Теперь этой успокаивающей единицы измерения не осталось, и беспокойство в обществе стало заметно расти.

Конец минувшего и начало наступившего года были богаты на мероприятия на самом высшем уровне, посвященные проблеме 2000 года. Совсем недавно была создана правительственная комиссия, которую возглавил вице-премьер правительства Владимир Булгак. Проверенные веками бюрократические методы как нельзя лучше способны служить прогрессу современных технологий. Хотя, справедливости ради, следует сказать о государственных организациях, которые без вмешательства «сверху» самостоятельно приступили к работам по решению этой проблемы; их было очень немного, и получилось, что без привычных стимулов не обойтись.

Таким образом, часть российских предприятий имеют хотя бы стимулы. К сожалению, в большинстве своем они не имеют денег, и винить в этом нельзя ни их, ни тех, кто по решению правительства будет требовать отчета о проделанной работе.

Для помощи этим компаниям, а также всем другим, которые делают попытки решить проблему 2000 года, созданы Центры компетенции по «Проблеме 2000». К компаниям ЛАНИТ и «ЕС-Лизинг», получившим статус Центра компетенции еще в прошлом году, недавно присоединилась «Анкей». Computerworld Россия планирует опубликовать интервью с представителями этой компании по проблеме 2000 года.

Тем временем проблема поворачивается своими новыми гранями. В частности, тем, кто по тем или иным причинам как-то занимается ее решением, придется защищаться от тех, кто не имеет ни начальников над собой, ни здравого смысла — вообще никаких стимулов возиться такими «умозрительными» проблемами. Некорректные данные рискуют превратиться в своего рода компьютерный вирус, который, при современной степени интеграции вычислительных систем, можно «подцепить» где угодно.

Последствия перехода в новое тысячелетие скорее всего прибавят забот судебным органам. Однако как будут выглядеть эти иски? Понятия проблемы 2000 года нет в юридическом лексиконе. Не говоря уже о том, что вопрос «кто виноват?» в данном случае весьма темен и противоречив.

Позволю себе небольшое отступление. В Computerworld Россия № 42 за 1998 год была напечатана статья Пола Страссмана, в которой вопрос об ответственности рассматривался с неожиданной — лингвистической точки зрения.

Самое ходовое английское выражение данной проблемы — «bug 2000» (жучок). Но в русском языке нет точного эквивалента этому переносному значению слова bug (поэтому, что ли, программисты так охотно приняли его на вооружение в английском звучании). По-русски «ошибка» — это серьезно, за ней всегда стоит некто, совершивший ее. То же, что называется bug, хотя и возникает в плодах человеческого труда, никак от человека не зависит. Само как-то влезло, ну баг — и все тут!

Таков русский язык. Видимо, не напрасно фраза «кто виноват?» (наряду со «что делать?») стала его своеобразным символом. Не может русский человек сделать ошибку — и не быть виноватым за нее.

И наконец, законное следствие проблемы 2000 года — необходимость готовить пути отступления, аварийные схемы работ. Для этого нужно не только готовить резервные информационные мощности, но и обучать людей, в том числе и возможных новых работников, которые займутся полузабытыми вещами, — курьеров, машинисток. Переход на ручной режим работы считается вполне вероятным, и нужно быть к нему готовым.

Впрочем, обучать своих сотрудников надо и благополучным предприятиям. Информационные системы во многих случаях слишком велики, чтобы быть уверенным в стопроцентном решении проблемы.

Но счет времени совсем не в переносном смысле идет на дни. Становится очевидно, что до конца проблема решена не будет. Что ж, остается уповать на старую истину: предупрежден — значит вооружен.

В сегодняшней рубрике «Директору» — достаточно предупреждений. Мы решили пойти дальше и дать полезные рекомендации руководителям, а также поделиться опытом предприятий, достигших некоторых успехов в работе над проблемой 2000 года.

На работу по решению этой проблемы непременно будут оказывать влияние и иностранные и международные организации. Многие из них, в том числе Всемирный банк или Министерство обороны США, проявляют справедливое беспокойство по этому поводу. Поэтому публикуемое интервью профессора Андрея Терехова, данное им корреспонденту зарубежного издательства, интересно не только с точки зрения приводимых фактов, но и как пример внимания иностранных компаний к российским проблемам.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями