена картина. После чего началась очень сложная процедура возврата. В конце концов картина вернулась владельцу.

Задача Интерпола — искать самых неприятных в мире людей. Как вам удается сохранять веру в человечество, занимаясь такой работой?

Я считаю, что нет более важной цели, чем делать мир безопаснее и прекраснее, чего мы и добиваемся. Убежден, что это прекрасная работа.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями