Наступивший год — начало нового века и нового тысячелетия, и наша «Футурология» намерена больше внимания уделить разным сторонам будущего информационных технологий и систем

В конце прошлого года Анатоль Гершман - директор Центра стратегических технологий компании Accenture (до 1 января — Andersen Consulting), Наталья Хонякова директор по маркетингу московского представительства компании, Евгений Зиндер шеф-консультант журнала «Директор информационной службы» и ответственный редактор журнала Михаил Зырянов обменялись мнениями относительно общего состояния дел в ИТ и перспектив на ближайшие несколько лет. Разговор имел форму не дискуссии и не вопросов-ответов, а свободной беседы на интересующие собеседников темы. Предлагаем отрывки из этой беседы, которые, как мы надеемся, позволяют с разных сторон подойти к обсуждавшимся вопросам.

Темпы, изменения, стратегии

Е.З. Темп изменений последние 10-15 лет ощутимо ускорялся во всем — в информационных технологиях, в проектах новых систем, в продуктах, которые самые разные предприятия выводят на рынок. В связи с этим изменилась трактовка многих понятий. К ним относится и такое важное, как горизонт стратегического планирования. В связи с этим надо отметить, что в попытках планировать будущее стоит осторожней относиться ко многим популярным оценкам и рекомендациям. Посмотрим внимательнее на то, что происходит в этой области.

20 лет назад считалось, что временной горизонт стратегического планирования составляет около десяти лет, а сейчас некоторые аналитики опускают эту планку до полутора-двух лет. Конечно, темп изменений ускорился, но эти оценки слишком часто распространяются на все виды стратегического планирования, то есть неоправданно широко.

По крайней мере нужно уточнять, о какой стратегии идет речь. Начнем со стратегии предприятия в целом и обратим внимание на то, что даже в ИТ действительно радикальные свершения происходят редко, а прогнозируются весьма задолго. Вспомним, что до сих пор не решены некоторые задачи, которые были поставлены еще на заре компьютерной эры. Среди них — проблема полноценного автоматического перевода текста с одного естественного языка на другой. Даже другая, гораздо более простая задача создания «автоматической машинистки» (устройства, способного без ошибок печатать под диктовку с голоса любого человека), несмотря на недавнее появление нескольких коммерческих продуктов, решена лишь частично (О примерах реализации рассказывает статья «Говорить в телефон пока нельзя» в этом же номере «Директора». -Прим. ред.). Похоже, что в этих и многих подобных случаях мы не наблюдаем сжатия горизонтов стратегического планирования. Другое дело, что есть принципиально иные явления — ускорившееся появление продуктов-новинок, сокращение срока жизни товаров и систем. Поэтому можно предположить, что срок для стратегического планирования развития предприятий остался почти что прежним: пять, иногда десять лет, а планирование на полтора-два года — это нечто иное. Конечно, все эти сроки зависят от отрасли, типа товара по назначению и так далее, но все же в первую очередь сократился период планирования стратегии поведения предприятия на конкретном рынке, а это — совсем иной вид стратегии.

Анатоль Гершман: «Когда технология дает людям то, что им очень-очень нужно, она быстро становится популярной»

А.Г. Системы, которые появятся через год-два, проектируются уже сейчас. В их контексте уместнее говорить не о стратегии, а о тактике. Когда мы говорим о стратегии, мы имеем в виду системы следующего поколения, которые только собираемся проектировать. Они появятся через три-четыре года.

Чтобы системы хорошо проектировать, чтобы эти системы проработали несколько лет, надо попытаться понять, в каких условиях они будут работать, какой ко времени их появления станет инфраструктура. Задача моего центра — оценка перспектив и возможностей технологий применительно к бизнесу, а также создание прототипов будущих систем.

Вести стратегическое планирование более чем на десять лет вперед очень сложно. Я считаю, что горизонт стратегического планирования сейчас приблизился и составляет три - пять лет. Поэтому вполне естественно, что наш исследовательский центр занимается стратегическими проблемами, которые возникнут через три - пять лет.

Что касается программ-переводчиков, то еще в 50-е годы стало ясно, что их создание — дело очень сложное. (Кстати, тема моей диссертации была связана с этой проблемой.) Все, что связано с полупроводниковыми приборами, с электроникой, развивается очень быстро по закону Мура. Однако алгоритмы развиваются очень медленно. Так, за последние десять лет ничего принципиально нового не появилось ни в области распознавания образов, ни в понимании естественного языка и машинного перевода. Прогресс идет, но очень постепенно, хотя и ускоряется за счет увеличения быстродействия компьютеров.

Информация, желания и потребности

Евгений Захарович Зиндер: «Вплотную приблизилось время, когда придется объявлять кампанию за здоровый образ информационной жизни!»

Е.З. Эволюция техники по закону Мура сопровождается не только увеличением ее производительности, но и удельным удешевлением. Следствием этого является и все большее распространение как универсальных компьютеров, так и других изделий, имеющих в своем составе встроенные компьютерные системы и элементы. Конечно, неплохо, что телефон позволяет отправить электронную почту, а стиральная машина вслух сообщит о том, что она делает в этот момент. Однако наблюдаются и негативные эффекты. Например, когда повсеместное распространение ИТ и избыток информационных ресурсов невысокого качества вызывают привычку получать информацию по некоему аналогу системам питания fast food («Макдоналдс», «Русское бистро» и т. п.). Люди начинают считать нормальной едой хот-доги, гамбургеры и прочую не очень-то полезную пищу. Аналогичным образом люди постепенно теряют способность «питаться» нормальной информационной «пищей», тем более — добывать ее самостоятельно, перерабатывать и затем применять полученные знания в своей деятельности. Примеры этого известны, начиная с отказа от чтения «толстых» книг. Вплотную приблизилось время, когда придется объявлять кампанию за здоровый образ информационной жизни! В частности, похоже, что в ближайшие годы потребуются значительные общественные усилия по корректировке образовательных программ.

А.Г. Очень трудно навязать людям то, чего они не хотят. Среди множества новинок люди выбирают то, что им нравится, что им удобно, нужно. И это происходит очень быстро. В Индии, например, даже в сельских районах открываются небольшие конторы, предоставляющие доступ к электронной почте (разумеется, за плату) всему местному населению. Люди перестают пользоваться государственной почтой, которая стоит дорого и работает ненадежно, идут в эти конторы и отправляют свои сообщения по электронной почте. Кто не умеет писать, просят им помочь. Подобных примеров множество.

Когда технология дает людям то, что им очень-очень нужно, она быстро становится популярной. Взгляните на современных американских детей. Они меньше читают обычные учебники. Они привыкают искать факты, причем на их поиски отправляются в Internet, и не представляют, как можно иначе. Например, мой сын интересуется литературой, но по-русски он не читает и пользуется переводами. Я предложил ему найти перевод одного из рассказов Василия Аксенова. Сын сумел отыскать информацию о том, что этот рассказ был опубликован в 80-х годах в Мичиганском университете.

Сейчас объемы знаний, которые становятся доступными, растут со скоростью, превышающей способности людей к их «перевариванию». Думаю, что будут постоянно возникать новые решения, новые программы, которые попытаются как-то проиндексировать известные знания.

Прагматика и перспективные технологии

Наталья Хонякова: «Нужно владеть методиками для ответа на вопрос: что ждет конкретную технологию, будет ли она востребована или останется эксперементальной»

Н.Х. Новые информационные технологии продолжают появляться. В этой ситуации и для компаний — разработчиков компьютерных систем, и для заказчиков важен и закономерен вопрос: как предугадать, что ждет конкретную технологию, будет ли она востребована или останется экспериментальной? Нужно иметь методики для получения ответа на этот и подобные вопросы, нужно владеть этими методиками. И тогда можно будет искать ответы на вопросы о том, что нас ждет еще, кроме наступления эпохи мобильной коммерции.

А.Г. Для поиска ответа предлагаю следующий простой подход — попытаться взглянуть, на какие прикладные области, на какие функции и какую технологическую базу и инфраструктуру закладываются разработчики. Если они создают продукты, рассчитывая на базу, которая была передовой три-четыре года назад, технология «пойдет» уже сегодня, если они закладываются на продвинутую инфраструктуру, которая станет нормой не раньше чем через год, то сегодня у таких систем будет два с половиной покупателя, их время - тоже еще впереди. Выбор между этими вариантами, их сочетание - важный стратегический вопрос. В отличие от систем, плавно эволюционирующих по закону Мура, инфраструктуры развиваются скачкообразно. Например, сейчас мы живем на основе ИТ-инфраструктур, появившихся на рынке в 1995-1996 годах.

Каким будет следующий скачок? Не нужно быть ясновидцем, чтобы с уверенностью сказать, что он будет связан с мобильными технологиями. Достаточной инфраструктуры для этого пока нет. По всей видимости, она возникнет в течение ближайших 12-18 месяцев. На каких стандартах она будет основываться, не так важно. Важнее оценить характеристики, которыми будет обладать эта платформа.

Во-первых, в ее основе будет не телефонный звонок и повременная оплата, как сейчас, а постоянная, непрерывная пакетная связь с телефонными устройствами и оплата по объему пакетов в трафике. Прежде чем это произойдет, компании — поставщики услуг мобильной телефонной связи должны будут сменить все биллинговое оборудование, чтобы иначе вести расчеты с клиентами (по числу не минут, а пакетов). Такие системы связи уже появились в Японии и пользуются большой популярностью.

Во-вторых, системы будут предоставлять информацию о местонахождении клиента. Технически это возможно уже сейчас. С коммерческой точки зрения такие сведения очень важны. Знание о местонахождении — основа для многих персонализированных услуг. Например, зная, что потенциальный клиент находится рядом с магазином, можно сделать ему выгодное предложение.

Третьим важным компонентом станет локальная коммуникация между мобильным прибором и окружающим миром. Сейчас она осуществляется посредством канала связи, основанного на инфракрасном излучении. Вполне возможно, что через несколько лет вы придете в магазин, направите свой «мобильник» на, скажем, понравившийся фотоаппарат и прослушаете по мобильному телефону его краткую характеристику.

Начнется эта новая технологическая волна, скорее всего, не с потребительского рынка, а с бизнеса. Компании уже создают мобильные порталы, позволяющие посредством мобильного телефона подключиться к электронной почте, найти в справочной службе нужные номера телефонов и пр. Появляются специализированные приложения в области мобильной коммерции, но они еще недостаточно распространены, потому что инфраструктура еще не готова. Создавая приложения, нужно прежде всего подумать, в расчете на какую инфраструктуру мы их разрабатываем.

Вероятно, нас ждет бум компьютерных систем, встроенных в различные предметы, прежде всего в бытовую технику. Это приведет к постепенному стиранию грани между товарами и услугами.

Вот пример. Уже существуют специальные «этикетки», которые производятся в массовом количестве и стоят примерно доллар, а при еще более массовом производстве будут стоить десятые доли цента. По сути, это смарт-карты, работающие на индукции, возникающей в небольшом контуре из тонкого проводника, нанесенного на этикетку. Считывание таких смарт-карт происходит дистанционно, правда, на небольшом расстоянии. Подобные этикетки выпускают Texas Instruments и Motorola. Эти наклейки можно нанести, например, на баночку с таблетками. Представьте, что эта баночка помещается в домашнюю аптечку. В аптечке имеется считыватель смарт-карт и компьютер, который собирает информацию о текущем содержимом аптечки. Этот компьютер, руководствуясь предписаниями лечащего врача, напоминает обитателям дома о том, чтобы они вовремя приняли нужные лекарства, и следит за их выполнением, а также за измерениями температуры тела, давления и пр. Через Internet все эти сведения передаются лечащему врачу. Возникает вопрос: такая аптечка — это продукт или услуга? Если это услуга, то с совершенно иной, чем раньше, структурой ее оказания: у поставщика услуги появляется возможность быть в постоянном контакте с клиентом. (Например, врач может постоянно следить за вашим здоровьем.) Проблема в том, что к этому не готовы врачи, нет и нужной инфраструктуры. Чтобы такого рода услуги стали реальностью, необходимо многое перестроить.

Еще одно применение таких «этикеток» — на упаковке вместо штрих-кодов. Когда такие этикетки будут встроены в упаковку, будут ее частью, когда появится инфраструктура, их использование даст очень большую выгоду.

Технологии, общество и бизнес

Михаил Зырянов: «Создается впечатление, что шумиха вокруг электронного бизнеса во многом является спекуляцией, подобной той, что предшествовала великой депрессии 30-х годов в США»

М.З. Общественность, причем в первую очередь западная, остро реагирует на нарушения свобод личности, в том числе — вызванные новыми технологиями. В то же время технологии мобильной связи открывают большие возможности по слежке за гражданами. Возникнут проблемы с правами человека, с тайной личной жизни. Открывается широкое поле для самых разных злоупотреблений — от примитивного криминала до тотального полицейского контроля. В результате мобильные технологии могут оказаться в распоряжении «Большого брата».

А.Г. Если правительство попытается воспользоваться этими технологиями, то вряд ли что с этим можно будет поделать. Если жизнь граждан попытаются взять под контроль коммерческие структуры и если для вас защита личной сферы так важна, то наверняка найдутся компании, которые предоставят вам такую услугу — они будут фильтровать трафик, оставляя лишь то, что вам интересно. Мы постепенно приходим к пониманию того факта, что информация о нас имеет коммерческую ценность и что мы можем эту ценность реализовать. Если я предоставляю кому-то информацию о себе, то я ожидаю какого-то возмещения.

Замечу, что информацию о персоналиях компании могут получить очень дешево. Например, очень часто для получения товаров или услуг на льготных условиях людям предлагают заполнить анкеты. Информация, которую самые разные компании при этом приобретают, стоит гораздо дороже тех денег, которые экономят граждане.

М.З. Наблюдая за развитием электронной коммерции, мы, с одной стороны, видим яркую маркетинговую кампанию, головокружительный некоторых фирм (Yahoo!, America Online, Dell и др.), с другой — кризис NASDAQ и NYSE, сотни и тысячи разорившихся Internet-компаний. Создается впечатление, что шумиха вокруг электронного бизнеса во многом является спекуляцией, подобной той, что предшествовала великой депрессии 30-х годов в США. Вероятно, периодическое появление «дутых» акций — это закономерно. Возможно, противоядием может служить детальный анализ перспектив компании, акции которой выпущены на биржу, но надежды людей на шальную удачу сильнее подобных правил...

А.Г. Я не думаю, что шум вокруг электронного бизнеса является подобной спекуляцией. Вспомните ситуацию с железными дорогами. В середине прошлого века в Европе и США железнодорожных компаний насчитывалось тысячи. Большинство из них обанкротились. Мало кто разбогател на железнодорожных линиях. Но зато произошел колоссальный подъем индустрии.

Даже если большинство Internet-компаний обанкротится, сама Сеть останется. В эпоху Internet индустрия меняет свое поведение. Например, компания Cisco строит весь комплекс отношений с заказчиками на возможностях Internet. Другой пример — Microsoft. Если корпорация начнет рассылать дискетки с драйверами, она обанкротится. Я могу привести множество примеров и из областей, далеких от индустрии ИТ. С массовым использованием Internet рост компьютеризации потянул за собой увеличение производительности труда. Предприятия еще только начинают пожинать плоды капиталовложений в компьютеризацию.

В качестве заключения

А.Г. При оценке полезности новых технологий современному ИТ-руководителю надо попытаться ответить на вопрос, какие новые возможности для бизнеса предоставляет та или иная технология, во сколько обойдется ее использование. Надо постараться понять, что может сделать по ее эффективному применению сам ИТ-менеджер, и как повлияет на конкурентные позиции компании внедрение этой технологии конкурентами. Ну а чтобы давать более точные советы, надо знать специфику конкретных предприятий.

Е.З. Задача выбора технологии сопряжена с необходимостью заблаговременно подготовить возможность планомерно, без захода в тупики развивать в будущем системы предприятия. Это требует выбора перспективных стандартов, работы со смысловыми (понятийными) моделями предприятия, подготовки каждого слоя ИТ-архитектуры с некоторым «запасом» в качестве базы для развития других слоев, на нем основанных, например, для последующего планомерного развития информационных баз и приложений. А коли так, оценка полезности новых технологий тесно сопряжена с серьезной работой по стратегическому планированию систем, с которого мы начинали нашу беседу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями